ЛитМир - Электронная Библиотека

Зайдя в одну из "комнат", Игорь Викторович сел в кресло и...

...улыбнулся?!

- Не пугайся. - Взгляд, выражение лица - всё изменилось! От былой мрачности не осталось и следа! - Ничего не случилось. Всё хорошо. Мне просто нужно было заманить тебя в поезд.

Ушам своим не верю!

- Заманить? Вы могли просто сказать!

Этот козёл покачал головой.

- И как далеко бы ты меня послала? - Откинулся в кресле. Усмехнулся. - Я, знаешь ли, предпочитаю действовать наверняка.

- Наверняка?! Да это похищение!

- Перебор, Ань.

- Да уж! Перебор! Не то слово! Какое вы имеете право?! Я вам что, вещь?! Болонка?! Взяли и понесли, куда захотели! А спрашивать, выяснять, хочу ли я, могу ли - не царское это дело, да?!

- Аня...

- Я восемнадцать лет Аня! А вы...

- Сволочь. - Он был совершенно спокоен и продолжал усмехаться. - Козёл. Ублюдок. Знаю, ещё твоя мама... А, хрен с ним. Ань, послушай. Не злись. Мы с тобой едем отдыхать. К моим родителям. Они не смогли приехать на свадьбу, вот я и решил...

- Да плевала я!!! - Меня понесло. - Какого чёрта вы на мне женились?! Чтобы издеваться?! Ни во что не ставить?!

Усмешку сдуло.

- Чтобы защитить. Аня, послушай...

- В гробу я видала такую защиту! Я хочу домой! Немедленно!

И опять!

- Поезд уже едет. Вагон закрыт. Ключ у проводницы и у меня. Выберешься - буду звать тебя "Гудини".

Едва сдержавшись, чтобы не наброситься на этого козла, я метнулась обратно к двери и схватилась за ручку. Закрыто. Подёргала - бесполезно. Начала кричать. Сначала звала проводницу, потом уже откровенно орала "Помогите!".

Ничего. Вообще. Ноль.

Я немного постояла. Подышала. Вернула кое-какое самообладание. Вернулась обратно.

- Выпустите меня. Немедленно. Сейчас же.

Белозерский уже достал планшет и что-то на нём смотрел.

- Куда? - Даже головы не поднял, гад! - Говорю же, поезд едет. На ходу выпрыгнешь?

- Не ваше дело. Да хоть бы и так.

Хмыкнул.

- Тогда тем более не выпущу. Расслабься. Вон, телевизор посмотри. Ехать долго, я эти места специально для тебя брал...

От этого снисходительно-увещевательного тона внутри всё снова вскипело. Метнувшись к Белозерскому, я выхватила из его рук планшет и с размаху швырнула его об пол. Вдребезги.

- Ну, - этот козёл и бровью не повёл, - я всё равно хотел покупать новый. Ну-ка.

Вдруг поднялся, прижал меня к себе.

- Пустите!

Разумеется, я попыталась вырваться, но куда там!

- Поцелую. - Опустив голову, смотрел мне в глаза. - Если сейчас же не угомонишься.

- Только посмейте! Вы...

- ...имею законное право. Ну?

"Гну!!!", - хотела выпалить я.

И не могла.

Взгляд карих глаз не давил, он был спокойным и немного лукавым. Ничего такого. Даже желтизны не было.

Но я всё равно словно онемела. Все слова застряли в горле. Просто смотрела.

Козёл же! Козёл! Сволочь! Гад!..

Аня, ну скажи уже что-нибудь!..

Ничего. Даже вырываться перестала.

- То-то же.

Улыбнулся. Уже мягче. Склонился, явно собираясь поцеловать. Я аж зажмурилась. И поцеловал. Аж два раза. Сначала в нос, потом в щёку, ближе к уголку губ. Отпустил.

Снова сев в кресло, включил телевизор.

- Сто лет не смотрел. Так, ну и сколько тут каналов?..

ГЛАВА 12

Как выяснилось к вечеру этого дня, ехать придётся ещё сутки. До посёлка Лазаревское, название которого мне ни о чём не говорило. Единственное, что кое-как удалось понять - это направление. Юг. По крайней мере, снега становилось всё меньше, а кое-где его уже и вовсе не было. Ну хоть где-то в нашей стране реальный приход весны совпадает с календарным.

На этого... это... существо, по какому-то недоразумению имеющее человеческий облик (интересно, а бывают оборотни-козлы?), я всё ещё была зла. Ну не подлость ли? Обманом увезти бог знает куда! Чем он думал? Хотя нет, тут вопрос надо ставить по-другому: думал ли вообще? Или просто взял и сделал, как левая пятка захотела, и плевать на остальных? Что-то мне подсказывает, что второе.

Маме я, конечно, позвонила и всё рассказала. Она очень разозлилась и потом перезвонила Белозерскому. Но судя по донёсшимся до меня обрывкам его реплик, Игорю Викторовичу, разумеется, всё было нипочём. Кто бы сомневался.

- Ещё дуешься?

И дальше находиться в кампании дражайшего супруга не было ни малейшего желания. Поэтому остаток дня я просидела в другом купе, разглядывая пейзажи за окном. Занятие на редкость скучное, но что ещё делать? Не к этому же гаду идти. Впрочем, когда стемнело, он пришёл сам.

- Ань.

Зайдя в купе, сел рядом на кровать.

- Оставьте меня в покое, - отрезала я, продолжая смотреть исключительно в окно.

- Извини. Не стоило так поступать.

Положил было руку мне на плечо, но я отодвинулась. Вздохнул.

- Хорошо, признаю. Но надо же было что-то делать.

Во нормально!

- Это теперь так называется, да?! - Я всё же обернулась. - "Что-то делать"! Интересные у вас методы!

Улыбнулся.

- Привык действовать наверняка. - Но под моим взглядом улыбка быстро стерлась. - Давай начистоту. Вот что бы ты ответила, если бы я пригласил тебя заранее?

Послала бы куда подальше!

- Не знаю!

Хмыкнул.

- Ну-ну. У тебя на лбу написано: "Не подходи ко мне, скотина".

- Ничего подобного! Если бы вы мне рассказали про родителей, я бы согласилась! А вы... Между прочим, вы говорили, что будете меня защищать! А пока что защищать нужно от вас! Вы для этого заставили меня стать вашей женой?!

Снова вздохнул. На секунду закрыл глаза, потёр переносицу.

- Ладно. Хорошо. Ты права. Я - зазнавшийся идиот. Перегнул палку. Надо было поступить иначе. - Посмотрел в глаза. - Но я старался для тебя, Ань. Честно.

Ну вот, вспышка злости погасла. Теперь вообще его жалко. И так весь уставший, а ещё и жена нервы треплет. Пусть даже справедливо.

- В смысле? - буркнула я, снова отворачиваясь к окну и делая вид, что до сих пор злюсь.

Проклятая отходчивость.

- Ну смотри. Ты ко мне относишься... не очень хорошо. Заслужил, отпираться не буду. Про Машку и говорить нечего. - Я не сдержала нервный смешок. - Мне хочется исправить твоё впечатление. Для начала, хотя бы насчёт меня.

- И для этого обязательно нужно было устраивать весь этот цирк?

- Я был уверен, что иначе ты откажешься. Будем считать, что ошибся. Непременно учту это на будущее.

Интересно, он действительно так думает? Или просто хочет, чтобы жена перестала "дуться"? Жена... Господи, непривычно-то как...

Рука Игоря Викторовича снова легла на плечо. Я вздрогнула. Снова повернулась. Он смотрел в глаза. Спокойно и вроде бы серьёзно, но всё-таки с едва заметной улыбкой. Странной, я раньше такой ни разу не видела. Усталой, немножко рассеянной. Открытой. Я только сейчас это поняла. Всё то, что было раньше, все эти ухмылки-усмешки - не то. Защита? Маска? Пока не знаю.

Пока?..

Ой...

Улыбка стала шире.

- Опять краснеешь? - Соскользнув с плеча, рука легла на талию, одновременно притягивая ближе, обнимая. - Ну а теперь-то что? О чём подумала?

- Ни о чём, - пробурчала я, отводя взгляд. Человек-смущение. - А... а как же Маша? Она ведь в вас души не чает. Обидится же. Надо было взять её с собой.

Необычно. Непривычно. Но отодвигаться почему-то не хочется.

Игорь Викторович хмыкнул.

- Ага, чтобы она и там тебя доставала, да? Нет уж. Об этом я тоже позаботился, не переживай. Она мне потом ещё спасибо скажет.

- А вы...

Он вдруг поднял моё лицо за подбородок.

- Так. - Заглянул в глаза. - Ещё раз "выкнешь" - поцелую. Взасос. И место выберу сам.

34
{"b":"579458","o":1}