ЛитМир - Электронная Библиотека

Новая заминка.

- Хм... Если я правильно поняла, тогда они с твоей мамой были друг другом...сильно увлечены, скажем так. Молодые, оба очень пылкие, взрывные. Что ни день, новый фейерверк.

Да, похоже на маму. Какой там фейерверк - ядерный взрыв. Иногда так разбушуется - хоть в бомбоубежище прячься. Выходит, Игорю именно такие нравятся? Девушка-динамит? Чтоб пламя, чтоб искры летели? Мда, Анечка, тебе до такого, как до звезды. Ты ж даже на бенгальский огонь не потянешь. Что, удивлена? Неприятно? А какого чёрта полезла выяснять? Ведёшь себя, как полная дура. Опять.

- Почему свадьба не состоялась? - проглотив ком в горле, спросила я.

Всё, это последнее. Не хочу больше ничего знать. Хватит. И так всё понятно. А ещё недосып... Послать бы всё к чертям. Всё и всех. Надоело.

Надежда Дмитриевна снова замолчала. Минут на пять. А потом...

- Игорь... хм... Игорь понял, что не готов.

Эм?

- К чему?

- К семейной жизни. К более серьёзным отношениям.

Та-а-ак...

- Это он сам вам рассказал?

- Да. После разрыва сразу поехал сюда.

- И... когда же его накрыло осознание? Надеюсь, не у алтаря?

Женщина промолчала. Отвела взгляд. Кажется, даже покраснела.

Чёрт подери...

Только не говорите...

Я же не всерьёз!!!

- Надежда Дмитриевна, умоляю! Скажите что-нибудь!

- Анечка, я... Мы недавно говорили про ошибки, помнишь?

Ушам своим не верю!

- Ошибки?! Сбежать из-под венца - это ошибка?!

И снова молчание и виновато-жалостливый взгляд.

Волна раздражения и злости накрыла с такой силой, что захотелось выскочить из дома и убежать куда подальше. Или позвонить. Сначала маме, потом Игорю. И наконец-то прекратить эту "Санта-Барбару", выяснить, что, как, где, когда и почему. И чтоб никаких тайн!

Но тут появился Ярослав, про которого мы благополучно забыли. Пришлось спешно собираться, благо, переезд только на два дня и вещей нужно немного.

У Буровых жизнь казалась налаженной до последнего винтика. Малыши играли под присмотром старшего брата Коли, одинаково хорошо управляющегося и с конструктором, и с куклами. Дарья, показав мне и Надежде Дмитриевне наши комнаты, продолжила хлопоты по хозяйству. Помогать ей должна была Катя, но солнышко-с-ружьём явно не слишком-то увлекалась готовкой и уборкой, то и дело пытаясь увильнуть и сбежать на улицу. Две вазы уронила, поцарапала полироль, неправильно порезала овощи. Разругалась с мамой. В общем, толку чуть, больше вреда. Место девочки заняла госпожа Белозерская, дружившая с Буровыми уже много лет и ставшая почти членом семьи.

Я тоже хотела присоединиться - других дел всё равно нет, а от собственных мыслей хотелось выть. Но увы: мне было заявлено, что я - гостья, да и "три женщины на одной кухне, это уже слишком". Попробовала пойти к Коле и детям - малыши меня стесняются, им уже не до игр. В итоге, пришлось сидеть в гостиной, уткнувшись в телефон. И думать, думать, думать.

Потом был обед, за стол собралась вся семья. Порции воистину медвежьи, у нас даже папа столько не съедает за раз. А тут Коля (видимо, как самый растущий организм) даже добавки попросил. Мне же кусок в горло не лез, но из вежливости всё-таки заставила себя хотя бы поковырять вилкой мясо и салат.

Катенька снова выделилась. Попросила у Дарьи разрешения остаться на ночь у подруги - скоро какое-то особое полнолуние, которое бывает всего два раза в год, вот они и решили погадать. Ярослав тут же запретил, мол, плохо себя вела, маме не помогала, не слушалась - никаких гулянок. Наказана. Девочка сначала расфыркалась, было попыталась колоться, но под взглядом отца все колючки тут же сникли. Начала просить, сделала глаза кота из "Шрека" - бесполезно. Ярослав - не Игорь, на такое не купился. Нет, и всё тут. Разговор окончен. Смерив отца яростно-обиженным взглядом, девочка бросила "ну и ладно!" и убежала из-за стола. Нда, кого-то мне это напоминает.

- Анечка, можно тебя на минутку?

После обеда я вызвалась помочь Дарье вымыть посуду. Медведица сначала отнекивалась, но я настаивала - не удобно всё-таки. В конце концов, уступила. Потом все разбрелись по своим делам, а я вернулась в гостиную - придумывать, как убить время и избавиться от тяжёлых мыслей. Но там уже была Надежда Дмитриевна.

- Хоть на час, - невесело усмехнулась я, плюхаясь в полюбившееся кресло.

Правда, о чём ещё нам говорить? Я ещё что-то не знаю? И слава богу. Счастье в неведении.

Госпожа Белозерская села в кресло напротив, и вид у неё снова был виновато-сочувственный. Что-то мне не очень нравится такое начало. Или, дайте угадаю, - продолжение?

- Мой сын - далеко не подарок, я это прекрасно понимаю. - Как говорят математики, что и требовалось доказать. - Но я тебя очень прошу, Анечка, не делай поспешных выводов. Не надо тормошить прошлое. Роман с твоей мамой у Игоря был почти двадцать лет назад. Они уже совершенно другие люди.

Вспомнив свадьбу, я только горько усмехнулась.

- Уверены? Хотите сказать, он перестал флиртовать с каждой встречной? Если да, то прошу прощения, но с сыном вы виделись слишком давно.

Женщина покачала головой.

- Девочка моя, не нужно воспринимать это настолько серьёзно. Игорь так общается со всеми женщинами. Всегда общался. Он, поди, даже не замечает, что флиртует.

Ну ахринеть теперь!

- Замечательно! Просто супер! Не замечает! Это совершенно меняет дело!

- Я не о том. - Она говорила очень мягко, явно стараясь подбирать слова. Как с умственно отсталой. Или с малолеткой. - Мало ли, с кем и как он общается. А ты замачала, как Игорь на тебя смотрит? На свою жену?

- И как же?

- Ты нравишься ему.

Не сдержавшись, я фыркнула.

- Вы лучше скажите, кто вашему сыну не нравится?

- Нет-нет, Аня. - Слава богу, голос стал серьёзней. - Не путай. Ты нравишься Игорю по-особенному. Это теплота, нежность. Он хочет о тебе заботиться.

- А я что, ребёнок? Мне и от родителей заботы хватало. Хотя о чём это я? Ему почти сорок! Восемь, восемнадцать - в таком возрасте разница не велика.

- Всё зависит от тебя. Не знаю, говорил ли Игорь или нет, но он родился, когда я была на год младше, чем ты сейчас. А его отец в тот год распечатал четвёртый десяток. Тринадцать лет разницы. - Женщина вдруг улыбнулась. - Но Витя влюбился, как мальчик, он сам не раз это говорил. Взрослый мужчина. В девчонку, недавно закончившую школу. Как видишь, бывает и такое.

Да-да-да. А жизнь вообще штука сложная, удивительная и непредсказуемая. И везёт всем одинаково. Угу-угу.

Я вздохнула.

- Спасибо, Надежда Дмитриевна. Наверно, мы с этим разберёмся. Как-нибудь.

- Конечно, разберётесь. - Новая улыбка. - У вас всё будет очень хорошо, вот увидишь. Просто нужно время. Вам обоим. Он ведь тоже тебе нравится, правда?

О, я ещё умею смущаться. Надо же.

- Извините, но сын у вас - козёл. Редкостный.

- Весь в отца, - ответила госпожа Белозерская весело. - Он с самого детства такой...

...Мы проболтали до самого вечера - Надежда Дмитриевна рассказывала о сыновьях, о том, какие они разные, как были близки. Мне даже стало как-то полегче.

Ненадолго.

Вроде, всё в порядке, собрались ужинать, и тут на тебе. Кати нет. Ни в её комнате, ни у Коли, ни у малышей. Ушла. А уже поздно, темно. Ярослав очень рассердился, помрачнел. Прямо на кухне схватился за телефон. Малыши друг с другом шептались: "Катьку сейчас накажут".

А из трубки вдруг мужской голос.

Слов-то я не разобрала, но по звуку уж точно не девочка. Ярослав не говорил ничего, только слушал. Но лицо перекошено, телефон в руке захрустел.

- Ублюдок! - наконец рявкнул он, да так, что малыши испуганно прижались к матери.

- Кто... - начала было Дарья, но муж перебил:

- Сигма, - бросил он коротко. Потом посмотрел на детей. - Все сидят дома. Все, ясно? До моего прихода. Двери не открывать, к окнам не подходить, маму слушаться беспрекословно.

48
{"b":"579458","o":1}