ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец - наступил желанный миг!

- Оля! Оля! - Милько тронул сонную девушку за плечо. Она спала на боку, словно к чему-то прислушиваясь.

- Оля! - прошептал снова Михаил. Девушка открыла глаза и, увидя его возбужденное, радостное лицо, поняла все. Она молча повернула Михаила спиной к горящему фонарю, чтобы не было резкого раздражения, и указала на спящего отца, потом на Загорского.

- Видишь?

- Вижу. - шепотом ответил Михаил.

Ольга показала ему каменную плитку.

- Вижу, Оленька, все, все вижу!

Михаил порывисто подхватил ее на руки, закружил по залу.

- Тише! - погрозила ему пальцем Ольга. - Пусть они спят…

Они отошли к стапелям с плитками, зашептались.

- Понимаешь, Оля, проснулся я, - темно, но чувствую… что вижу… Нащупал фонарь…

Они говорили так, словно не виделись целые годы. Совместно пережитое несчастье как-то еще более сблизило их, и если бы Михаил поцеловал Ольгу, это ее не удивило бы Но юноша не решился. Только смотрел на нее восторженно, шепотом рассказывал, как почувствовал, что вернулось зрение.

Загорский и Плугарь прозрели позднее. Когда глаза профессора стали видеть, куда и делалось его философское спокойствие Ольга и Михаил улыбались, глядя, как Иван Макарович подносил к лицу руки, шевелил пальцами, не сводя с них глаз. Он не суетился, не восклицал, а только глядел на свои руки. На ресницах профессора блеснули слезы.

- Ну, что ж, товарищи! - взволнованно произнес он, пряча руки за спину. - Теперь будем осторожнее. Матушка-природа шутить не любит…

Помощь Земли Плугарь рассчитывал получить с наступлением на Луне дня. По его подсчетам до прибытия второй ракеты оставались считанные дни: один или два…

- А как же они нас найдут? - спросила Ольга.

- Найдут! - сказал Иван Макарович, рассматривая каменную плитку. - Местоположение нашей ракеты известно. Следы поведут прибывших до вездехода, а оттуда уже…

- …Также по следам, - перебил Загорский.

- А разве мы не выйдем навстречу?

- Почему же не выйдем? - Иван Макарович рассматривал все новые и новые плитки. - Заготовим запас кислорода, будем наведываться к выходу. А поднимется Солнце - переберемся в ракету, там все-таки удобнее, не правда ли?

- Конечно, - обрадовалась Ольга. - А пока что, папа, позвольте нам с Михаилом немного погулять в этом селенитском Вавилоне… Не бойтесь, далеко заходить не будем. Вы с Николаем тут коренные жители, а нам…

Ивану Макаровичу не хотелось отпускать Ольгу в путешествие по этому лабиринту. Профессор будто предчувствовал опасность.

- А может, не надо, Оля? - говорил он. - Скоро мы наполним весь город атмосферой - вот. тогда ходи, изучай!

Но Ольга настаивала, доказывала, что она не «тепличная». К тому же здесь нельзя заблудиться: пыль сохраняет следы, а свет заливает все ходы!

И профессор, в конце концов, согласился. Посоветовал только взять на всякий случай запасные баллоны кислорода.

- Далеко не ходите. Вас, Михаил, назначаю старшим.

- Есть, Иван Макарович.

И они ушли.

Профессор вместе с Николаем закрыл дверной проем, проверил работу аппаратуры и снова принялся рассматривать «библиотеку». Но какое-то неясное тревожное ощущение не покидало его.

Не прошло и получаса, как Милько вернулся. Николай и профессор поспешно надели скафандры и выкачали воздух. В наушниках раздались полные отчаяния слова юноши:

- Ольга исчезла, Иван Макарович! Просто словно сквозь землю провалилась. Следы обрываются на ровном месте… а ее нигде нет… Отошла в сторону от меня метров на двадцать и вот…

- Ведите меня туда!

Шли быстро и молча. Никуда не спускались, находились на этом же ярусе. За углом туннеля в стене - проем.

- Она свернула сюда - вот ее следы…

Следы Ольги вели через груду камней в какое-то тесное помещение, похожее на каземат. Осветительного шара там не было, пришлось освещать путь фонарем. Следы были лишь до середины пола, выложенного массивными четырехгранными плитами. На одной из плит пыль была совершенно стерта, - словно Ольга сидела там. И больше нигде ничего, никаких примет.

- Оля!

- Оля!

Девушка не откликалась. Лучи фонарей ощупывали немые стены…

- Очевидно, она шла вот так… - Милько перепрыгнул через кучу камней и побежал по следу. И тогда произошло неожиданное: как только Михаил ступил на ту плиту, с которой стерта была пыль - мгновенно исчез. Его поглотил каменный люк!

Профессор вскрикнул от ужаса. Пока он добрался до злополучной плиты, она уже уравновесилась и плотно закрывала отверстие. Опустившись подле нее на колени, нажал на край плиты. Камень подался, открылось темное отверстие. Направил туда свет фонаря - сколько достигал взор - зиял бездонный круглый колодец! Показалось, что ветер подул из его глубины.

- Михаил! Ольга! Оля! Михаил! - в отчаянии кричал профессор, но ответа не было.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Иван Макарович вышел из страшного «каземата» и побежал в нижний ярус. Забыв об осторожности, он мчался огромными прыжками, то перескакивал через груды камней на пологих спусках, то преодолевая крутые ступени. Выбирал дорогу так, чтобы спуститься вглубь, поблизости от колодца, в который упали Ольга и Михаил. «Ведь он не бесконечный, - тревожно билась мысль. - Может быть… может быть, они еще живы…»

Поворот, еще поворот. Куда ведет этот каменный желоб? Иван Макарович почувствовал, как его виски под скафандром покрылись потом. «Не надо горячиться, - говорил ему внутренний голос. - Надо все хорошенько взвесить, обдумать…»

Остановился, оперся плечом о холодную немую стену. Конечно, горячиться не надо, но что же делать? Вдруг взгляд его скользнул по шкале кислородного баллончика. В первое мгновение он как-то и внимания не обратил на показания шкалы. Но когда поглядел вторично, - его бросило в жар. Кислорода оставалось совсем мало. Если стоять здесь и раздумывать, то на обратный путь не хватит.

Глубоко вздохнув, Иван Макарович пошел обратно, наверх. Теперь уже часто поглядывал на шкалу. Шел размеренно, старался погасить тревогу, но все было напрасно. Воображение рисовало ему такие родные, милые лица, и до боли жгучие мысли вспыхивали, как молнии. «Конечно же, они погибли! Не смог уберечь…»

Добравшись до «библиотеки» с последними каплями кислорода. Плугарь зарядил баллон и сразу же отправился на розыски. Загорского не пустил.

Вероятно, легче было титану Атланту поддерживать небосклон, чем Плугарю переживать горе, выпавшее на его долю. Однако он переносил его мужественно. Словно окаменел. Жил, стиснув зубы, но жил! Сколько раз бросался на розыски Ольги и Милько! Селенитский город казался ему каменным мешком. Иван Макарович то спускался глубоко вниз, стараясь отыскать боковой ход в злополучный колодец, то возвращался в «библиотеку», чтобы наполнить свой кислородный баллон. Отчаяние и тоска разрывали ему сердце. Скоро, буквально через несколько часов может прибыть вторая ракета, прилетят его друзья по работе… Не радостной будет встреча!

…Начинался новый день - второй день пребывания людей на Луне. Длинная лунная ночь отступала перед солнечными лучами. Сначала они блеснули на вершинах высоких гор, потом постепенно опускались вниз и, наконец, стали заливать все большие пространства планеты. «Серпик» рос. Вот северный его рожок черкнул по «Комете», огромный блестящий иллюминатор ослепительно вспыхнул. Загорский, который выбрался из «подземелья» на поверхность и хозяйничал у вездехода, этого радостного блеска не видел: ракету заслоняли горы. А вот экипаж второго астроплана, с огромной скоростью приближавшегося к Луне, возможно, и заметил этот яркий блеск!

Настроив радиостанцию вездехода, Загорский сидел, подставив плечи ласковым солнечным лучам. Вдруг его будто толкнуло - вскочил, стал на сиденье машины. В наушниках слышался какой-то шум! Может быть, это просто в голове шумит… Или, может быть… он кинулся к пульту рации. В защитных перчатках неудобно было работать, и Загорскому казалось, что он очень долго возится с рычажками. Наконец, треск и обрывки фразы: «…та…та…ку».

92
{"b":"579421","o":1}