ЛитМир - Электронная Библиотека

Зайдя в квартиру, я было ринулась в комнату родителей - но остановилась на пороге. Ха-ха, Анечка. А ты знаешь, где мама хранит альбом? Чёрт, придётся искать. Стыдно-то как! Но по-другому не получится, только если дождаться прихода мамы. Ну или позвонить. Я достала телефон, но конечно же, по закону подлости, именно сейчас Анастасия Павловна не пожелала брать трубку. Чёрт, чёрт, чёрт! Значит, выбора нет - до прихода мамы ещё часа два-три. Слишком долго.

Пришлось обыскать всё, ибо в самых логичных и ожидаемых местах вроде тумбочки или ящиков стола не было ничего похожего. Перерыв комнату сверху донизу и найдя только наши старые альбомы, я уже начала отчаиваться, но тут волчья интуиция вдруг потянула к шкафу.

Бинго!

На самой верхней полке, там, где раньше была коробка со сложенным свадебным платьем - лежит, родненький.

Достав альбом, я тут же его потрясла, перетряхнула страницы - вдруг что-то выпадет? Ничего. Значит, придётся смотреть все фотографии.

Усевшись прямо на пол, я открыла первую страницу. Мамина сестра. Опять она. И опять. И снова. Пять страниц с исключительно её фотографиями в разных позах и местах. Теперь пошли она и высокий широкоплечий блондин - скорее всего, Леонид Одинцов. Да, точно он. На одной фотографии - вылитый Александр, только чуть покрупнее. Они, они, они. Держатся за руки, целуются. О, а здесь он её на руках держит - совсем как папа маму на фотографии в кабинете.

Господи, ну где же?!

Теперь свадьба. Ой, Игорь! Я тогда, в первый раз и не разглядела толком. Такой молодой! Волосы короче, но улыбка такая же, и взгляд...

Эй-эй, не отвлекаться! Ещё насмотришься на мужа. И наговоришься. Наобъясняешься. Совсем скоро.

Так, а это у нас кто? Девушка. Рядом с Игорем, держит его под руку. Высокая, полноватая, тёмные волосы... хм, хм, хм... черты такие знакомые... где-то я эту барышню видела... где же?.. совсем недавно...

Чёрт!

Да это же Светлана! Та самая, Немировская! Леди Босс, только моложе лет на двадцать. И куда менее презентабельная. Так вот, где я её видела!

Вынув фотографию из уголков (от волнения руки дрожат - чуть не порвала!), перевернула. Так-так. Голова Светланы (вернее, то место, где она должна быть на обратной стороне) обведена в идеальный круг. Ручкой. Сверху знак вопроса. Такой аккуратный, прям каллиграфический.

Я не поленилась - снова открыв первую страницу, начала доставать и переворачивать все фотографии подряд. Больше ничего нового, только дата и подпись, кого и где фотографировали. И почерк совсем другой, с острыми углами, буквы сплющены в высоту - на мамин очень похож. Наверняка, подписывала или она, или сестра.

В итоге, я перебрала весь альбом, но из находок всего три снимка - на всех есть Светлана, круг и вопросительный знак.

Ну и что вы этим хотели сказать, Александр Леонидович? Вы полагали, что я не знаю, кто здесь изображён? Хотели, чтобы я начала кого-то спрашивать про Светлану? Вас? Вряд ли. Вы же от вопросов бежите, как он чумы. Родителей? Игоря? Кого? Или я вообще думаю не в ту сторону, и вы имели в виду что-то совсем другое?

И опять ни одного ответа...

Ладно. Хорошо. Прекрасно. Дождёмся Анастасию Павловну. Заодно и приберёмся.

Дождались. Рассказали про встречу с Одинцовым, про разговор, про намёки. Мама, конечно, мигом встревожилась, но ругаться не стала. Увидев фотографии, очень удивилась, подтвердила, что обводила не она и не сестра. Насчёт Светланы - объяснила, что Немировские являются дальними родственниками Одинцовых, поэтому их и позвали на свадьбу. Не оборотни, работают, так сказать, в обоих мирах, эдакие посредники. Всё. Больше никакой полезной информации.

Так и подмывало остаться подольше и спросить папу - но я сдержалась. Вот уж кто-кто, а он за встречу с Одинцовым устроит форменную головомойку. И ничего не расскажет, мол, не лезь не в своё дело.

Значит, придётся спрашивать мужа. Ой-ёй, заранее колени подкашиваются...

Снова отдав маме альбом (снимки с пометками Александра с её разрешения оставила себе), я поехала обратно на Крестовский. На эшафот.

Палач уже был дома. Это я поняла ещё когда шла через двор - увидела знакомую машину. На секунду аж замерла. Что сейчас будет? Что-что - а то ты не знаешь, Анечка? Игорь своими руками сделает себя вдовцом. И будет прав. Какие у тебя оправдания? Давай-давай, не тормози. Любишь кататься, люби и саночки возить. Чем дольше тянешь, тем хуже.

Собравшись, я пошла дальше. Предчувствуя грядущую встречу, волчица тихо скулила, прижав уши. Эх, понимаю!

Зайдя в квартиру, я тут же почувствовала присутствие мужа. Даже не столько запах, сколько именно ощущение. Хозяин вернулся, дом снова полон им. Приятное чувство. Вот только бы сердце так не стучало и колени не подкашивались...

Он меня убьёт. Что я скажу? Как?.. Мамочки...

Пока я раздевалась, из гостиной вышла Маша. Выглядит уже повеселее, не такая бледная. Посмотрела на меня, как-то странно усмехнулась. И провела ребром ладони по горлу. Я застыла.

Следом вышел Игорь. Мне хватило одного взгляда ему в лицо - да, Александр прав. Муж всё знает.

Маша ушла к себе. Игорь смотрел. На меня. Пристально. Молча. Я капитулировала сразу же - отвела взгляд. Но всё равно чувствовала, отчётливо, почти осязаемо. Мрачная усталость, злость. Раздражение. Напряжение. И тревога. Она сильнее всего.

Игорь пошёл обратно в гостиную. Я не видела, но почувствовала - надо идти следом. Пошла. В комнате пахло сигаретами. Занавеска отдёрнута, на подоконнике пепельница с окурками.

Муж сидит на диване. Не поднимая взгляд, я села рядом. Хотелось что-то сказать. Хоть что-нибудь. Просто нарушить эту прокуренную тишину. Но нет. Она сдавила горло, почти осязаемо. Ещё чуть-чуть, и я начну задыхаться в этом молчании...

- Расскажи-ка, пожалуйста, - как удар кнута и одновременно глоток свежего воздуха, - чем ты думала?

Я уже открыла рот, чтобы начать оправдываться, хоть как-то, пусть глупо - но смогла выдать только:

- Прости...

Тревога отступала, её место занимали усиливающиеся злость и раздражение.

- "Прости"? Я что, с маленьким ребёнком разговариваю? "Прости, что ушла без спросу", так что ли?

Где-то в недрах сознание вспыхнула злость, но её тут же похоронили под собой стыд, страх и чувство вины.

- Какого хрена, Аня? - Теперь Игорь смотрел на меня. Я этого не видела. Чувствовала. И его зверя. Он тоже зол. - Зачем ты сунулась к Одинцову? Я что, забыл сказать, что это опасно?

Сам же и говорит как с ребёнком!

Сколько злости... Никогда не чувствовала такого от него. Страшно. Трясёт.

- Он... он мой брат... - выдавила я, по-прежнему глядя в пол.

Игорь аж рыкнул. Волк готовился к прыжку.

- Какой, к чертям, брат? Аня, включи голову. Какой брат, если вы недавно познакомились? Ты раньше даже не знала, что Одинцовы существуют!

Мамочки...

- Но... Александр сказал, что не хочет...

- Да плевать, что он сказал! - Одну руку Игорь положил мне на плечо, другой поднял лицо за подбородок, заставляя посмотреть в пожелтевшие глаза. - Аня, слушай меня внимательно. Заруби себе на носу. Раз и навсегда. Больше повторять не буду. Одинцовы - ублюдки. Вся их семейка. Они играются другими, как куклами. Думаешь, твоему "братцу" есть дело до родственных уз? Что ты его сестра? Он с родной-то сестрой как со шлюхой. А тебя просто использует. Очень удобно - девочка же ни черта не знает. Проглотит любой бред, любое враньё, только дай.

Я смотрела, не отрываясь. Просто не могла отвести взгляд. Сколько злости! Захлёстывает! И зверь...

Но ведь не может быть всё именно так! Не настолько я идиотка! Не всё же Александр врал! Ну почему, почему Игорь не хочет посмотреть под другим углом!

- Прошу тебя!.. - Я обняла его за шею, коснулась щеки. Голос дрожал, потекли слёзы. - Пойми меня!.. Пожалуйста!.. Ты не видел, как всё было!.. За Александром следили!.. Он не врал!.. Он говорил, что не хочет с тобой воевать, но ему приходится... это выгодно...

73
{"b":"579458","o":1}