ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Глоба посмотрел сквозь прозрачную воду на свет и начал говорить. Он говорил так, словно рассказывал давно известную историю, медленно и лениво, но в то же время его внимательные, настороженные глаза напряженно следили за Васей, за тем, как он слушает. От этого зависело, удастся ли Глобе выполнить намеченный им план.

- В одном городе,-рассказывал Глоба,-жил знаменитый скрипач. Когда он играл, люди умолкали, и ничто не могло их заставить говорить, пока звучала скрипка. Скрипач жил в большом городе, он выступал в концертах, но частенько играл и у себя дома. Тогда у открытых окон собиралась толпа. У него была скрипка, каких не много на свете. Такие скрипки когда-то делали старинные итальянские мастера. Они создавали их так, как художники пишут картины: долго, любовно, точно и аккуратно подгоняя каждую деталь. И каждая скрипка, сделанная старыми мастерами, была настоящим художественным произведением… Знаменитый скрипач был очень богатым человеком. У него были прекрасные парки, замки, автомобили. Прекрасная белая яхта всегда ждала его, когда ему хотелось покататься в море. Она медленно, плавно покачивалась в порту на якоре, напоминая огромную чайку…

Глоба остановился и минуту помолчал, поглядывая на Васю. Он хорошо выбрал тему для рассказа. Ведь это было то, чем жил Вася, к чему стремился: стать настоящим скрипачом, иметь собственную скрипку…

Затаив дыхание, мальчик слушал Глобу.

В кафе играл небольшой оркестр. Скрипка, пианино, виолончель и барабан производили оглушающий шум. Даже за соседними столиками не было слышно ни слова из того, что говорил Глоба. Вася слушал, как фальшиво и путанно выводила скрипка ритмичную мелодию фокстрота, и с легким презрением усмехался. Воспитанный на суровой и высокой классической музыке, он считал фокстроты недостойной музыкой.

- Слава скрипача, - помолчав, продолжал Глоба, - разносилась широко по всей стране и по всему миру. И вот, когда произошла революция, скрипач не захотел играть на своей чудесной скрипке под аккомпанемент выстрелов. Когда выстрелы приблизились к городу, он взошел на свою яхту и приказал капитану выйти в море…

- Попросту сбежал за границу! Читал я о таких!- грубовато перебил Вася романтический рассказ, но Глоба не обратил на его слова никакого внимания.

- …И они вышли в море. Был ужасный шторм, полны катились через палубу яхты. Скрипач боялся за свою скрипку. Она могла намокнуть, и тогда старинная скрипка погибла бы. Он завязал ее в резиновый мешок и положил на полку в рулевой рубке, куда не могла достать ни одна волна. Яхта неслась по воле волн, шторм был такой сильный, что легкое, хотя и быстроходное суденышко, почти потеряло управление. Капитан старался держать яхту подальше от берега, чтобы полна не выбросила ее на прибрежные скалы.

Вскоре началась гроза, хлынул ливень, и большой прожектор, установленный на яхте, не мог осветить ничего, кроме густой, серой пелены падающей воды. И тогда случилось то, чего боялся капитан: в полной темноте яхта налетела на подводную скалу, и невидимые камни разодрали ее дно своими острыми краями. Яхта затонула недалеко от берега. Верхушку ее мачты ? ясную погоду можно видеть на волнах. Но тогда, в шторм, пи скрипач, ни капитан не смогли добраться до берега и погибли в пучине моря. Теперь лежит на дне морском в затонувшей яхте чудесная скрипка работы старого мастера, лежит и ждет той поры, когда ей снова будет дано очаровывать людей кристально чистыми звуками…

Глоба замолчал и долил воды в стакан. Потом придвинул к себе вазочку с мороженым и начал есть его, тщательно растирая кусочки ложечкой.

Эта история, рассказанная Глобой как бы между прочим, глубоко взволновала маленького скрипача.

Перед глазами Васи встала чудесная скрипка, во много раз лучшая, чем у профессора. Она сияла, отражая солнце, на морском дне, и рыбы задевали ее струны своими плавниками, словно пытались извлечь из них мелодические звуки.

Глоба хитро молчал: пусть мальчишка хорошо обдумает и прочувствует эту историю. У него был четко разработанный план.

После рассказа Глобы за столиком начался обыкновенный, малоинтересный разговор. Глоба расспрашивал Васю, где он учится, интересно ли в школе, есть ли у него товарищи.

Вася отвечал, а чудесная скрипка не выходила из его головы. Что бы он ни начинал говорить, мысли его тотчас возвращались к ней.

И когда Глоба, будто вскользь спросил Васю, кем он мечтает стать, Вася, ни секунды не задумываясь, хотя и смутившись немного, ответил.

- Скрипачом. Вот бы мне ту скрипку со дна моря!

- Скрипачом? - притворно удивился Глоба. - А ты разве умеешь играть на скрипке?

- Умею, - кивнул головой мальчик.

И сейчас же пожалел, что признался Глобе, - тот еще насмехаться станет над ним.

Но Глоба и не думал смеяться. С минуту он помолчал, потом взглянул на Васю и неожиданно встал из-за столика. Вася тоже поднялся, по рука Глобы легла ему на плечо. И он снова сел на свое место.

Глоба подошел к оркестру, поговорил недолго со скрипачом, что-то сунул ему в руку и взял у него скрипку. Неся ее, как палку, он подошел к столику, ткнул скрипку и смычок в руки Васе и приказал:

- Играй!

Вася покраснел, но не мог удержаться от искушения и взял скрипку в руки. Скрипка была плохонькая, она ничуть не напоминала чудесный инструмент профессора, но Васе это было сейчас безразлично.

Он уже прижал скрипку подбородком, но вдруг огляделся и опустил ее на колени. Ото всех столиков к нему тянулись любопытные, насмешливые взгляды. Все посетители кафе, а их было много, сейчас смотрели на парнишку со скрипкой в руках.

- Играй, не обращай на них внимания! - подбодрил Глоба, и в голосе его послышалось нетерпение.

И тогда Вася заиграл. Он не привык к этой скрипке, играл плохо, во много раз хуже, чем там, на уютной веранде профессора, но остановиться уже не мог.

В кафе сразу стало тихо.

Матросы и грузчики задумчиво слушали Васину игру, и даже сам папа Мустамяки вышел из-за буфетной стойки и, словно белый монумент, стал в дверях веранды.

Вася играл все, что приходило ему в голову.

Когда музыка кончилась, в кафе раздались дружные и громкие аплодисменты, а Вася покраснел еще сильнее. Отдав Глобе скрипку, он сел на свое место.

- Прекрасно играешь! - вздохнул Глоба, который ничего не понимал в музыке.

Скрипач из оркестра подошел к Васе, ни слова не говоря, взял скрипку, сердито повернулся, и через минуту отрывистые звуки фокстрота уже наполнили кафе.

Папа Мустамяки поморщился и исчез за дверью.

- Прекрасно играешь! - еще раз повторил Глоба, - прекрасно, а скрипки у тебя нет. Я помог бы тебе достать скрипку того знаменитого скрипача, но только там очень глубоко.

- Так это не сказка? Эта скрипка и в самом деле на дне моря лежит? - встрепенулся Вася, и глаза его впились в лицо Глобы.

- Ну, конечно, не сказка. Недалеко от скалы Дельфин, на утонувшей яхте «Галатея», верхушки мачт которой и сейчас торчат из воды, на верхней полке в рулевой рубке лежит скрипка и ждет, пока ее кто-нибудь достанет.

- Я достану! - вскрикнул Вася.

- Смешно, - спокойно сказал Глоба и улыбнутся.- Как же ты можешь ее достать? Там метров пят., если не шесть глубины. А может, и все семь.

- Да это ничего, - уверял Вася. От волнения лицо у него покрылось красными пятнами, он едва мог усидеть на месте. - Я нырял и глубже. А как вы думаете, она не погибла?

- Погибнуть скрипка не могла, только ты ее не достанешь.

- Петр Андреевич, - умоляюще сказал Вася, - помогите мне хоть немножко, и я вам всю жизнь благодарен буду.

Глоба посмотрел на Васю, улыбнулся:

- Ну, если ты так просишь, то, может быть, мы с тобой что-нибудь и сделаем. Только если ты в самом деле можешь ее достать.

- Я под килем теплохода проплыть могу, а это труднее, чем нырнуть на шесть метров,-выпалил Вася.

Буйная радость закипала в его груди, он не мог больше говорить и только улыбался счастливой улыбкой.

12
{"b":"579421","o":1}