ЛитМир - Электронная Библиотека

- Что тебе надо, ублюдок?

- И вам доброго вечера, Игорь. Поживаю хорошо. Вика тоже в порядке. Спасибо, что поинтересовались.

- Светские любезности можешь засунуть...

- Вы за этим мне позвонили?

- За каким хреном тебе Исаев?

- Прошу прощения?..

- Исаев. Сергей Исаев. Которого загребли твои головорезы. Недавно.

- А, ваш шофёр. Он сошёл с ума, обратился и чуть не убил вашу племянницу и... хм... кем у вас Юля? Горничная? Любовница?

- Что ты хочешь за его освобождение?

- Дело не в моих желаниях и даже не в их отсутствии. Сергей и раньше вызывал подозрения. Теперь сомневаться глупо. Он дикий. Соболезную.

- Он не...

- Ваши слова уже ничего не решат, Игорь. Вы и раньше клялись и божились, что Сергей просто нестабилен. И что же? Вам собственную племянницу не жаль?

- Мне жаль нормального парня, из которого сделали лабораторную крысу! Твой отец сделал!

- Сергей уже, так сказать, выходил из себя однажды. Тогда чуть не пострадала Анна.

- Ну да, твоя сестричка постаралась! Хватит корчить из себя святого!

- Игорь, ну давайте же будем объективны. Хотя бы на пару минут. Конечно, вспоминая историю с вашим братом, я могу понять вашу... ваши чувства, но...

- Выродок! Пошёл к чёрту!

- Как вам угодно. Приятного вечера.

Когда разговор закончился, Белозерский едва сдержался, чтобы не вышвырнуть телефон на дорогу.

- Домой, - вместо этого мрачно приказал он, и новый шофёр надавил на газ.

Вернувшись в Питер, Игорь отвёз Аню к родителям, а потом тут же рванулся на Крестовский. Маша, заливаясь слезами, бросилась к дяде, умоляя "вернуть его" и без конца повторяя, что это её вина. Юля была бледна, под глазами залегли тени, веки припухли. Но, взяв себя в руки, девушка объяснила, что всё то время, когда Игорь был в отъезде, Маша пыталась уговорить Серёжу обратиться, повторяя дядины слова о том, что ему нужно учиться жить со зверем. Парень отказывался, говорил, что это слишком опасно. Это продолжалось день за днём, Серёжа начал раздражаться. А потом Маша решила его спровоцировать...

"Куда ты смотрела?! - зарычал тогда Игорь. - Юля, мать твою! Я же просил! Приглядывай за Машкой!"

"Я... Прости. - Девушка потупилась. - Я... я не ожидала, что дойдёт до такого..."

"До какого?!"

В тот момент Маша снова бросилась к дяде на шею, рыдая и твердя, что виновата она и только она. С трудом успокоив племянницу, Игорь заставил её рассказать, что именно она сделала. Краснея и всхлипывая, девушка долго ходила вокруг да около, сбивчиво перескакивая с одного на другое, пока Игорь ни догадался сам:

"Ты хотела, переспать с ним?"

Тихонько завыв, Маша уткнулась дяде в плечо. Тот лишь мысленно выругался. Несколько дней Игорь выяснял, куда именно упрятали Серёжу и как его можно вернуть. Но след терялся - парень как в воду канул. Наступив себе на горло, Игорь всё-таки позвонил Александру - он, конечно, конченый ублюдок, но знать должен. Однако теперь и эта нить оборвалась. Одинцов, как и всегда, ведёт свою игру, и давать Игорю информацию ему не выгодно. Выбить силой? Чтобы парня вообще убили? Нет, это тоже не вариант.

Тупик.

Когда Игорь пришёл домой, было уже за полночь, все спали. Не включая свет, он пошёл на кухню. Достав коньяк, сел за стол, открыл окно. Закурил. Выпил.

- Привет.

Подойдя к мужу, Аня села к нему на колени.

Когда Игорь несколько дней назад привёз её к родителям, а сам уехал к себе, первым порывом девушки было отправиться за ним. Весь день она боролась с этой тягой, пыталась отвлечься. Но, во-первых, все мысли были только о муже. Конечно, где-то на задворках сознания мельтешили какие-то образы, какие-то детали. Аня хотела что-то спросить у отца? Да, что-то там с этим сумасшедшим Джеем... Но какая теперь разница? Он что-то сделал? Ну и пусть, уже всё кончилось. Теперь Аня - другой человек. Теперь она больше не будет вести себя как последняя идиотка, не будет корчить из себя ледяную деву. Зачем? Какой, к чёрту, лёд, когда рядом такой, как Игорь? Нет-нет, теперь она - вулкан, рядом с которым померкнет даже слава Кали, которую Белозерский так любит вспоминать. Разлюбит. Всё. Аня стала полноценной волчицей, и больше не потерпит рядом со своим мужем другую женщину. Пусть даже она есть только в мыслях.

Именно это и стало второй причиной, по которой девушка уехала от родителей в тот же день. Ревность. Если раньше для Ани мать была эталоном и кумиром, то сейчас девушка в первую очередь смотрела на неё как на соперницу. Да, Анастасия Павловна уже давно замужем и любит Аниного отца. Но Игорь её вспоминает! Не так, чтобы часто. Но всё же. Причём, только её - ни одна из прежних (и многочисленных) любовниц такой чести не удостоилась. Это ж какой след остался после Кали, что его даже любвеобильность Белозерского не сумела вывести!

И что, теперь Аня должна вести себя с этой женщиной по-прежнему? Улыбаться, рассказывать обо всём? Нет, это выше её сил!

- Чего не спим?

- Тебя ждём.

Поэтому девушка тем же вечером уехала на Крестовский. Следующие несколько дней Аня видела мужа только по утрам, да и то мельком. Она несколько раз пыталась дождаться, когда Игорь придёт с работы, однако это происходило слишком поздно, и в итоге девушка засыпала. Но сегодня всё же сумела перебороть себя.

- Кое-кому надо бы отдохнуть, - прижавшись к мужу покрепче, сказала Аня негромко.

Белозерский криво усмехнулся. Налив себе ещё коньяка, выпил залпом.

- На Том Свете высплюсь.

- Ну правда. - Девушка погладила его по волосам, щеке. - Я... я помогу...

Рука скользнула по груди, ниже. Однако...

- Гляжу, волчица всё ещё здесь. - Снова усмехнувшись, Игорь переложил руку жены себе на плечо. - Теперь вам надо учиться жить вместе.

Та посмотрела мужу в глаза.

- Я хочу этого, - сказала она твёрдо.

Но Белозерский покачал головой.

- Посмотрим, что ты скажешь, когда придёшь в себя. Целиком.

Аня дёрнулась, как от пощёчины. Опустила голову.

- Ты... думаешь о ней? - спросила девушка глухо.

- О ком?

- О Кали.

Игорь тоже опустил голову, недоумённо глядя на жену.

- Нет. - Полувымученная усмешка. - А должен?

Девушка фыркнула.

- Тебе видней, - отрезала она холодно.

Почти минуту Белозерский устало молчал, пытаясь сообразить, где он проштрафился на этот раз. Но потом всё-таки догадался.

- Ань. - Обняв жену, уткнулся лбом ей в плечо, закрыл глаза. - Мы с твоей матерью порвали сто лет назад. И я этому рад. И она рада. Потому что мы оба понимаем, что ошиблись. Не забивай себе голову всякой дурью, я тебя умоляю.

Девушку эти слова не убедили, она хотела возразить, выплеснуть всё, что так долго копилось. Но вместо этого лишь обняла мужа крепче, снова погладила по волосам. Он слишком устал. Измучен. Столько всего случилось! Ему нужна поддержка, а не выяснение отношений. Как-нибудь потом. Аня подождёт. А сейчас...

- Я... я правда... хочу...

Почувствовав на шее прикосновение тёплых губ, Игорь, сам того не заметив, обнял девушку крепче. Соскользнув с талии, рука забралась под халат, легла на колено, выше, выше...

Вздрогнув, девушка охнула. Белозерский очнулся.

- Давай не будем торопиться. - Убрав руку, поднял лицо Ани за подбородок. - Успеется.

Игорь хотел её поцеловать, но девушка сердито отвернулась.

"Ушам своим не верю!"

- Почему? Я для тебя недостаточно хороша? Слишком молода? Девственница?

Карие глаза сверкнули желтизной. Вместо ответа Белозерский вдруг поднял жену на руки и усадил на стол, одновременно вставая так, чтобы она не могла свести колени.

- Против молоденьких девственниц ничего не имею. - Пользуясь Аниным удивлением, Игорь взял её ладонь и положил себе на молнию брюк. - Особенно, если одна из них - моя жена.

Щёки девушки обожгло румянцем, она вздрогнула. Но руку не убрал. Даже не попыталась. Просто смотрела на мужа широко распахнутыми глазами.

56
{"b":"579458","o":1}