ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это хорошо. Дай руку, — наконец, попросил он. Я послушно вытянула руку вперед. Доверяла ли я ему? Нет. Я никому не доверяла. Кроме семьи, что тоже оказалось глупым и недальновидным поступком, учитывая предательство Антона. Азим взял мою руку и вложил в нее какой-то камень.

— Силой крови высшего вампира,

Заклинаю, будь смелей, чем армия богов,

Силой крови умирающего мира

Избавляю я стихию от оков.

Силою последнего дыханья

Я вливаю в тебя свою магию крови.

Повелевай же ею и своим сознаньем.

Буду нужен — только позови, — Азим сжал мою ладонь в кулак и, поцеловав меня в лоб, исчез. Он что, сбежал? А стишок «так себе» получился.

— Он ушел от нас, — тихо произнес Хромой.

— Он… того?

— Умер, — кивнул Башка.

— Теперь ты наш босс, — добавил Колодец.

— Колодец, ты головой стукнулся? Какой, к чертям, босс? Я похожа на мафиози?

— Ты убила Азима, теперь ты — босс, — подтвердил слова друга Хромой. Сразу вспомнился «крестный отец». Нет уж! Я не согласна!

— Тогда я вас увольняю! — решила я проблему одним махом. Ну, а что? Не управлять же мне бандой разбойников.

— Уволить можно только тебя, — покачал головой Колодец. И чего он раньше молчал?

— Тогда увольте меня.

— Азим запретил тебя убивать. И мы не станем тебя 'увольнять', даже не потому, что он был нашим боссом очень долгое время, а потому, что не по понятиям убивать девушку, которая заведомо слабее.

— Убивать меня не надо. Не выход это. Ладно, черт с вами, побуду пока боссом. А Азим, правда, умер?

— Не совсем, — ответил Колодец, — он скоро сможет переродиться. Погибло лишь его тело.

— А что это за камень?

— Его сила, он отдал ее тебе.

— Зачем?

— Ну, я-то откуда знаю? У вампиров вообще не все дома, — рыкнул Колодец. Создалось впечатление, что он крайне не доволен поступком «босса». И это понятно — кому будет приятно находится под командованием сопливой девчонки, которая незадолго до момента «назначения» вела себя крайне странно?

— Рычать на свою жену будешь. Понял? — выплюнула я ему в лицо и ударила согнутым коленом в живот. Вновь почувствовала, будто являюсь марионеткой, сознание наблюдало за действиями тела как бы со стороны. Паршивое чувство ничтожности, невозможности управлять самой собой.

— Рыжуля, — предупреждающим тоном позвал меня Колодец. Башка и Хромой молчали, напряженно глядя на нашу перепалку. Я хотела остановиться, сказать, что с удовольствием отдам ему все права и обязанности веерлданского мафиози, но не могла даже вздохнуть самостоятельно. Ненавижу.

— Видимо, не понял, — усмехнулась та девушка, что была и не была мной одновременно, ударив кулаком в живот глупого подчиненного, — еще раз объяснить?

— Нет, — замотал он головой, — я все понял.

В голове раздался голос Азима «Моя сила — уплата долга твоему деду. Колодца ударила не ты, а я. Не позволяй им много на себя брать. Ты теперь главная. Они обязаны подчиняться. Камень не доверяй никому. Если нужна будет помощь, зови. Я сразу приду. Пока, Рыжуля»

— Интересная история, — пробормотала я, когда голос в голове утих, а мое сознание все-таки оттеснило душу Азима на второй план. Что же это получается? В моей голове, грубо говоря, живет два мозга?!

— Я тоже так думаю, — пробурчал Колодец. Я бросила на него взгляд. Бандит замолчал и отполз от меня в дальний угол камеры. Зрение давно привыкло к мраку, и я видела очертания камней-кроватей, столика, уголка-уборной и сокамерников, которые сейчас выжидающе смотрели на меня. И чего ждут? Думают, я им сейчас план захвата мира и разорения вселенной выдам?

— Ладно, всем спать, — отдала я команду и сама же улеглась на свой камень. Банки грабить я не собиралась, захватывать власть тем более, не знаю, что со свалившейся должностью криминального элемента делать, в королевы точно рваться не стану. А вот спать хотелось жутко. Возможно, все из-за обряда и глупого стишка, а, может, потому, что в одном теле теперь две души. За свою жизнь не боялась. Как сказал Колодец, убивать меня не по понятиям. Усмехнувшись этой мысли, я закрыла глаза и уснула. Конечно, взрослый дяденька вампир, сидящий в моей голове, немного нервировал, но поделать ничего с этим я не могла. Тем более, бабушка доверила Азиму защиту своей драгоценной наследницы. И вот тут была странность, далеко не единственная, но от этого не менее меня интересующая! Если бабушка на пару с красноглазым доверили мою защиту этому крутому дяде, то почему сам крутой дядя говорил о долге, который отдает моему деду? Родствеников со стороны мамы у меня не было, бабушка, как я думала, умерла восемь лет назад, а ее мужа я никогда не видела. Стало быть, герцог Горский когда-то спас жизнь Азиму…

'Спокойной ночи, Азим' — пожелала я и уснула.

***

— Всссстафффайте, — послышался шипящий звук от двери.

В камере горел непривычно яркий свет. Послушные команде ортавра Колодец, Хромой и Башка с трудом поднялись. Лица их были осунувшимися, под глазами залегли синяки, а сами глаза покраснели.

— Что с вами? — спросила, внимательно рассматривая трех здоровых, но помятых мужчин. Теперь, когда в камере горел яркий свет, я, наконец, сумела хорошо разглядеть соседей. Башка был… башкой. Здоровый мужик с квадратной головой, явно выпирающей челюстью и черными глазенками. Все лицо Башки было покрыто шрамами. Немного долговязый Хромой стоял, переминаясь с ноги на ногу. На лице его не было ни шрамов, ни прыщей. Зато лицо Колодца было полностью покрыто странными язвами. Стало противно. Трое мужчин были абсолютно лысыми.

А почему меня не побрили?

— Вышшли. Горссская, не ссстой ссстолбом. Всстаффай.

— Сссслушшшаюссс, — поддразнила я ортавра, старательно пытающегося убить меня взглядом, — а что, уже пора на казнь, ой, на Дуэль?

— Горррсская, у тебя ессссть повод сссмеяться?

— Нет, что вы, я не смеюсь. Это истерика.

— Всссе ффон, — рыкнул лысый «дементор»

Мы вышли из камеры и последовали за ортавром. Сзади шел еще один тюремщик. А мы шли по длинному коридору, вдоль которого были расположены пустые камеры. Наконец, мы дошли до огромной решетки. Сработал механизм, и решетка поднялась вверх, пропуская нас на огромную круглую арену. Желтый песок, яркое солнце, преступники, стоящие вдоль стен арены, и много зрителей, сидящих на балконах.

— Колизей, блин… Хромой, мы попадем в разные тройки?

— Да, об этом Азим уже позаботился, — ободряюще улыбнулся он.

— Мне страшно, — честно призналась я.

— Мне тоже, — улыбнулся худощавый Хромой и взял меня за руку, чтобы поддержать. Папа так часто делал, когда я боялась, но такое случалось редко, потому что дедушка научил давать мысленного пинка самой себе, и этим умением я пользовалась каждый раз, когда мне становилось страшно или неуютно.

На середину арены вышел человек в красной мантии. По-моему, тот самый старик из Совета. Интересно, а где его сын? Ведь я именно ему обязана тем, что мне дали шанс спасти свою жизнь.

— Приветствую вас, дамы и господа, мираны и миры, яоаны! Сегодня мы собрались здесь, чтобы засвидетельствовать свершение кары! Здесь и сейчас самые ужасные и кровожадные преступники пяти королевств накажут не менее кровожадных преступников. Каждого из них ждала смертная казнь, но им даровали право на исправление! Да свершится возмездие! — прокричал он. Толпа, жаждущая крови и зрелищ, взревела. На одном из балконов я заметила остальных людей в мантиях — других членов Совета. Туда же поднялся и оратор. Из-под капюшона блеснули подобные змеиным глаза и тут же скрылись в его темноте.

— Первая тройка, — начал он уже со своего места, — Хромой, мир Арум и мир Хель.

Хромой отпустил мою руку и вышел на середину арены.

— Рыжуля, — позвал меня Башка, — отвернись, не нужно тебе смотреть на это.

— Почему?

— Хромой может проиграть, — пояснил Колодец.

22
{"b":"579462","o":1}