ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- У меня есть вопрос, - обратился к Андрею Смураго Марко.

- Рад буду ответить.

- Скажите, вы не знаете, кто позавчера вечером пел на Форосской скале итальянскую песню?

- Пел я. Пел Валентин. Мы с Валентином и с другими товарищами в тот вечер после работы ездили туда на прогулку. Это было накануне выходного дня.

- А кто пел ее на Кавказе? В Афоне, когда мы там были?

- А-а, так это вы меня наградили аплодисментами? - спросил Валентин Шторм. - Я спел ее однажды, гуляя лунной ночью над Псирцхой.

- Тогда разрешите спросить Ванду, - выступил Шарль. - Кто пел у нас в школе на вечере?

- Я пела, - ответила девушка. - Со мной была подруга, она и убежала тогда.

- Секреты начинают раскрываться, - торжественно заявил Вася.

- А букеты кто присылал? - спросила Ванда, оглядывая всех.

- Это опять-таки я, - сказал Шторм. - Оба букета прислал я и засекречивать это не собираюсь.

- Вы хотите сказать - оба раза.

- Нет, один раз в Ялте, вам н Зое.

- А в Сухими?

- В Сухуми я не посылал.

- Тогда кто же?

На этот вопрос никто не ответил.

- Ну, тогда это в самом деле какой-то неизвестный, моя дорогая сестренка, - сказал Андрей и крепко обнял Ванду.

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ЗОИ БУЛЬБЫ

«Дорогие Зина и Тамара!

Это мое последнее письмо. Завтра в десять часов утра мы выезжаем домой, в Харьков. Вы обязательно встречайте меня на вокзале. Прошлый раз я писала вам из Ялты. Оттуда мы выехали на океанском пароходе «Трансатлантик». Пишу вам по секрету, что капитан этого парохода очень, очень симпатичный. Я уже писала вам о нем. Его зовут Сигизмунд Болеславович Врублевский. У него чудесные синие глаза. А как он обращается со своими пассажирами! На «Трансатлантике» четыреста иностранцев, главным образом, американцы. Они называют его «персона грата». Когда он стоит на своем мостике (так называют это место, хотя оно скорее похоже на балкон или террасу, чем на мостик), никто не имеет права с ним разговаривать, кроме его помощников и вахтенных матросов. Зато, когда он сходит оттуда, он очень вежлив. Но он сделал исключение для нас и разрешил нам тоже приходить к нему на капитанский мостик. Он говорит, что мы - как помощники его. Марко и Вася даже пробовали держаться за ручки штурвала (это колесо, которым направляют пароход туда, куда надо). Они лазали в кочегарку, сидели там почти целый день и научились бросать в топку уголь. «Трансатлантик» может работать и на угле, и на нефти.

С нами брат Ванды, капитан Смураго. Он великан и красавец, но гораздо моложе Сигизмунда Болеславовича и не умеет так солидно разговаривать с иностранцами на английском и французском языках, как Врублевский. С нами был и Валентин Шторм. Он очень хороший, веселый. С ним никогда не соскучишься.

Мы плыли из Ялты до Батуми. Здесь Вандочка и ее брат вместе с Сигизмундом Болеславовичем ездили на могилу своей матери. Капитан Врублевский знает эту могилу, потому что там же похоронен его брат, который был тоже капитаном и погиб на пароходе, на котором ехала Ванда со своей мамой. Мы тем временем осматривали Батуми. Здесь же Михаил Фритиофович сказал нам, что день рождения Ванды приходится па день нашего возвращения в Харьков. Это мы узнали от ее брата. Это уже будет точный день ее рождения. Мы решили устроить ей сюрприз-вечер. Надо сказать, что все сюрпризы теперь уже выяснены. Наше путешествие по засекреченному маршруту кончилось. Теперь мы знаем, куда едем. Остается неразгаданным только одно; кто принес Ванде в Сухуми огромный букет белых роз. Между прочим, не хочется огорчать Ванду, по мне кажется, что те розы были предназначены мне или ей и мне вместе.

В Батуми мы распрощались с моряками. Брат Ванды вместе с Валентином Штормом вернулись в

Севастополь, а Сигизмунд Болеславович повез дальше своих туристов. А капитан Смураго пообещал спустить нас следующим летом под воду на глубину 25 метров, а меня - на 26. Эго я попросила его, чтобы хлопцы не задавались. Итак, до скорого свиданья, целую каждую из вас миллион раз.

Зоя».

Только Зоя заклеила конверт и надписала адрес, как Марко позвал ее в соседнюю комнату. Там она застала всех своих товарищей. Михаил Фритиофович сидел около окна и читал газету.

- Зоя, - сказал Шарль, - мы здесь толкуем о том, что будем делать в школе, когда кончится наше путешествие. Как опытные уже путешественники, мы решили организовать клуб испытателей вселенной.

- Я предлагаю назвать его клубом «юных испытателей», - сказал Вася.

- А я-«веселых испытателей»,-предложил Марко.

- Я вас помирю, - вмешалась Ванда. - Пусть это будет «Клуб юных, веселых испытателей».

- Хорошо, - согласился Шарль. - У пас еще есть время обдумать название. Так вот, - он снова обратился к Зое. - В этом клубе Марко будет изучать подводные глубины, Вася - подземные глубины, Ванда - полярные страны. Я пока что буду альпинистом и буду исследовать самые высокие горы. Хочешь вступить в наш клуб? И чем будешь заниматься?

- Ну, конечно. Но что же мне изучать, если вы все уже разобрали… Нельзя ли океанские пароходы? А? Или, знаете, давайте я буду изучать хищных зверей… Таких, например, как барс.

- Нет, ты окончательно выбирай, что именно.

- А если я хочу и то, и другое, и третье, и…

- Так нельзя.

- Тогда, тогда… астрономию и стратосферу. Можно?

- Хорошо. Договорились. Значит, мы открываем клуб «юных, веселых испытателей вселенной» и председателем клуба избираем… кого?

- Михаила Фритиофовича Гансена! - единогласно заявили юные веселые испытатели.

Врач улыбнулся, сложил газету, поднялся с кресла и сказал:

- Давайте, веселые и юные, в последний раз пройдемся по Тбилиси и поднимемся под руководством заслуженного альпиниста Шарля Дуклю фуникулером на гору, которая возвышается над городом.

Все согласились па это предложение. Только Вася попросил разрешения остаться в гостинице, чтобы написать письма.

Перед тем как выйти из комнаты, Ванда оглядела товарищей:

- Неужели мы не разгадаем последнюю тайну нашего путешествия? Кто в Сухуми прислал мне цветы?

- Если Михаил Фритиофович не знает, - заявил Марко, - значит, никто не знает.

- Честное слово, друзья, не знаю, - сказал врач.- Это, действительно, какой-то граф Монте-Кристо.

Когда все вышли из комнаты и Вася остался один, он вытащил из своего рюкзака толстую тетрадь, на которой была надпись: «Дневник». Присев к столу, Вася раскрыл его и записал:

«Сегодня организовали «Клуб юных, веселых испытателей вселенной». Все тайны разгаданы, кроме последней. Никто ничего не знает.

Я решил приложить все усилия, чтобы догнать Ванду в школе и вместе с ней поступить в университет. А когда мы окончим университет, я раскрою ей инкогнито Сухумского графа Монте-Кристо».

Путешественники - pic_6.png
41
{"b":"579420","o":1}