ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закончив с перевязкой, он пожалел, что кони разбежались. Если б он успел задержать хоть одного, то дальше можно было бы двигаться верхом, а не на своих двоих. Но, что произошло, то произошло. Дальше он занялся осмотром вещей убитых. Он нашел флягу полную воды и напился. Пересмотрел все вещи, и подобрал подходящие себе. К имеющемуся плащу добавил пару штанов и рубах. Кошелек в этот раз был всего у одного, но денег было больше. Девять серебряных, из которых четыре были большими монетами и семнадцать медных. Он их ссыпал к тем, что у него уже были. На каждом коне были сумки с провиантом. Из них он себе также переложил, вяленого мяса и хлебных высушенных лепешек, а также найденных сухофруктов. Закончив с мародерством или вернее сбором трофеев, но уже хотел двинуться дальше, когда его взгляд зацепился за копья. Поразмышляв, он срубил с двух копий наконечники с древком длиною около метра и привязал их к своему мешку. А уже потом пошел дальше по дороге.

Еще через два часа хода Роман ощутил появившиеся изменения. Сначала было не понятно, что именно изменилось, а потом до него дошло, он стал слышать необъяснимый шум из непонятных звуков, которые не мог интерпретировать. После этого он обратил внимание, что стрелки, выбитые в камнях с каждым разом стали немного отклоняться в сторону. Эта необычная дорога, бывшая до этого совершенно прямой, поворачивала. И ее поворот шел в сторону, из которой и доносились звуки.

Роман стал передвигаться осторожнее, поэтому своевременно заметил изменения в окружающем мареве. Он стал двигаться еще медленнее, пытаясь определить, к чему он приближается. Но все равно то, что он увидел, потрясло его.

Он, следуя за изгибом дороги, вышел к обрыву. Оказалось, что эта каменная равнина возвышается над местностью покрытой лесом. И этот лес находился далеко внизу. По прикидкам Романа он находился на плато, возвышающимся над растительным царством где-то метров на триста, пятьсот, а то и больше. Он так сходу не смог определить высоту, на которой он находится. Но что было самое плохое, срез скалы был почти ровный. На нем можно было заметить лишь местами выступы и выбоины. Может быть, для опытного скалолаза спуститься, имея снаряжение, было бы и возможно. Но Роман сразу понял, что он этого сделать не сможет. Но раз была дорога, то значит, она должна была вести и в низ. Подойдя чуть ближе к краю, он увидел и ее продолжение. Кто-то очень постарался, создавая такой подъем на это каменное плато. Она была вырезана в стенке обрыва. И для этого было срезано огромное количество камня. Но все равно она была узкой, шириной всего чуть больше двух метров и имела наклон градусов в тридцать. Чтобы двигаться по такой дороге, один край которой обрывался в пропасть, необходимо было иметь смелость. Но не это напрягло Романа, а то, что почти в самом низу, у спуска, эта дорога упиралась в стену небольшого замка. С того места откуда смотрел Роман не было видно есть там ворота или дорога поворачивает, но зато на стенах были заметны стражники. И что будет, если его заметят, он догадался сразу.

Марево, колышущееся над каменной равниной, за ее пределы не выходило. И дорога, ведущая вниз с него, просматривалась хорошо, на всю длину. Что делать дальше, Роман просто не знал. Спуститься по стене у него не получится однозначно. Искать другой спуск было бессмысленно. В обе стороны, насколько ему хватало взгляда, шел точно такой же ровный обрыв, как и тот возле которого он стоял. Оставалось только ждать ночи и уже после наступления темноты пытаться пробраться к лесу.

Отсюда было видно, что внизу местность не такая ровная как на плато. Там имелись и возвышенности и низины. Вдалеке что-то поблескивало, и Роман решил, что там протекает река. Оставаться на плато было актом глупости. За все время своего пути он не видел ни одного живого создания и не встретил ни капли воды. Так, что выжить он на ней не сможет. Да еще и это марево. Если он покинет дорогу, то он просто заблудится и умрет от обезвоживания. В обеих стычках на его стороне была неожиданность. В сооружение никто из находящихся там воинов не успел схватиться за мечи, как и всадники на дороге. Первые надеялись, что его удержит цилиндр. А для вторых из-за марева он появился неожиданно. Оба раза схватки происходили на удобных для него расстояниях. В первом случае оно было продиктовано размерами здания, а во втором маревом. Но теперь, на открытом пространстве, они смогут с ним расправиться. Если не мечами, то стрелами на расстоянии. Пусть куртка гнома защищает его туловище, но голова и ноги у него остаются открытыми. Поэтому у него будет только эта ночь, чтобы прорваться на нижнюю равнину. И то, это если у них нет связи с теми, кого он встретил на дороге. А то, что он их встретил, могло быть продиктовано тем, что те, кто находился в сооружении, не ответили на вызов. Вопросов было много, и он уже пожалел, что никого не захватил живым. Но, что в первом случае, что во втором у него не было возможности кого-то взять в плен.

Промелькнувшие размышления привели к тому, что он отошел немного в сторону от места выхода дороги на плато и лег. Надеясь, но то, что если даже кто-то и будет проезжать по ней, то из-за марева его не заметит.

До самого вечера он лежал, и наблюдал. Но никакого движения внизу не было. Но когда уже начало темнеть, внизу у замка показались всадники. Они выстроились цепочкой и стали взбираться на плато. Кони этого мира, хоть и были мельче земных, но в гору шли уверенно. Он насчитал три десятка воинов. Все были с копьями, как и те, что повстречались ему на дороге.

Когда они взобрались, уже была полная темнота. У Романа еще вызвало удивление, как они будут передвигаться по такой темени. Но тут передние достали жезлы и те засветились, освещая дорогу перед ними. Вся кавалькада выстроилась по двое и двинулась вглубь плато, удаляясь от обрыва.

Как только они достаточно отъехали, Роман бросился к дороге ведущей вниз. На конях, они за пару часов достигнут места, где он столкнулся с десятком копьеносце. И ему надо за это время попасть в лес иначе он будет обречен.

Полтора или два километра дороги ведущей вниз он с осторожностью преодолел минут за пятнадцать-двадцать. Бежать было легко. Нелегко было двигаться так, чтобы не создавать шума, при этом прижимаясь к самой стенке обрыва так, чтобы при этом не цепляться об нее. На стене замка стояло два воина и на ней же имелись два светящихся шара, освещая все пространство дороги перед ней, кроме участка под самой стеной.

Роман остановился на расстоянии метров семидесяти, прижавшись к стенке обрыва. И стал думать, как действовать дальше. Стена замка была метров пяти высотой, он знал, что сможет схватиться за ее край руками, подпрыгнув. Но это будет возможно только в том случае, если находящиеся на стене стражники не заметят его до этого момента. А если заметят, то они могут попробовать его сразить стрелами. Оба были вооружены кроме мечей, луками. Но даже если они его заметят, он сможет прорваться, используя кинжал и свою "аурную руку", но тогда поднимется тревога. Их надо было убирать так, чтобы не поднимать шума, иначе прорваться будет намного труднее. Если будет вообще возможно в этом случае. А для этого было необходимо ждать подходящего момента.

Он уже простоял около часа, чувствуя, как убегает отпущенное ему время. В любой момент мог вернуться кто-то из тех, кто поднялся на плато, с сообщением о найденных трупах. Он решил ждать еще минут десять, а потом уже идти на прорыв. Но ему повезло.

Где-то внутри замка что-то упало с большим грохотом. Следом раздалась ругань и оба стража оглянулись на звук. И Роман сразу же стартовал. Когда до стены оставалось метров двадцать, один из стражников стал оборачиваться и Роман, используя кинжал, пронзил его в горло. Не вытаскивая кинжала, "аурной рукой" схватил второго за шею и сдернул его со стены. Все произошло за пару секунд. Тело падающего стражника он подхватил, не дав ему грохнуться на дорогу. А тот, которому он пронзил горло, тихо опустился прямо на стене. Еще через пару секунд он и сам был рядом с ним. Вытащив и вытерев клинок кинжала, вставив его в ножны, он прямо по стене стал пробираться к другой стороне замка.

5
{"b":"579459","o":1}