ЛитМир - Электронная Библиотека

- Как будто и не прошло... сколько лет? - глядя на нас, покачал головой "Халк". - Когда ты там собирался жениться в прошлый раз? Лет пятнадцать назад? Старичок.

- Да пошёл ты, - весело парировал Белозерский. - "Наше сердце работает как новый мотор". Мы с Цоем будем жить вечно. Так, а вот и встреча. Привет, мам.

Дверь дома открылась, и во двор вышла женщина. Уже немолодая, в очках. На плечах - шаль, наброшенная поверх строгого старомодного платья, седые волосы заплетены в косу, завязанную в узел на затылке.

- Игорёк! - Женщина тут же кинулась к Белозерскому. - Здравствуй! Как ты? Как доехали?

- Всё хорошо, жив-здоров. - Обняв за плечи, Игорь Викторович повернул её ко мне. - Ну вот, мам. Встречай свою невестку, ты давно хотела. Ань, прошу любить и жаловать. Надежда Дмитриевна Белозерская.

Женщина улыбнулась.

- Здравствуйте, Анечка. Какая вы красавица! Очень рада наконец-то вас увидеть. Вы уж извините, что мы с Витей на свадьбе не были - я совсем плоха стала.

- Добрый вечер, Надежда Дмитриевна, - как можно вежливей ответила я. - Мне тоже очень приятно с вами познакомиться. А по поводу свадьбы не переживайте - я всё прекрасно понимаю. Здоровье дороже.

Госпожа Белозерская производила впечатление женщины культурной, интеллигентной и вообще очень приятной. И улыбалась она так красиво, даже можно сказать, заразительно - свою улыбку Игорь Викторович явно взял от неё.

Но, несмотря на всё радушие встречи, я знатно нервничала. Как-никак, знакомство с родителями мужа! Пусть даже вынужденного. Хочется произвести хорошее впечатление.

- Ладно, Волк, пора мне, - вмешался "Халк". - Завтра свидимся. Колька первый раз обернулся - Даша праздник готовит. Давай с женой к нам, заодно и приезд обмоем. Надежда Дмитриевна, вас тоже ждём. И Виктора Васильевича с собой берите, если успеет приехать.

- Обязательно, Ярик, - с улыбкой кивнула женщина. При этом почему-то метнув обеспокоенный взгляд на сына. - Спасибо за приглашение.

- Всё, бывайте.

Обменявшись рукопожатиями с Игорем Викторовичем, "Халк" уехал.

- Ну и где его черти носят? - тут же помрачнев, спросил Белозерский у матери. - И почему это ведро до сих пор здесь? - добавил он, кивнув в сторону одной из двух оставшихся во дворе машин.

Первая была явно новой, даже блестела на солнце. Ни следа грязи, даже колёса чистые - на ней будто бы вообще не ездили. А вот вторая... Игорь Викторович правильно сказал - ведро. Самое натуральное. Ржавое, с облупившейся краской и треснутым задним стеклом. Такой, с позволения сказать, автомобиль даже на запчасти не возьмут наверно.

- К Кузьминым поехал, на охоту, - вздохнула Надежда Дмитриевна, продолжая смотреть на сына с тревогой. - А машина... Твой отец от неё без ума, сам знаешь.

Тот помрачнел ещё сильнее.

- Он просто без ума. Это я знаю, да. Очень хорошо. Баран старый.

- Игорь...

- Что? Скажешь, нет? Может, он не знал, что я приеду? С женой.

Женщина лишь молча покачала головой. У меня было такое чувство, что она сейчас заплачет.

- Ладно, хрен с ним. - Видимо, Игорь Викторович тоже это заметил. Одной рукой обнял мать, другой - меня. - Зато я весь ваш, дамы. И никто настроение не будет портить. Мам, как там Поляковы? Я видел, они себе пристройку отгрохали...

Внутри дом оказался весьма и весьма просторным и отнюдь не деревенским. Несколько телевизоров в разных комнатах, компьютер, здоровенная полностью оборудованная кухня, две ванны, два туалета, горячая вода, Интернет - в общем, все удобства. Почти также как в квартире на Крестовском. Правда, вместе со мной, там живут пять человек. А здесь? Двое пожилых людей - зачем им настолько огромный дом? Я было хотела спросить об этом дражайшего супруга, но при Надежде Дмитриевне не стала - как-то оно не слишком тактично.

А вот сама госпожа Белозерская задавала десятки вопросов. Осмотрев дом, мы сели на кухне пить ужинать - и понеслась. Сначала она расспрашивала сына: как здоровье? как на работе? вид очень уставший - когда отпуск? а Маша? как учится? что читает? по-прежнему слишком много сидит за компьютером? уже думала, куда будет поступать? И прочая, прочая, прочая. Игорь Викторович отвечал вроде бы серьёзно, но глаза всё равно улыбались. Хорошо, мам, буду больше отдыхать. Машка? Всё такая же оторва. Да шучу, конечно. Учится... Ну, неплохо. Разумеется, гоняю...

В общем, было видно, что Игорь Викторович мать любит, но слова подбирает очень тщательно, стараясь говорить то, что она хочет услышать. Что, впрочем, и не удивительно - Надежда Дмитриевна явно относилась к тому типу родителей, которые в своих детях души не чают и сильно огорчаются из-за любой их неудачи, даже самой мелкой. Тут я его прекрасно понимаю - кому охота расстраивать маму?

После Игоря Викторовича, настала моя очередь. На кого учусь, чем интересуюсь, какие книги люблю, чем занимаются родители...

- Как же вы похожи на Настю, - вдруг сказала Надежда Дмитриевна, когда речь зашла о маме. - Просто диву даюсь. Как две капли. Такая же красавица.

Хм. А вот это уже интересно.

- Спасибо, - вежливо улыбнулась я. А потом добавила как бы между прочим: - Вы бывали в Питере, да? И как вам?

Однако госпожа Белозерская лишь махнула рукой.

- Увы, Анечка. Ваш славный город я видела только по телевизору. Ну и Игорёк фотографии показывал.

- Кстати, а помнишь, Лёшка гитару привозил? - вдруг вмешался Игорь Викторович. - Она ещё жива?

Надежда Дмитриевна удивлённо вскинула бровь.

- Да, конечно. А что? Она ему нужна? Я принесу, ты только скажи...

- Не-не. Просто вспомнил. К слову пришлось. Ладно, чего сидеть просто так? - Хлопнув себя по коленям, Белозерский посмотрел на меня. - Ань, прогуляться не хочешь? К морю. Тут пешком минут десять. Купаться, правда, ещё рановато... Ну или в лес. Ты ж у нас историк, а там дольмен есть. И руины.

Ну-ка, ну-ка. Он что, пытается сменить тему? Очень похоже. Но почему? Опять какие-то недоговорки? Мне о чём-то "лучше не знать"?

- Вы... ты очень заботлив, - мило улыбнулась я. - Потом обязательно мне всё покажешь. Надежда Дмитриевна, а где вы видели мою маму?

Внезапно замявшись, госпожа Белозерская посмотрела на сына. Тот вздохнул.

- Ладно, ладно, детектив. Сдаюсь. Здесь это было.

- Угу. И как же она тут очутилась?

- Я привёз, как ещё.

- Зачем?

- Познакомить.

- С кем?

- Со всеми.

- Конкретней.

- Да хотя бы Славка с Дашкой. Я обоих тыщу лет знаю. Друзья детства, все дела.

- А родители?

Белозерский попытался улыбнуться.

- Их родители уже на Том Свете были. Хотя, вон, Дашкина мать до сих пор жива, карга старая. Октябрина Петровна, или как там её...

- Твои, милый, - не отступала я. - Твои родители. Надежда Дмитриевна и Виктор Васильевич.

- Ну, и с ними тоже.

- Вы... ты хотел жениться?

А что ещё можно предположить, если мужчина знакомит женщину (или даже парень - девушку) с близкими? Причём, не только с друзьями, но и с родителями? Да ещё такой, как Белозерский - с его-то "большим сердцем"! Может, это старомодно, но лично для меня подобный поступок означает серьёзные намерения. Учитывая гулящую натуру Игоря Викторовича - самые серьёзные. Ибо что-то мне подсказывает, что к родителям он возил далеко не всех своих любовниц. Если возил вообще.

В кои-то веки я смотрела в глаза Белозерского прямо, не отрываясь. В кои-то веки взгляд отвёл Игорь Викторович.

- Это в прошлом. - Он было достал сигареты, но, посмотрев на мать, убрал обратно. - Ты так хочешь его ворошить?

- Я просто хочу знать.

Ещё один взгляд в её сторону.

- Давай потом, ладно?

- Но...

- Ань. Потом.

Надежда Дмитриевна тяжело вздохнула. Да, наверно, не стоит выяснять отношения прямо при ней - человек явно волнуется, переживает. Вот только, если уж разговор прервался сейчас, то потом уже не продолжится: девять из десяти, что Игорь Викторович начнёт ломать комедию и отшучиваться. Как всегда.

36
{"b":"579458","o":1}