ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто придумывал эти названия? — хихикнула Араксия. Я хмыкнула. Ни Войл, ни его мама нашего отношения к фантазии местных географов не поняли. Не объяснять же им, что «Драконьи Горы» едва ли можно назвать полноценным названием для места обитания этих ящеров. К тому же, нужно быть терпимее к чужой культуре.

— И все-таки, давайте вернемся к тому, где нам искать то, что мы ищем.

— Земля подскажет, — кивнула Айстрик и улыбнулась так, что мы с Асей одновременно вздрогнули и отодвинулись от стола. Я еще и вилку глазами поискала. На всякий случай. Мало ли.

После того, как мы поели, Войл проводил мать домой, а мы отправились отдыхать. По обычаям троллей приглашать к себе незамужних девушек нельзя, особенно, если в доме есть неженатые мужчины. Какая разница, замужем я или нет, я не поняла, но Вйол сказал, что так положено и взял нам с Араксией комнату. Спать на койке местного трактира было невозможно, они хоть и были больше обычных, но удобства это не прибавило. Поэтому мы с Асей просто еще раз прошлись по плану действий.

— Находим то-что-нельзя-называть, — начала подруга.

— Отвозим во дворец, накладываем с Эрлихом и Евженией такие щиты, чтобы даже у нас стырить эти дневники не получилось.

— Параллельно мы с Войлом и Кати, если она до этого времени вернется в академию, переводим текст и ищем, что-нибудь, что поможет нам с Маргошкой.

— Если находим, то спасаем ее. Если нет, то идем к ушастым.

— Повторяем всю процедуру… У нас получится?

— Конечно, Асеныш. Иначе и быть не может!

— Эта женщина кажется мне странной.

— Согласна. Она мне ту предсказательницу, о которой я говорила, напоминает. Та перед моим уездом тоже в напутствие сказала «Звезды подскажут». Зло берет от этих их загадок.

— Может, она серьезно?

— Что? Нет, она немного не в себе.

— А ты уверена? Вдруг это подсказка такая?

Наш разговор прервал стук в дверь. Я разрешила Войлу войти и мы вернулись к обсуждению проблемы. Парень странно поглядывал на меня и выглядел каким-то грустным, что не прибавило ему общительности.

— Есть что-то связанное со звездами и сами-знаете-кем?

— Здесь можно говорить спокойно, мы серьезно относимся к частной жизни, и никто прослушивать разговоры, происходящие в спальне двух девушек, не станет. Для этого на комнатах специальные щиты стоят.

— Ты хочешь сказать, что тролли даже ради политики не нарушат правил приличия?

— Просто не смогут, — пожал плечами Войл. В своих словах юноша был уверен, поэтому и мы с Асей решились называть вещи своими именами.

— Так что там со связью звезд и Велара? — уточнила, пытаясь понять, что не так с моим товарищем. Он старательно отводил взгляд, но при этом искоса все же глядел на меня, будто ему сказали что-то новое обо мне, и он не знает, стоит ли верить в это. А может, так и есть? Вдруг Айстрик «услышала» что-то и теперь Войл не захочет мне помогать?

— Нет. Не знаю.

— Подумай, Зелененький, может, все-таки есть что-то? Звезда, названная его именем? Камень-метеорит, который условно называют камнем Велара? Это важно!

— Араксия, все камни сил условно называют камнями Велара, потому что первые артефакты подобного вида были созданы им. Но со звездами это никак не связано. Да и что в этом важного? Вы успели что-то узнать, находясь в четырех стенах? Сомневаюсь.

— Да что с тобой? Тебе мама что-то про нас сказала? — опередила меня с вопросом Ася. Странная она все-таки. Все время стремиться мои косяки определить как наши. Будто хочет даже их делить со мной. Или так есть? Наверное, дружба и предполагает тотальное и вездесущее «мы».

— Нет. Все хорошо.

— Тогда помоги нам. Вспоминай. Должно быть что-то. Сашка, ты тоже думай. У вас астрономию проходят?

— Нет. Я точно ничего такого знать не могу. Войл, не ударяйся в астрономию. Подумай о легендах.

— По легенде, Войл был великим архимагом.

— А что-то романтичное? — перебила его Ася, вперившись взглядом. Ну, я, конечно, все понимаю — влюбленность накладывает на человека свой отпечаток, но чтобы прагматичная Араксия заинтересовалась местными бреднями о любви? Это уже перебор для моего бедного мозга.

— А зачем тебе?

— Не знаю. Перед тем, как нас с Никой похитиели, Наташа вякнула что-то, чтобы я со сказками о любви ближе познакомилась. Я спрашиваю, мол, зачем мне это. А она говорит, что сказки никогда лишними не бывают. Ты же знаешь, какой у нее язык. Как ляпнет, так сбывается. Тем более, все происходящее я могу описать двумя словами — «злая сказка».

— Да, есть у нас одна «злая» сказка. Говорят, Велар был настолько одарен в магическом плане, что его сердце превратилось в камень силы и не могло любить. Он испытывал от этого ужасную боль, потому что крови в его жилах уже не было — лишь лава. Архимаг скитался по миру и искал женщину, которая покорит его огонь как свой собственный. И нашел некую Пламенную Яоану, которая, к слову, была замужем и имела двоих детей. Но Велара это не могло остановить, он взял любовь этой женщины силой, данной ему от природы. Ходит легенда, что в его дневниках есть то заклятие, что он использовал для покорения Пламенной Яоаны.

— И? Это все?

— Я что, похож на человека, который изучает подобные легенды?

— Вспоминай. Нюансы, детали, мелочи! Должно быть хоть что-то!

— От союза Пламенной и архимага родилась дочь, но вскоре заклятие Велара рассеялось и Пламенная вместе с дочерью вернулась к мужу, который принял ее и никогда не напоминал о случившемся. Та самая девочка — единственный потомок Велара. Это уже документальные сведения, у него действительно была лишь одна дочь и та внебрачная.

— Что здесь за фишка с детьми вне брака? — не выдержала я. Ведь много где уже слышала о внебрачных детях. Тот же Эрлих — бастард короля, но имеет больше прав на престол, чем Ал.

— Если ребенок родился вне брака, значит, его родители друг друга любили. Брак можно заключить по расчету, по глупости. А дети вне брака рождаются только от большой любви. Как правило, лишь от первой. Она самая сильная в жизни каждого мага.

— Бред какой-то.

— Древнее поверье. И, по мне, оно абсолютно правдиво, — возразил Асе Войл. Спорить она не стала, просто пожала плечами и перевела взгляд на меня.

— А чего я? Я впервые об этом слышу. И про звезды ничего там не заметила. Так что твоя догадка оказалась пустышкой.

— Да ну тебя! Я хоть что-то предлагаю. А ты только и делаешь, что на меня ворчишь, — подруга показала язык, чтобы сгладить претензию. Но это было необязательно. Я и сама понимала, что не могу ничего придумать. В голове было пусто-пусто, звонко-звонко.

— А как звали дочь Велара?

— Арэнк.

— Разве это не мужское имя? По-моему, одного из водников так звали?

— Оно и женское, и мужское.

— А перевод какой у этого имени? — решила поинтересоваться Ася.

— В смысле? — не понял вопроса Войл.

— Ну, мое имя произошло от названия реки. Но по некоторым источникам переводится как «священный дозор», «защита», понимаешь? Любое имя произошло от какого-то слова, так уж исторически сложилось, что имена изначально придумывают, вкладывая смысл. Будущим воинам — сильный, храбрый, мудрый и прочие мужественные имена. Женщинам — нежная, добрая, всепонимающая. Ну, чтобы по жизни они были похожи на свои имена.

— Если я не ошибаюсь, то с одного из диалектов метаморфов «арэнк» переводится как «больной»!

— Отлично! Супер! Но никакой связи со звездами, к сожалению, — со злости Аська вскочила с койки пару раз ее пнула.

— Допустим, была бы какая-то связь. Что бы ты делала дальше? — хмыкнул тролль.

— Нашла бы больше информации о дочери Велара, проанализировала связь между ней, звездами и троллями и пришла бы к какому-нибудь выводу!

— Может, ты и права, — кивнул Войл, глядя на Асю так, будто она только что открыла Америку и сама этого не заметила.

— И что дальше?

— А дальше вы ложитесь спать, а я иду к матери, расспрошу ее об этой легенде.

53
{"b":"579462","o":1}