ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вас же Его Величество отпустил.

— Он другой. Мои сыновья унаследовали мой характер — без компромиссов, без уступок, без перемирий. А их отец в этом плане более мягок, в этом его сила.

— Король должен уметь уступать, чтобы потом ударить с большей силой?

— Да. В этом будет состоять твоя задача. Ты должна научить моего сына уступать. Ммм… Стратегический ход такой. Отбежал, чтобы разогнаться и ударить сильнее. Понимаешь?

— Да. Но не уверенна, что я тот человек…

— Вот и я не была уверенна. Не стану скрывать, ты мне не понравилась. Сначала показалась слабой, потом слишком наглой и глупой. Да и сейчас… Ты молода, не опытна и много не понимаешь. Но уже сейчас мой сын видит в тебе свою королеву. Это главное.

— Я вас не понимаю. Вы перескакиваете с темы на тему, говорите какими-то загадками. Можете просто сказать: «Саша, ты моему сыну не подходишь». Ну, или наоборот.

— А если скажу, что ты ему не подходишь, как ты отреагируешь?

— Да никак. Ваше мнение меня не особо интересует, но лучше, чтобы я его понимала.

— Поймешь. Позже, — улыбнулась Элина. Надоело. Позже, так позже. Я не тороплюсь никуда, у меня много времени впереди. Жизнь — долгая штука. Дальше была долгая экскурсия по дому и саду. Как я могу описать графское поместье? Здесь было мрачно, темно и жутко даже в саду.

Дом огромный, теплый и будто только что его заселили. Вроде мебель вся на своих местах, оформлено все дорого со вкусом, но что-то мешало мне вдохнуть полной грудью. Может, свекровь, что так холодно меня приняла. Почему-то из «будущей» я незаметно даже для самой себя перевела Элину в статус «настоящей» свекрови. Но это неважно. Важно то, что дом был жутким. Безумно жутким, дышать здесь было трудно, хотелось скорее сбежать. В Хасоре и то атмосфера дружелюбнее.

В саду и вовсе творилось что-то невероятное. Деревья высокие и неухоженные, цветы блеклые и бесцветные, трава пожухлая.

— Эрлих, а почему здесь все такое… такое?

— Отчим запретил тратить средства на уход за садом. Садовников переквалифицировали, инвентарь выбросили.

— Гринписа на него нет. Ты же маг жизни? Можешь подлечить цветочки?

— Откуда ты знаешь?

— Вчера догадалась. Ты же воду с помощью молекулярно-атомной магии заговорил, сам мне об этом рассказал. Антон, когда меня обучал, пытался так же все объяснять. Потом вскрылась его связь с демонами, а в некоторых источниках демоническая магия так же известна как магия жизни. Так что насчет цветочков?

— Уже запустил процесс, велел садовникам возвращаться к своему делу и послал в город за всем необходимым. Кто такой Гринпис?

— Зеленые.

— Тролли?

— Нет. Борцы за справедливость, природу защищают, животных спасают. Крутые ребята. Какие у нас дальнейшие планы?

— Спать ложимся. Завтра ранним утром порталом уходим на Землю.

В доме графини каждая спальня была своего цвета. Мне, например, досталась вишневая спальня. Высокие потолки, огромная кровать, большие окна… Масштабненько все, с размахом. И все вишневого цвета. Мне даже разонравился этот оттенок.

В постель я легла сразу, вставать Эрлих велел рано, поэтому тянуть вечер я не стала. Но спать на новом месте было некомфортно. Подушка была твердой, одеяло кусачим, простыня холодной, а воздух спертым. Даже открытое окно не спасло. Пришлось выходить на балкон, который в спальне тоже имелся.

Ярко горела круглая луна, но звезд в небе не наблюдалось. В дали чернели верхушки местных хвойных деревьев, даже в воздухе здесь ощущался характерный запах ели. Еще бы нотки мандаринового аромата добавить, и я окунулась бы в Новый Год с головой.

Чтобы не грустить, взялась за карандаш. Давно я не рисовала. А помнится, хотела портрет бабушки нарисовать. И яоану Карлель в процессе творчества. Да и вообще… пейзаж такой красивый — мрачный, мистический, я бы сказала.

До самого рассвета, пока кисть не начала приятно ныть от перенапряжения, я рисовала. Наброски портретов, пейзажей, сцен из собственной жизни… Истекающей кровью наемник. Огромный паук, настигающий свою жертву. Я, сидящая на полу в библиотеке. Больше всего в альбоме оказалось Эрлиха. Злой, улыбающийся, внимательный, веселый, спящий, — такой разный, но всегда мой. И пусть только попробует что-то возразить! Я, конечно, не маг жизни, но тоже кое-что умею.

В общем, отыгралась я за все время, что игнорировала свою страсть к изобразительному искусству. Заодно и подарки родителям нарисовала. Они наверняка соскучились по этому миру, а я им пейзажи родных мест организовала. Ай да я, ай да молодец!

Глава 12. "Тайны да секреты"

Тайное всегда становится явным

(Драгунский" Тайное становится явным")

Александра

У меня дома нас встретили по-другому. А все потому, что моя мама не принадлежит к типу "стерва обыкновенная"! Впрочем, мамаЭрлихатоже оказалась более или менее адекватной. Иногда мне даже не хотелось ее убить. — Почемуты ничего не ешь? — обиженно спросила моя мама. Ничего? Да этотпроглотуже съел больше, чем я за год съедаю! Но маме казалось, что этого мало, поэтому на тарелкеЭрлихато и дело появлялась новая еда. — А чем вы занимаетесь, Эрлих? — спросил папа. — Преступник, наверное, — хохотнул Тема. Я улыбнулась брату. Тарелка с его едой взлетела и необычной шляпой приземлилась на его голову. После той безразмерной кастрюли, которая проделала те же кульбитынадголовойЭрлиха, я стала часто так делать. Помогает успокоиться и останавливает от убийства с особой жестокостью. За столом раздался дружный смех. Улыбнулась даже Марго. Поверить не могу, что в такой тяжелый для нее момент меня не оказалось рядом. Я должна была быть здесь, помочь с похоронами и успокаивать ее. Но я была вВеерлдани. Наверное, еще вХасоренаходилась. — Как это случилось? — тихо спросила у Марго. — Авария. Они ехали домой из супермаркета. В полиции сказали, что папа не справился с управлением. Прошел дождь, дороги скользкие были. Он выехал на "встречку" и врезался в новенький "мерс". — ДядяКостя же гонщиком был?! — Да. Более того, четверо свидетелей сказали, что на встречную полосу выехал как раз белый "мерседес", а не папина машина. Когда я рассказала, кем был мой папа, полицейские ответили, что такое даже с гонщиками иногда происходит, — подруга горько рассмеялась. Ну, да. Пловцы тонут, гонщики не справляются с управлением машины, а профессиональные каскадеры сворачивают шеи, когда выполняют обычный кувырок. Всякое может случиться, если в этом замешаны деньги или власть. — Я правильно понимаю, вы думаете, дело сфабриковано? — Да. Грубо и непрофессионально. — Тогда надо добиваться справедливости — Эрлих, если полиция наплевала на показания четверых свидетелей, на тот факт, чтодядяКостя был гонщиком, то на "мерсе" был сын какого-то высокопоставленного папочки. Поэтому что-либо доказать мы не сможем. — А если постараться? — Марго, тебе это нужно? — Да. Я хочу, чтобы он сел. Надолго. Убийца должен сидеть в тюрьме. — Марго говорила чуть хриплым голосом. Я вздрогнула. Убийца. Должен. Сидеть. В тюрьме. Что она скажет, если узнает, что я тоже убийца? — Тогда я позвоню дедушке. У него должны быть связи. Эрлих, я никуда сегодня не поеду. — Я тоже, — пожал он плечами — Ты должен поговорить с ректором и объяснить ему ситуацию. Иначе нас исключат. — Я ему позвоню, — он снова пожал плечами. Ясно. Уперся, теперь его с мертвой точки не сдвинуть. — Хорошо. Сейчас поедим и я позвоню дедушке. А где он, кстати? — На полосе препятствий. Сейчас как раз сдают, — ответилТемыч. — Как твоя учеба? — Нормально. Генерал уже замучил. Может, ты меня с собой заберешь? — с надеждой спросил Тема. Это дедушка его всего несколько месяцев тренирует. А меня всю сознательную жизнь так тренировали. — Нет уж, Тем. Тренируйся, это понадобится. Сейчас я не шучу и не издеваюсь. Тренируйся так, чтобы навыки стали инстинктами, если собираешься…на родинуЭрлиха. — Все так серьезно? — спросил он. Брат сильно изменился. Нигде по близости не наблюдалось его камеры. Да и внешне перестал быть похожим на заморыша. Плечи Артема стали шире, на руках уже проглядывалась мускулатура, доШварценеггера, конечно, далеко, но успехи есть. — Да. — Спасибо, что предупредила, — он вздохнул и положил в свою тарелку добавки. Правильно. Чтобы нарастить мышечную массу, нужно больше есть. — Так, чем вы занимаетесь, Эрлих? — вернул тему в прежнюю колею папа. — Учусь. Работаю. — Да? Где же вы работаете? — Пока что стажер. Когда закончу академию, приму руководящую должность. Я рассмеялась. Руководящая должность? Мягко сказано! КогдаЭрлихзакончит академию, он займет местоЕвжении. А потом и на трон залезет. Надеюсь, не скоро. Здоровья нынешнему королю! Да побольше! — Занятно, — улыбнулся папа. Интересно, он понял, о чемЭрлих? — Ладно. Спасибо. Все было очень вкусно. Мам, постелешьЭрлихув гостевой? Мы с Марго в мою комнату пойдем, дедушке позвонить нужно. — Конечно, — очаровательно улыбнулась мама — Мам, не мучай его, пожалуйста. Он тебе все равно не расскажет ничего, что не стала рассказывать я. Дал слово. — Хорошо, — вздохнула мама. Я покачала головой и пошла в комнату. Марго была воодушевлена. И это пугало. Обычно она всегда оставалась спокойной и довольно безразличной к нашим затеям. Рассудительность в нашей команде была приоритетом Марго и Маши. Миша лишь изредка проявлял чудеса здравомыслия. А мы с Асей и Наташей отличались импульсивностью и часто влипали в неприятности. Поэтому наша команда находилась в таком равновесии. Есть движущая сила, есть систематорможения — значит, в столб не въедем, но и на месте стоять не будем. Так было раньше. А теперь мы находимся в разных мирах. Интересно, станет ли это помехой для нас? Или дружба сквозь миры все-таки возможна? Взяла мобильный телефон. Тот самый, что подарили на мой шестнадцатый день рождения. Ведь это было совсем недавно, а кажется, что целую вечность назад. Непривычно было набирать номер на мобильном, в памяти не было еще ни одного контакта, но номер дедушки я помнила наизусть. Гудки. Как же хочется услышать родной голос. — Генерал Дементьев на проводе, — раздался из динамика глубокий командный бас. — Кадет Дементьева, товарищ генерал. Разрешите обратиться? — Обращайся. Когда ты успела вернуться изВеерлдани? — Чуть больше часа назад. Ты приедешь? — Да. Но ты же не из-за этого позвонила? — Нет. Я знаю, что ты не любишь использовать свои связи. Но мне нужно знать… — …кто был за рулем "мерседеса", который выехал на встречную полосу, вследствие чего погибла чета Кольцовых? — Да. — Вся информация уже в папке. В вернем ящике твоего стола. — Ты знал? — Я воспитывал тебя. Родители тоже участие принимали, но твой характер формировал я. И да, я знаю, чем ты займешься первым делом. Ты мне лучше скажи, как ты умудрилась в невесты принца угодить? — Долгая история… Постой. А откуда ты знаешь?! — Долгая история, — рассмеялся дедушка. На том и попрощались. Марго сидела и внимательно слушала наш разговор. Естественно, слова дедушки остались для нее неизвестными. А я за своими следила внимательно. — Ну, что? — Он уже все нашел, — ответила я, доставая из шкатулки ключ от стола. — Вся информация на эту гниду? — Вся, что смог найти дедушка. Итак, наш клиент. Колосов Олег Васильевич 1995 года рождения. Коренной москвич. Студент МГУ. Приводов не было. Колосов Василий… Что-то знакомое. — Впервые слышу. — Сейчас вспомню, подожди. Колосов Василий. Ааа! Конфеты! — Что "конфеты"? — Ну, производитель конфет! Колосов Василий! Генеральный директор, держатель основного пакета акций. Помнишь, в прошлом году пятеро детей отправились конфетами из новогоднего подарочного пакета? Тогда весь город на ушах стоял. Ты должна помнить. — Помню. Матери пострадавших тогда письмо президенту писали. Судебное разбирательство было. Но дело вроде закрыли. — Да. Сказали, что конфеты были просрочены, а за это ответственность несут владельцы магазинов, в которых эти подарочные пакеты купили. Владельца сети этих магазинов оштрафовали на приличную сумму и матери больше не возмущались. — Вот ведь… Яблочко от яблони недалеко падает! Сам отмазался и сыночка отмазал! — Незаводись. Надо думать, как прижать его. Заставить полицию действовать нельзя. — Почему? — нахмурилась Марго. — Во-первых, силенок не хватит. Во-вторых, это слишком топорно. Действовать нужно аккуратно. В-третьих, мы одни не справимся. Надо нашим звонить. — Нет. Колосов слишком влиятелен. Мы не будем впутывать ребят. Мне терять нечего, а ты укатишь в Европу, Колосов нам не страшен. — Алекс, — дверь открылась, и в комнату вошелЭрлих. — Что? — Ты опять влезаешь в неприятности? — Ты сам меня на это надоумил. Так что не ворчи, все равно не поможет. — Ворчание не поможет, а я помогу. Вам нужно, чтобы этот парень признался, что во всем виноват он? — Да. И чтобы сел. Надолго, — кивнула Марго. Сейчас она в волнении теребила кончик русой косы, серо-зеленые глаза вцепились вЭрлихаи жаждали информации о том, как он собирается выводить Колосова младшего на чистую воду. НоЭрлихне сказал больше ни слова, он молча вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

40
{"b":"579462","o":1}