ЛитМир - Электронная Библиотека

Зашла нянечка.

— Татьяна Петровна, будете пить свежий сок? Морковка, апельсин или яблочко — чего налить?

— Давайте, пожалуйста, морковку! А скажите, сейчас в отделении ничего не ремонтировали или перетаскивали?

— Ни, Боже мой! Ведь тихий час. Запрещено. Вы же знаете, как у нас с этим строго! Пейте, на здоровье, а то опять побледнели!

Зазвонил телефон. Это опять сын. Он хотел уточнить подробности переезда и обязанности нового управляющего.

Татьяна Петровна не успела взять трубку, как к ней пожаловал новый гость. В палату вошел Геннадий Степанович Бережнов.

— Как Вы себя чувствуете?

— Спасибо. Скоро на выписку. И хочу, и боюсь!

— Теперь Вам нечего бояться!

— Если бы так! Геннадий Степанович, все только начинается! Что Вас привело ко мне?

— По поручению руководства я должен выяснить содержание послания, которое Вы получили из Парижа дипломатической почтой. Такой порядок.

— Очень хорошо, что Вы пришли, а то я сама бы к вам явилась. Она протянула Бережнову текст заявления. Он соответственно тоже ничего не понял.

— Какие еще нужны доказательства? Может быть, были другие завещания, предков Сикорского?

— Верно!

Бережнов — молодец. Им надо представить подлинник завещания Петра Головнина, основателя компании. Да, те самые пожелтевшие листочки, которые умирающий Иван Головнин передал Евграфу Силантьевичу в особняке на канале Грибоедова зимой 1920 года и которые так бережно сохранил Олег Борисович. В Мэрию Парижа надо предоставить именно этот документ, в котором Петр Головнин завещал передавать компанию «Голдин леди», дома и строения, все имущество, ценные украшения в домах жене или мужу, если нет детей-наследников, племяннику или племяннице.

«Как будто он видел на 200 лет вперед!» — подумала Татьяна Петровна.

Она обратилась к Бережнову.

— У меня нет секретов от вашей «конторы». Но, как всегда, понадобится серьезная помощь. Сейчас сделаем ксерокопии, и пусть Ваши начальники ломают голову, что с этим делать! Как Ваши дела, подполковник?

Бережнов погрустнел.

— Меня на пенсию Горбаченков отправляет! Не может успокоиться, что он «опоздал».

— Так Вы еще совсем молодой!

— Да нет. У меня выслуга— 15 лет, вполне достаточно для пенсии.

— И сколько пенсия?

— Тысяч 20 рублей. А у меня жена, совсем молодая, с детьми сидит. Двойняшки — мальчик и девочка. Как на эту пенсию прожить? Вот, жду, что предложат на гражданке.

— И много дождались?

— Пока ничего хорошего.

— Геннадий Степанович, идите ко мне в кампанию работать. На должность начальника службы безопасности! Вы же меня спасли, теперь жениться надо! Так, кажется, народная мудрость гласит? Вы будете получать в 20 раз больше, чем Ваша пенсия. Это — сейчас. Дальше, как дела пойдут. Пока в фирме — 3 человека. Через год будет 300 человек. У меня большие планы. Это — реально. Работа — интересная. Будем вместе фирму создавать в России. Я Вам доверяю, Вы меня знаете. В моей работе безопасность — одно из главных условий существования.

Бережнов, конечно, согласился.

Загоскин сможет навестить Татьяну Петровну только послезавтра.

— Будем ждать.

Весь следующий день Татьяна Петровна просидела за компьютером. Она создавала новую фирму «Голдин леди».

Даниил Юрьевич Загоскин был, как всегда, пунктуален и немного озадачен.

— Рассказывайте, чем опечален Ваш «светлый лик»?

— У Татьяны Петровны с утра хорошее настроение, она, теперь знает, чем будет заниматься всю оставшуюся жизнь. Только бы хватило времени! И еще — людей! Необходимо много умных, грамотных, желательно, честных сотрудников. Но где их взять? Кадровый вопрос на сегодня — самый больной.

— Так что случилось, Даниил Юрьевич?

— Татьяна Петровна, не могу я больше мебель и собачек делить! Надоело! Я — юрист, а не барахольщик. Знали бы Вы, как тяжело видеть, как дети страдают, когда родители разводятся!

— Знаю, дорогой мой, знаю! У меня к Вам два серьезных дела. С ответом не спешите, в первом случае. Во втором, дело — сверхсрочное.

Загоскин открыл компьютер.

— Да подождите писать, послушайте сначала!

— Даниил Юрьевич, я начинаю создавать новую компанию. Все будет по-другому. Только останется название и торговая марка — «Голдин леди». Это будет исключительно русская компания. Подробности — позже. Я предлагаю Вам должность начальника юридического отдела. Вы, надеюсь, понимаете, грамотный юрист в любой организации — это залог успеха! Неудача недопустима! Команду будете подбирать сами, ведь Вам — работать. Зарплата максимально высокая, выше Ваших среднегодовых гонораров. Но работы будет очень много, особенно в первое время. Зато интересно. Вы, как юрист — на двести процентов — будете востребованы! Как Вам — такое предложение?

— Татьяна Петровна, я даже думать не буду, я уже согласен!

— Рада, очень рада! Но у нас — офис 50 метров, на задворках Ленинского проспекта. Это, так называемый, московский филиал фирмы. Три, нет, теперь уже четыре, а с Вами — пять человек. Я — шестая. Первая задача — арендовать помещение на 2–3 года, пока будет строиться новое здание. Срочно необходим специалист по подбору кадров. Подумайте! Сын, может быть, поможет. Начальник службы безопасности скоро приступит к работе. Это — подполковник Бережнов. Да, тот самый, который меня спас. Теперь, второй вопрос.

Татьяна Петровна, передала бумаги «по Парижу».

— Прочитайте, сделайте себе копии. Мы еще будем обсуждать этот вопрос. Ксерокопии можно сделать в больнице или на диск перебросить, как Вам удобнее. Это — очень серьезно! На днях меня выписывают, я поживу в Барвихине, но не больше месяца. Я временно сняла квартиру на Кутузовском проспекте, примерно напротив дома, где жил Л.И. Брежнев, и буду искать небольшой домик — для себя одной.

— А как же семья, сын, внучка? — для порядка спросил Загоскин. Хотя он все прекрасно понимал, он сам снимал небольшую квартиру, как только женился на Маше.

— Так всем лучше, и семейные узы крепче.

— Счастливо! Выздоравливайте!

Наконец настал день выписки. Татьяну Петровну встречала Элеонора Леонтьевна и охранник Сережа. Очень холодно. Сережа притащил шведскую очень теплую норковую шубу. Когда вышли из больницы и подошли к стоянке ожидающих машин, за территорией больницы, Татьяна Петровна увидела свой автомобиль — черный лаковый «Гелендваген». Он показался ей ужасным.

— Эля! — со слезами на глазах Татьяна Петровна дергала подругу за рукав роскошного лисьего полушубка. — Зачем я купила этот «катафалк»? Я не буду на нем ездить ни минуты!

— Таня, ты же сама выбирала.

— Я тогда, помнишь, какая была? Я могла и грузовик купить! Срочно едем — покупать другую машину!

— Сейчас, что ли?

— Да!

— Танечка, у меня новый, очень важный клиент, я не успеваю по времени.

— Ладно, знаю я твоих клиентов. Спасибо, что встретила!

Эля уехала. Татьяна Петровна и Сережа поехали в российское представительство немецкого автомобильного концерна «АУДИ».

Генеральным директором представительства оказалась довольно молодая русская дама. Невыразительная, строгая, умная. В комнате с окном в полстены было довольно жарко, Татьяна Петровна скинула шубу на руки Сереже и кивком головы показала на дверь. Она стояла перед генеральным директором в велюровом домашнем костюме, простой футболке и с сумкой под мышкой. В больнице ей было не до нарядов. Ирина Дмитриевна, так звали генерального директора, с удивлением смотрела на немолодую, бледную женщину.

— Что Вы хотите? — недоброжелательно, почти грубо, спросила генеральный директор.

— Купить машину, — тихо пролепетала Татьяна Петровна.

— Пожалуйста, пройдите в торговый зал, там представлены все образцы наших моделей. Консультант Вам поможет.

— Мне не нужна машина из зала!

— Вы хотите заказать дополнительные опции, это — тоже через консультанта в торговом зале.

— Вы не поняли! Мне нужна машина индивидуальной сборки. У меня есть ряд особых требований к автомобилю. Ирина Дмитриевна удивленно подняла глаза. Обычно с такими просьбами обращаются солидные господа. Как правило, в сопровождении секретаря или консультанта. Перед ней стояла домохозяйка в потертом домашнем костюмчике с вытянутыми в коленях штанами и прижимала к груди сумку, как последнее сокровище.

74
{"b":"579423","o":1}