ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сталинский сокол. Комэск
Счастливая лиса Джунипер
Ответ. Проверенная методика достижения недостижимого
Судьба уральского изумруда
Продвижение личных блогов в Инстаграм
Аня де Круа 2
Русалка и миссис Хэнкок
Магическая сделка
Стеклянные дети
A
A

Когда казалось, что все удалось, его заметили. Вернее он в своей спешке не заметил стражника присевшего в уголке, который охранял сторону стены, выходящую к лесу. Тот, увидев его, закричал "тревога". Вернее начал кричать, когда Роман его пронзил кинжалом. И тот захлебнулся в своем крике. Но, тем не менее, свое дело он сделал. После его крика стали выскакивать другие стражники и взбегать на стены. Роман спрыгнул со стены и ринулся в сторону леса. С этой стороны дорога по краю обрыва продолжалась еще метров на сто пятьдесят. Уже отбежав шагов на пятьдесят, он получил в спину стрелу, которая сбила его с ног. Падая он смог оглянуться. На стене стоял всего один стрелок, который и стрелял по нему. Действовать кинжалом было уже далеко. Поэтому он выхватил обрубок копья и метнул его, используя свою силу и до последнего сопровождая его своей "аурной рукой". Бросок получился удачным. Не ожидавший этого стрелок даже не попытался отклониться, и его пронзило наконечником копья. Но тут на стену выскочил следующий, и Роман повторил бросок вторым обрубком и, не дожидаясь результата, ринулся вниз, петляя по ширине дороги как заяц. Когда он уже опустился до уровня верхушек деревьев, рядом пролетела еще одна стрела, и почти сразу за ней следующая. Недолго думая, он просто спрыгнул с дороги в сторону леса, надеясь на удачу. И на то, что он при падении не напорется ни на что острое.

Брат Ордан, командор Первого Рубежа в очередной раз пересмотрел все записи. Скоро должен был прибыть легат, и ему к этому времени было необходимо подготовить отчет. О том, что сработал уловитель, он сообщил сразу почтовой птицей, как только сам узнал об этом. И теперь ему было необходимо предоставить все полученные данные и вынести свое заключение, кто был уловлен. Демон или колдун. А имеющиеся сведения были противоречивы настолько, что он не мог никак определиться с выводами. Брат Асан, это вечное недоразумение, никчемное создание, остался единственным выжившим из всей десятки стражей "Четырех оков". Когда произошла сработка третьей оковы, и поступил сигнал, что в нее попался демон, он как обычно забыл жезлы подчинения и возвратился в арсенал. Это его и спасло. Уже направляясь в залы приема, он услышал, что пойманный вырвался и уничтожает братьев. Поэтому ринулся обратно в арсенал и заперся там. Первые братья воздвигшие "Четыре оковы" все сделали на совесть и обнаружить вход в арсенал, если не знаешь где он, невозможно. Вот брат Асан и просидел в нем, трясясь от страха до того момента, пока не подоспела помощь. И осуждать его за это нельзя. Они никогда не готовились десятком противостоять демонам. Их должны были сдерживать печати оковы, и этим дать им возможность уничтожить их.

Хорошо, что все произошло в последний день декады дежурства, и он там просидел лишь сутки. А если б это все произошло в первый день декады? Они бы и не знали, что кто-то проник на плато Демонов. Хотя это тоже было бы нехорошо. Но ведь тогда бы, на прибывшего не напоролась сменная десятка. Которая из-за этого вся полегла прямо на дороге. А ведь он сколько раз писал, что необходимо восстановить печати до их первоначальной мощности. Но ему каждый раз отказывали, ссылаясь на то, что последний раз они срабатывали более тысячи лет назад. И на то, что энергию необходимо тратить более рационально, а не бессмысленно вливать в древние печати. Уже все забыли тот страх, который приходит с демонами или сильными колдунами. И, наверное, теперь пришло время его вспомнить. Ведь кто-то, или демон или колдун, пришел в их мир, и они не смогли его удержать. Вот только кто?

Брат Асан утверждает, что сначала сработала печать третьей оковы. И при этом амулеты, созданные первыми братьями, показали, что в нее попал демон. Но когда он вернулся за своими жезлами, то горел индикатор второй печати, и к этому моменту уже все опознавательные и следящие амулеты были уничтожены. Брат Асан утверждает, что попавшийся демон их почувствовал и уничтожил, а потом хотел уйти порталом и не смог. Не хватило силы. Потому и попался во вторую печать. Предположение было логичным, но было одно но. Пусть у него хватило силы разрушить печать третьей оковы и все амулеты, и он попробовал уйти, но из-за недостатка сил был снова уловлен. Тогда не понятно как он смог разрушить вторую печать. Да и убийства не похожи на дело рук демона. Демоны не ходят с оружием. Их истинная ипостась и есть их оружие. А все братья были убиты оружием. Некоторые, судя по всему кинжалами, а остальные мечами. Острыми мечами. Это больше похоже на действия колдуна, чем демона. И в зале второй печати двое братьев были убиты непонятным образом. Такое впечатление, что их с силой швырнули в стену. Отчего даже кости у одного из них раздробились. Но вот амулет распознания, при этом не показал применения колдовства. Такое впечатление, что их просто сильно швырнули. Такое вполне мог сделать демон, но и тут амулеты показали, что демон к телам не прикасался. На дороге аналогичная ситуация. Там вообще первая тройка как будто на полном ходу влетела в каменную стену. И тоже ни колдовства, ни следов демона обнаружено не было. И тоже все убиты оружием. О его остроте можно судить по порубанным металлическим пластинам на доспехах и древкам копий. Прочнейшее дерево тин, из которого изготовлены древки, невозможно разрубить мечом. А тут они, древки, перерублены как будто они были из мягкого нипа. Пятеро убитых в цитадели Первого Рубежа, убиты без применения колдовства и не демоном. Так, что кто проник непонятно. Если это демон, то он какой-то необычный. Если колдун, то он тоже необычен. Он не слышал о мастерах меча среди них. Может воин с боевыми амулетами? Это вполне возможно, но не объясняет отсутствие следов колдовства. И тогда если судить по силе ударов и то, что он запрыгнул на стену такой высоты, он должен быть огромен ростом и в великолепной защите. Ведь судя по наконечникам стрел, в него попадали, но пробить ее не смогли. У него должны быть крепчайшие латы. В цитадели такая же ситуация. Все кто столкнулся с проникшим, убиты. А поднятые по тревоге дают противоречивые показания. Первые выскочившие на стену, были поражены обрубками копий, а следующие за ними, выскочили на стену, когда проникший уже удалился достаточно далеко. Стреляли в темный силуэт. И никто не может описать, как он выглядел. Совпадает только одно, его огромная скорость передвижения и уклонения от выпущенных в него стрел. А вот его рост описывают по-разному. Одни утверждают, что он среднего роста, а другие, что вдвое выше, чем самый высокий воин цитадели.

Была надежда, что его нагонят поисковые гуары, которых он выпустил сразу после нападения на цитадель, но и они не вернулись. И, исходя из того, что уже прошло десять дней после прорыва, они уже никогда не вернуться. Но дорога отсюда к центру империи одна и он уже выслал гонцов в гарнизоны с предупреждением о чужаке и необходимости его уничтожения. Дал предупреждение о его опасности и описание как сам его представлял. Высокого роста, мощного, с длинным мечом и прочных латах. Другого образа проникшего, после совершенного им, у него не получалось. Всадники на плато убиты мечом, нанесенные раны расположены высоко, что свидетельствует о том, что их противник был выше, чем погибшие воины на коне. О длине оружия говорит факт, того, что длина копий не помогла от него закрыться. А о наличии доспехов указывают поврежденные наконечники стрел, выпущенные в него.

Но вот что писать в отчете он так и не определился. Что писать, кто прибыл? Демон, колдун или воин с амулетами?

Роман стоял, смотрел на реку и думал, не глупость ли он сделал, двигаясь в эту сторону. Еще сверху, осматривая замок и прилегающие к нему окрестности, он увидел дорогу, ведущую от него вглубь прилегающих лесов. И сразу понял, что ее после его прорыва перекроют. Поэтому решил двигаться в сторону виднеющейся вдали реки. Возле рек всегда есть поселения, а к ним всегда ведут дороги. В крайнем случае, при отсутствии дороги, в таком поселении можно позаимствовать лодку. Но или зрение у него было слишком острое, или виновата высота, с которой он смотрел, но к реке он пришел только сегодня на десятый день странствия по этому лесу.

6
{"b":"579459","o":1}