ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первое впечатление было такое, словно он превратился в огромного краба. Перед его глазами проплыла прозрачная медуза, внизу виднелось чистое песчаное дно, а немного дальше - заросли зеленой травы. Водоросли напоминали зеленый луг. Но вот перед ним неясно замаячила какая-то фигура. Это двигался на него водолаз в скафандра, Чепрак. Он движением руки позвал мальчика за собой. Через полминуты оба стояли на морском дне. Из-под Марко метнулась камбала и медленно поплыла над зелеными зарослями. Мальчик удивленно оглядывался вокруг. Его поражало, что здесь так хорошо видно. Подняв голову, рассмотрел над собой дно катера.

Чепрак пошел куда-то. Марко решил от него не отставать, и водолаз, очевидно, догадавшись об этом намерении, одобрительно закивал шлемом. Они прошли шагов двадцать и остановились на маленькой песчаной прогалине среди водорослей. На песке у края прогалины что-то чернело. Марко тотчас догадался. Это был фотоаппарат.

Радостно бросился он к находке и, думая схватить ее, выпустил из рук шнурок с грузом. В то же мгновенье его подбросило вверх. Марко старался удержаться под водой, но какая-то сила быстро поднимала его тело. Мальчик барахтался, махал руками и ногами, переворачивался, но ничего не мог поделать. «Закон Архимеда, - промелькнула мысль, - меня несет на поверхность». Те, кто был на катере, с удивлением и тревогой увидели, как неожиданно из воды вынырнула голова в маске. Но сразу же и успокоились, так как мальчик уверенно поплыл к катеру.

Его подтащили за шнурок, и он вылез на палубу. Когда с него сняли маску, Марко с возмущением и огорчением начал рассказывать, как он неожиданно выпустил из рук груз. Весть, что аппарат нашелся, очень обрадовала всех, а особенно Шарля. Он тотчас же начал просить, чтобы его спустили под воду; он-то уж не расстанется с аппаратом. Но в это время по борту показался шлем Чепрака. Он поднял руку, в которой все увидели фотоаппарат.

Не успел Чепрак подняться на борт, как все заметили, что из бухты к ним идет моторная лодка с эпроновским флажком на мачте. Пока Чепрак раздевался, моторка подошла к катеру.

- Михаил Фритиофович! - послышалось из лодки, и наши путешественники увидели своего старого знакомого. Это кричал маленький человечек, Валентин Шторм.

Лилипут размахивал соломенной шляпой, и вся его фигура, движения, голос говорили о том, что он чрезвычайно доволен этой встречей.

Михаил Фритиофович тоже сиял шляпу и приветствовал Валентина Шторма. Обрадовались и все водолазы.

- Валя, ты откуда? - громко спросил его Чепрак, высовываясь из открытого иллюминатора своего шлема.

Путешественники тепло приветствовали таинственного человека, который уже четвертый раз встречался с ними за время путешествия.

- А я за вами, - сказал Шторм, обращаясь к ребятам.

- Откуда же вы узнали, что мы здесь?

- Случайно узнал и привез вам приглашение прибыть на главную черноморскую базу Эпрона. Эта лодка может вас сейчас же отвезти туда.

- А наши вещи?

- Передайте в гостиницу записку, и их отошлют автомашиной. А на базе вам приготовлено помещение. Вас приглашают командир и комиссар базы. Вот письмо. - И он подал врачу конверт.

- А мы здесь одного из ребят уже под воду спускали, - сказал товарищ Маз, пожимая лилипуту руку.

- А остальных? Надо бы всех.

- Поздно.

- До вечера успеем.

- Давайте Михаила Фритиофовича в скафандр упакуем.

Школьники видели, что Шторм здесь свой, близкий человек. Водолазы, видимо, любили его и уважали. Он так уговаривал товарища Маза всех спустить под воду, что симпатии к нему пионеров сразу выросли. Они коллективно поддержали эту просьбу, и все вместе сумели уговорить товарища Маза.

Сначала спустили под воду Михаила Фритиофовича в скафандре и Шарля в маске. Потом Зою, которая долго визжала и потом ныряла не глубже как на пять-шесть метров, потому что попробовала соленой морской воды. Ванда была дольше всех под водой, и, наконец, ее силой вытащили оттуда. Она принесла с собой букет водорослей, несколько камешков и маленького краба, уцепившегося за ее палец.

Последним спустился Вася. Уже вечерело, и в под-годных глубинах начало темнеть. Ему дали помечтать г,сего несколько минут. Он успел только вспомнить капитана Немо и профессора Аропакса и представить себя в роли человека-амфибии, как вдруг Чепрак начал дергать за шнурок, подавая сигнал всплывать на поверхность.

Трудно выразить радость школьников, которую принесла им эта необыкновенно интересная водолазная экскурсия. Они шумно выражали горячую благодарность Чепраку, Мазу и маленькому человеку Валентину Шторму.

Наконец Шторм предложил им немедленно перейти в его лодку.

- Уже вечереет, а пока мы доберемся до Кливерной бухты, станет совсем темно.

- Ну, что же, давайте перебираться.

Попрощавшись с Мазом, Чепраком и их друзьями и передав приветствие начальнику техникума, наши путешественники пересели на «Стрелу» - так называлась лодка эпроновской базы.

«Стрела» оправдывала свое название. Она разрезала воду с такой скоростью, что, казалось, выскакивала в воздух.

Быстро надвигалась южная ночь. На темном небе появлялись одна за другой звезды и с каждой минутой разгорались все ярче.

Валентин Шторм рассказывал путешественникам, как возвращался он в Сухуми и часто вспоминал о них; говорил о том, что он сейчас начал интересную научную работу, наблюдая жизнь еще не изученных рыб и микроскопических существ, которые служат добычей для этих рыб. Он надеялся установить пути передвижения черноморских рыб и дельфинов.

Ванда отделилась от компании и перешла на нос лодки. Держась рукой за борт, девушка задумчиво следила, как исчезала красная полоса над горизонтом. «Будто прощальный взмах платка», - подумала она Ветер развевал ее волосы. В сумерках вечера утопал морской простор, рождалось желание мчаться еще быстрей, преодолевая буйный ветер, заглянуть за темную завесу, которой ночь окутывала море.

К Ванде подошел Валентин Шторм. Он остановился рядом с ней и некоторое время молчал. Потом, повернувшись к девушке, спросил ее:

- Ванда, скажите, у вас был брат?

Ванда вздрогнула и подняла глаза на лилипута.

- Был.

- Вы его помните?

Девушка молчала.

- Забыли? - допытывался Шторм.

- У меня есть брат, его зовут Сигизмунд Врублевский.

- Это тот моряк, который спас вас. Но у вас был другой, родной брат.

- Да… - дрожащим голосом ответила девушка, - но я его не помню… Хотя иногда, словно во сне, он видится мне, высокий, прямо великан, с доброй улыбкой на лице…

Ванда помолчала, а потом продолжала:

- У меня был брат. Но откуда вы это знаете? Кто вам рассказал?

- Я знаю больше, чем кто-либо другой… Скоро вы…

Лилипут не кончил: к нему подбежали Марко и Вася.

- Смотрите, смотрите! - кричали они.

Рядом с лодкой плыли, то и дело выпрыгивая из воды, дельфины.

Они привлекли внимание путешественников, и ребята бросились к Шторму как к специалисту с разными вопросами.

Но Ванда и не поглядела на морских животных. Взволнованная разговором с гидробиологом, она тревожно посматривала на него. Вскоре дельфины исчезли, Шторм снова подошел к девушке и договорил то, что хотел сказать:

- Ванда, вы скоро увидите вашего брата. Ваша память вас не обманывает. Он, действительно, великан, чудесный человек, и становится печальным только тог-да, когда вспоминает вас, потому что он очень любил свою сестренку и до сих пор был почти уверен, что вас нет в живых. Пока я ничего больше не скажу.

Лилипута позвал моторист, и он отошел от Ванды.

Девушка дрожала от волнения и возбуждения. Она хотела броситься вслед за Штормом, расспросить его, но сдержалась и решила поговорить с Валентином на берегу.

«Неужели он сказал правду? - думала она. - Да и зачем бы ему лгать? Но откуда он знает?» Ванда задумалась. В ее памяти смутно возник густой лес, солнечные пятна на листьях деревьев, муравейник, множество грибов. Паренек в соломенном бриле держит ее за руку. В лесу дом, две лохматые собаки ластятся к ней и к пареньку. Этот мальчуган - ее брат. Как его зовут? Девушка напрягает память, но не может вспомнить. Это понятно: ведь когда ее спас штурман Врублевский, она не могла даже сказать, как ее фамилия. Может быть, потому что испугалась. Ей рассказывали, что и свое имя она неправильно выговаривала. Может быть, она - не Ванда? Мысли снова возвращаются к брату, «Брат».. Сердце ее замерло. Теперь так же. как и раньше, он представлялся ей то мальчишкой, лица которого она не помнила, то перед глазами вставал взрослый человек, великан с широким лицом и доброй улыбкой.

39
{"b":"579420","o":1}