ЛитМир - Электронная Библиотека

Господин Дюпре спросил: «Графиня, Вам что-то угрожает?» «Теперь уже нет. Иван погиб, теперь я наследница "Голдин леди". Мадам Лили остается на моем содержании. И она не замурует меня заживо в альпийском монастыре».

Господин Дюпре и я долго молчали.

Неожиданно для себя я сказала: «Анри, я хотела бы пригласить Вас на работу к себе в компанию. Мне очень нужен такой специалист, как Вы. Уверяю, ваше жалование будет многократно выше, нежели то, что Вы имеете сегодня». Дюпре кивнул: «Конечно, я согласен».

20 мая 1923 года.

«Уже год, как господин Дюпре работает вместе со мной. Я не представляю, как бы я без него справилась. Он прирожденный коммерсант. Я знаю, что он всей душой предан мне и моему делу. Анри не женат. Иногда он смотрит на меня такими грустными глазами, что мне хочется умереть или прогнать его далеко-далеко. Но без него я уже не могу не только заниматься делами фирмы, просто жить, дышать воздухом. Анри предложил купить автомобиль и поехать летом в Ниццу. Я была одновременно в восторге и в ужасе.

Через месяц новенький блестящий «Паккард 626» с открытым верхом стоял под окнами моей спальни».

18 августа 1923 года.

«Мы живем в отеле «Негреско» с видом на море. Днем загораем на пляже, затем обед, а вечером — променад по Английской набережной. Анри — безупречен. Он деликатен, внимателен и сдержан. У меня разрывается сердце. Но я решила раз и навсегда: женщина-инвалид — это не женщина. Такое решение далось мне непросто. От душевной боли и безысходности, чтобы усмирить себя, я прокусила зубами указательный палец на левой руке. Анри сказала, что разрезала руку ракушкой, когда ела устрицы. Он обо всем догадался и долго со мной не разговаривал. Да и говорить было не чем. Работа, цены на золото и алмазы, необходимость обновления производства — все это темы для Парижа. А в Ницце говорят о любви или вовсе ни о чем не говорят».

25 ноября 1931 года.

«Я не открывала свой дневник десять лет! По очень простой причине. Я решила, что потеряла его в Ницце. На самом деле, заливаясь слезами, потому что закончился отпуск и что он больше никогда не повторится, я сунула дневник в боковой карман саквояжа и забыла о его существовании. Передо мной стояла другая, более сложная задача — забыть Анри Дюпре как мужчину и не забывать о нем как о ценном работнике.

Через полгода Анри Дюпре зайдет в мой кабинет, опустит глаза в пол и скороговоркой выпалит, что он женится на Изабель Годен, секретарше отдела финансов. Я была искренне рада. Никто не поверит, как я была рада».

26 ноября 1931 года.

«Я сижу в большом удобном кожаном кресле в своем роскошно обставленном кабинете фирмы «Голдин леди». Фирма занимается добычей, первичной обработкой и доставкой золота и алмазов из Южно-Африканской Республики в Европу, в Париж, вернее, в один из пригородов Парижа на небольшой завод, где все сырье сортируется, подвергается сложному химическому анализу, маркируется. Все драгоценные камни взвешиваются, подробно описываются, получают именную карточку. После всей этой долгой и сложной процедуры, драгоценности возвращаются обратно в «Леди банк» на хранение.

За десять лет работы в банке я освоила не одну профессию. Рядом с моим кабинетом — целая библиотека книг на французском, русском, немецком и английском языках. Здесь книги по геологии, химии, физике, астрологии, горным технологиям и многому другому. Конечно, я постигла науку бухгалтерского учета, архивного дела. Но, главное, я постигла азы предпринимательства, законы торговых сделок.

Так что десять лет моей жизни прекрасно поместились на одной страничке дневника».

15 января 1931 года.

«Сегодня был ответственный, и как оказалось, удачный день. В зале для заседаний собрались все значительные для деятельности фирмы сотрудники. Заслушивался отчет руководителя экспедиции в Южно-Африканскую Республику. Целью экспедиции были: изучение природных ресурсов приисков, комиссия и ревизия хозяйственных действий и выяснение потребностей в новом оборудовании и прочем. Выводы комиссии таковы:

Геологическое состояние приисков имеет положительный характер. Несмотря на уменьшение площадей россыпных месторождений в руслах рек, кимберлитовые породы имеют весьма значительный процент содержания алмазов не только технического но и ювелирного предназначения. Что касается золота, вернее золотоносного песка, то при использовании новейшей техники добыча золота, можно сказать, только начинается. Поэтому, для успеха дела необходимо учесть следующие потребности:

необходимы новые драги для намывания золотоносного песка;

необходимы карьерные тяжелые грузовики;

необходимо бурильное и водонасосное оборудование для запуска кимберлитовых трубок для добычи алмазов. Но это еще не все. Более подробный перечень необходимого оборудования для придания прииску «Голдин леди» современного производственного предприятия содержит не менее пятисот агрегатов, инструментов, различных приспособлений.

И далее: желательно обновить медицинский пункт для работников прииска: снабдить стоматологическим креслом, обеспечить акушерскую помощь роженицам, обеспечить наблюдение за малыми детьми.

Дискуссии и обсуждения продолжались несколько дней. Наконец, я подвела окончательные итоги долгих споров, обозначила бюджет расходов, назначила ответственных сотрудников по каждому направлению. Впервые за все время существования приисков в Трансвааль направилась большая группа инженеров, техников, врачей, фельдшеров и даже повар.

Контракты на покупку всего необходимого подписывались и реализовывались без споров и проволочек».

19 января 1931 года.

«Вечерами я подолгу размышляла: что это — заслуженный успех или предостережение судьбы. Ответа я не видела. А может быть, меня не замечают? Старушка-инвалид из далекой пылающей России сумела вывезти немного золота и алмазов и теперь продает на хлеб насущный!

Увы, я глубоко ошибалась.

С утра я ездила по магазинам. Конечно, любой товар мне могли бы доставить на дом, но мне так хотелось побыть среди людей, самой выбрать какой-нибудь пустяк, поболтать с продавщицами, они — такие милые! Рафаэль, мой помощник, возит мою коляску (он выходец из Бразилии) обожает магазины. Он знает, что ему перепадет флакончик одеколона, или яркий шейный платок, новый брелок или другой пустяк. Когда мы вернулись из магазина, около нашей машины стояла толпа людей и полицейский автомобиль. У моего Паккарда были изрезаны все четыре колеса, па капоте и на дверях нацарапано «ты — следующая». У водителя в голове зияла круглая дырка от пули. Все залито кровью. Я потеряла сознание».

15 марта 1931 года.

«Я постепенно выхожу из нервного потрясения. Доктор говорит, что сердечный ритм нормализовался. Из Детройта уже доставлена новая машина «Паккард» модель 1101, мощность 120 л.с. Но я не испытываю никакой радости. Господа из полиции объяснили мне, что происшествие с машиной — это жесткое предупреждение тех людей, кому я очень мешаю. «Кому я могу мешать?» Мне возразили: «Кто, кроме Вас торгует золотом и алмазами?» Я недоумевала: «Это — семейный бизнес. Фирме "Голдин леди" почти 100 лет!» «То были другие времена, а сейчас — другие!» Я засмеялась: «Нечего смеяться. Оппенхаймерам не до смеха, Вы им на пятки наступаете. Запомните — кампания "Де Брис" — единственная в мире и соперников не потерпит».

Полицейский устало вздохнул: «Впрочем, Вам я ничего не говорил, так, разговаривал сам с собой».

10 июня 1933 года.

«Я отдыхаю в Давиле. Прелестный городок на побережье Атлантического океана. Очень чистый воздух. Покой и умиротворение. Больше всего меня завораживает зрелище прилива и отлива. Передвижение гигантских масс воды подвластно Луне. И ты, земная песчинка, ничего не значишь в этом вселенском потоке закономерностей. Но даже здесь, где вся мирская суета, казалось бы, уходит за горизонт, люди продолжают говорить и думать о своих сиюминутных мелочах и проблемах.

Франция начинает погружаться в экономический кризис. Сокращается производство, профсоюзы все больше говорят о надвигающейся безработице. Деньги обесцениваются. Ученые называют это явление «инфляция», за ней последует крах. Цена на золото и алмазы постепенно растет. Получается, моя сделка с покупкой нового оборудования, затраты на ремонт и обновление приисков в Трансваале оказались верным решением. Да, я истратила невероятную сумму французских франков, практически опустошила все банковские счета, но не продала ни грамма золота, несмотря на советы многих именитых промышленников и банкиров.

80
{"b":"579423","o":1}