ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Марко, наверное, уже ждет нас, - сказала Зоя, вспомнив о товарище.

- Он, наверное, где-нибудь тренирует своего орленка, - заметил Шарль и вспомнил мальчика с соколом, который появился так неожиданно, а потом исчез. О мальчике часто вспоминали, но пока что никто никаких новых сведений о нем не имел.

- Теперь у нас свой мальчик с орлом будет, - сказал Вася.

- Только велосипед надо приобрести, - пошутил

Гансен.

Ванда шла, глубоко задумавшись. Ее молчаливое настроение понемногу передавалось всем, и только Михаил Фритиофович время от времени бросал подбадривающую фразу.

Ночь обещала быть темной. Над холмами тучи спрятали лупу и звезды и только над морем половина неба еще сверкала звездами. Усталые, едва передвигая ноги, подошли путешественники к палатке. Там сидел сторож. Марко еще не приходил.

Глухо бил морской прибой в берег.

ТРЕВОГА

Отсутствие самого младшего товарища всех встревожило.

Михаил Фритиофович волновался больше всех, но не показывал этого и старался успокоить пионеров.

- Он, наверное, остался ночевать на горе, - говорил врач, - или спустился вниз вместе с охотником и тот оставил его у себя. Вы ужинайте и ложитесь спать, а я пойду в селение и попытаюсь узнать, где живет охотник.

Дети, немного успокоенные словами врача, начали укладываться спать. Все очень устали, и спать хотелось сильнее, чем есть. Зоя, не дождавшись, когда Шарль и Ванда приготовят ужин, легла и сразу уснула.

Гансен снял тюбетейку, надел соломенную шляпу, взял в руки небольшую палку и вышел из палатки. За ним следом поднялся Вася.

- Михаил Фритиофович, разрешите мне с вами пойти, - попросил паренек.

- Ты бы лучше ложился спать.

- Я не устал. Мне хочется пойти с вами. Я могу вам пригодиться…, Может, придется долго Марко разыскивать. - В голосе паренька слышались нотки тревоги.

Судьба Марко его волновала, и ему не терпелось выяснить, где товарищ.

- Хорошо, - согласился врач, - только предупреди Шарля, что ты пошел со мной.

Вася выполнил это приказание, и через минуту они

шагали по тропинке, которая вела к шоссе.

Ночь темнела; не более как четверть неба оставалась еще открытой, тучи, казалось, сползали с гор.

- Большого дождя как будто не должно быть,- промолвил врач, посматривая на тучи.

- Почему вы так думаете? - спросил паренек.

- Если верить тому, что рассказывали мне местные жители, то большие дожди здесь приносят только тучи, поднимающиеся с моря. С гор сползает лишь туман, а от него бывает только кратковременный, слабый дождик.

- Куда мы сейчас пойдем, Михаил Фритиофович?

- На телефонную станцию. На горе есть телефон, мы вызовем рабочих к телефону и спросим, где Марко.

Дальше шли молча, углубившись в свои мысли.

Вася про себя ругал Марко; он был уверен, что озорник выкинул какое-нибудь коленце.

Гансен раздумывал о том, где может быть мальчик. Он допускал целую цепь правдоподобных безопасных случайностей, из-за которых тот не попал домой, а заночевал у какого-нибудь рабочего или охотника. Но рядом с этими мыслями и предположениями, которыми он хотел себя успокоить, ползли тревожные догадки и опасения. Марко, отличавшийся иногда неосторожностью, мог свалиться с кручи, попасть под колеса паровоза, упасть с коня, наесться вредных лесных ягод; его могла укусить змея. Да разве мало неприятностей могло случиться с ним! Врач уже раскаивался, что оставил Марко одного. Его мучило сознание ответственности за каждого порученного ему ученика. Ведь ему доверили их и родители, и школа, и сами они доверились ему. Но одновременно он вспоминал десятки случаев с другими детьми, а также случаи из своих детских лет, когда у взрослых возникала тревога за детей иногда совсем беспричинно.

Они вскоре миновали местечко и подошли к одному из крайних домиков на Сухумской дороге. Взошли на крыльцо и открыли дверь с надписью «Телеграф». В маленькой комнатке не было никого. Там стояли лишь стол, два стула и будка для телефонных разговоров. В маленькое окошечко была видна женщина, дремавшая у коммутатора на полсотни абонентов. Женщина эта одновременно исполняла обязанности и телефонистки, и телеграфистки.

Михаил Фритиофович постучал в окошко. Женщина повернула к нему лицо.

- Можно позвонить па Ахун-гору? - спросил врач.

- Можно, - ответила женщина, удивленно посматривая на ночных посетителей Она начала хозяйничать около своей установки и предложила врачу зайти в переговорную будку. Михаил Фритиофович тотчас же вошел, снял трубку и приложил к уху.

Вася сел на стул и, опершись на стол, приготовился слушать, о чем будет говорить Михаил Фритиофович.

Но Гансену не пришлось говорить. Он только слышал, как гудело в трубке, когда телефонистка пыталась соединить его с Ахун-горой. Он простоял в будке несколько минут. Телефонистка выглянула в окошко и сказала:

Ничего не выйдет, гражданин. Там, наверное, провод испорчен.

Врач, озабоченный, подошел к Васе. Тот поднялся со стула и растерянно смотрел на Михаила Фритиофовича.

- Что теперь делать?

- Пошли, - ответил Гансен, - что-то надо придумать.

Не сказав ни слова телефонистке, они вышли. Та с любопытством посмотрела им вслед, а потом села и снова задремала.

Как только наши туристы оказались на улице, к ним подошел какой-то человек.

- Здравствуйте, сказал подошедший. Голос его показался знакомым.

- Кто это? - спросил врач, приглядываясь в темноте к человеку.

- Инапха я, - ответил тот, и они узнали своего нового знакомого.

Инапха, идя поздно вечером по берегу мимо их палатки, узнал от сторожа, что Марко исчез, а врач и Вася пошли в город его разыскивать, и поспешил их догнать. Кто-то из знакомых Инапхи видел, как проходили они главной улицей в этом направлении, и он тоже направился туда, надеясь их встретить. Он не ошибся, хотя, если бы Гансен и Вася задержались дольше на телефонной станции, мог бы с ними разминуться.

Врач рассказал Инапхе, зачем остался Марко на торе Ануе или на Ахун-горе, как они условились о возвращении на берег, и о неудаче на телефонной станции.

Выслушав все, Инапха сказал:

- Я знаю человека, который поймал орлят. Он живет здесь недалеко.

Михаил Фритиофович ухватился за первое свое предположение, - что Марко мог остаться на ночь у охотника, - и попросил Инапху проводить их к дому, где тот жил.

- Это около консервного завода, немножко дальше.

- Где бы ни было - пойдем.

Они прошли почти полтора километра, пока добрались до избушки охотника.

Отогнав собаку, которая громко залаяла на незнакомых людей, вошли во двор и постучали в окошко.

Охотник только что лег спать. Врач спросил, не видел ли он Марко и не знает ли, где мальчик.

- Видел, - ответил охотник, - но где он сейчас - не знаю. Такой короткий ответ, конечно, никого не удовлетворил, и врач попросил охотника рассказать подробнее, что ему известно о Марко.

Оказалось, что охотник пришел на гору, встретился с мальчиком, который очень хотел купить орленка. Охотник согласился продать его и сразу же отдал орленка, связав ему ноги и крылья. Мальчик думал вернуться в долину вместе с охотником, но он должен был задержаться на полтора-два часа. Марко не захотел ждать и попросил показать ему тропку, по которой он мог бы сойти вниз. Ему показали кратчайшую тропинку.

- Тропинка, - говорил охотник, - совершенно безопасна. У нас дети каждый день ходят по ней вниз, и школу, и обратно. Она, правда, крутая, по для молодых ног и крепкого сердца совсем не страшна.

Мальчик пошел по той тропинке, и после этого охотник его не видел и ничего не слышал о нем…

- По правде говоря, - заканчивая, сказал охотник, - я о нем даже успел забыть.

- Где же его искать? - вопросительно сказал сам себе врач.

- Утром начнете розыски,-посоветовал охотник.- Если с ним что-нибудь случилось в лесу, то сейчас, в

такую темень все равно ничего не найдете. До рассвета осталось недолго. Через несколько часов начнет светать.

39
{"b":"579421","o":1}