ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Укрощение дикого зла и прообразы невидимой руки рынка

Вернемся еще раз к очеловечиванию дикого Энкиду, то есть к процессу, который с небольшой долей фантазии можно воспринимать как самое начало зарождения принципа невидимой руки рынка и, следовательно, как некую параллель одной из главных схем экономической теории.

Энкиду наводил ужас на людей, уничтожал результаты их труда, мешал охоте и возделыванию почвы. Один из пострадавших охотников говорит о нем:

Боюсь я его, приближаться не смею!
Я вырою ямы – он их засыплет,
Я поставлю ловушки – он их вырвет,
Из рук моих уводит зверье и тварь степную, —
Он мне не дает в степи трудиться![87]

А вот после его очеловечивания все становится по-другому:

Пастухи покоились ночью.
Львов побеждал и волков укрощал он —
Великие пастыри спали:
Энкиду – их стража, муж неусыпный…[88]

«Одомашнив» и цивилизовав Энкиду, человечество укротило неконтролируемое, дикое, несущее хаос зло, ранее яростно вредившее и выступавшее против городских благ. Энкиду рушил (во внешнем мире, за стеной) все сделанное городом. Но позднее он был приручен и теперь вместе с цивилизацией воюет против природы и естественного состояния вещей. Интерпретация этого момента для экономистов очень важна. Энкиду доставлял неприятности, и против него было невозможно воевать. Однако зло с помощью ловушки было превращено в нечто, приносящее цивилизации большую пользу.

Возможно, речь идет об изображении плохой человеческой «в-рожденной» черты (например, эгоизма, приоритета собственных пристрастий над интересами ближнего). Энкиду поразить нельзя, но использовать на службе добру можно. Подобный мотив – уже как важнейшая идея экономики – проявляется тысячу лет позднее вместе с выражением, знакомым далеко не только экономистам: «невидимая рука рынка». Иногда дьявола – в нашем случае зло – лучше запрячь в плуг, чем с ним воевать. Использовать для достижения намеченных нами целей его собственную энергию проще, чем прилагать огромные усилия для подавления; вместо бессмысленных потуг усмирить бурную реку лучше поставить на ней мельницу. Одна из самых старых чешских легенд гласит, что так поступил и святой Прокопий[89]. Он не только выкорчевывал лес (!) и обрабатывал землю (а значит, покорял себе природу), но и, по свидетельствам людей, пахал поле на запряженном в плуг черте[90]. В данном случае мы видим умение обращаться с чем-то небезопасным, чего обычный человек боится. Прокопий хорошо понял, что мудрее и выгоднее соответствующим образом использовать стихийные хаотические силы, чем тщетно, по-сизифовски пытаться их подавить, устранить и уничтожить. До определенной степени он был знаком с проклятием зла, о котором в пьесе Гёте «Фауст» говорит дьявол Мефистофель:

Я – часть той силы,
что вечно хочет зла
и вечно совершает благо.

О проблеме превращения зла в созидательную силу рассказывает Майкл Новак в своей книге «Дух демократического капитализма»[91]. В ней утверждается, что только демократический капитализм, в отличие от всех альтернативных систем, часто утопических, сумел понять, как глубоко таится зло в человеческой душе, и осознал, что никакая система этот «грех» искоренить не способна. Лишь демократический капитализм может использовать «его [греха] энергию для достижения благих целей (то есть как можно большего вреда сатане)»[92].

Подобную историю (превращение чего-то животного, дикого, неотесанного в достижение цивилизации) использовал в своем учении и Фома Аквинский. Несколькими столетиями позднее та же мысль развивается до конца Бернардом Мандевилем в маленькой поэме (как он сам называл это произведение) «Возроптавший улей, или Мошенники, ставшие честными». Экономические и политические аспекты этой идеи – во многом несправедливо – приписываются Адаму Смиту. Прославившая его позднее мысль говорит об общественной пользе, происходящей из эгоизма мясника, стремящегося к получению прибыли и удовлетворению собственных интересов[93]. Однако отношение самого Смита к такому пониманию было гораздо сложнее и критичнее, чем то, чему сегодня обычно учат и во что верят. И до этого мы позднее доберемся.

В этом месте я не могу удержаться от одного маленького замечания. В истории о Прокопии волшебной силой запрячь и преобразовать зло, заставить его служить общему благу обладал святой[94]. Сегодня такое свойство приписывается невидимой руке рынка. В истории о Гильгамеше лишь блудница смогла обратить негативную силу в нечто полезное[95]. Похоже, что невидимая рука рынка получила в приданое прекрасное историческое наследство – необходимость колебаться между этими двумя крайностями: святым и распутницей.

В поисках bliss point[96]

Гильгамешу было предопределено божественным происхождением сделать нечто великое. Через весь эпос красной нитью проходит его стремление найти бессмертие[97]. Эта древнейшая цель par excellence[98], стремиться к которой осмеливались лишь герои[99], в эпосе принимает несколько различных форм. Изначально Гильгамеш хочет обессмертить свое имя сравнительно тривиальным способом – возвести стену вокруг своего города Урука. На втором этапе, после того как Гильгамеш обрел друга Энкиду, он оставляет стену и отправляется куда-то за пределы города, где сможет максимально проявить свои мужество и героизм. «На своем… пути за бессмертием преодолел Гильгамеш самые необыкновенные трудности и совершил сверхчеловеческие поступки»[100]. В этом случае он не пытается нажить имущество или извлечь выгоду, а просто хочет остаться в памяти человечества как вершитель героических деяний: он стремится войти в историю. Функция потребительской полезности заменяется количеством приключений или масштабом славы. Такое понятие бессмертия очень тесно связано с возникновением письменности (хронику событий необходимо записать для последующих поколений, в то время как стена останется стеной и без всякой записи), а Гильгамеш был первым из тех, кто позаботился, чтобы его попытка достичь бессмертия сохранилась «навеки» в форме письменного источника, – в любом случае, он был первым, кому это удалось. «Прославленность имени представляет собой новое понимание бессмертия, связанное с письмом и культом слова: имя, а особенно имя записанное, переживет тело»[101].

До классической экономической максимизации полезности, примеры которой также представлены в эпосе, мы доберемся позднее. Финал долгого пути Гильгамеша не был таким успешным, как герой себе представлял. Умирает Энкиду, его верный спутник, и впервые звучит фраза, которая символизирует тщетность его усилий и эхом отзывается во всей оставшейся части эпоса:

вернуться

87

Эпос о Гильгамеше. Табл. I.III, 8–12. С. 168.

вернуться

88

Там же. Табл. II.III, 30–35. С. 173.

вернуться

89

См. также: Neubauer Zd. Přímluvce postmoderny. Р. 36–37, 53–55.

вернуться

90

Это упоминание рассматривает, например, Ян Геллер в своей книге «Как пахать на черте. Проповедь» (Heller J. Jak orat s čertem: kázání. Р. 153–156).

вернуться

91

Подобную защиту капитализма предлагает еще и Дейдра Макклоски в «The Bourgeois Virtues».

вернуться

92

Новак М. Дух демократического капитализма. С. 92.

вернуться

93

См.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. I, II.

вернуться

94

За данное замечание приношу благодарность чешскому экономисту Любомиру Млчохову, который к тому же часто отмечал, что для того, чтобы человек был в состоянии запрячь черта, он по меньшей мере должен быть святым.

вернуться

95

В вавилонской культуре жрицы были еще и храмовыми «проститутками», символизирующими культ плодовитости. «Какое положение занимала Шамхат в Уруке, в эпосе не упомянуто, поскольку не имеет прямого отношения к рассказу, но необходимо отметить, что Урук, город, посвященный Иштар, богине физической любви, славился количеством и красотой своих проституток. Многие из них были еще и жрицами в храме, посвященном богиням Ниссун и Иштар» (George А. R. The Babylonian Gilgamesh Epic. Р. 148). «Блудница, посланная Гильгамешем, была скорее жрица или куртизанка, чем просто проститутка… Кроме удовольствия от занятий любовью она должна была предложить дикарю человеческую мудрость и убедить его в выгодах цивилизованной жизни» (Balabán М., Tydlitátová V. Gilgameš: Mytické drama o hledání věčného života. Р. 139).

вернуться

96

Bliss point – дословно «точка блаженства» (англ.). Это своего рода потребительская нирвана, или точка, в которой выгода не только оптимизирована в рамках данных возможностей, но и достигает своего идеального состояния, игнорируя, таким образом, все (в том числе бюджетные) ограничения. Термин bliss point (или saturation point) используется в экономике для обозначения чего-то идеального, желаемой ценности потребленного, позволяющей данному индивидууму достичь состояния блаженства, при котором даже добавлением отдельных благ общую полученную им пользу уже невозможно никоим образом увеличить. В экономике функцию полезности часто изображают как трехмерный холм, а bliss point – как его вершину.

вернуться

97

Бессмертие в любой форме имело для жителей Вавилона особое значение: после смерти их не ждал рай, и, следовательно, смерть воспринималась как переход в состояние, которое можно определить как нечто среднее между неприятным и омерзительным.

вернуться

98

По преимуществу, главным образом (фр.).

вернуться

99

Мечта о бессмертии, так же как многие другие древние желания, дожила до наших дней, но предстает перед нами в более популярной форме: культ вечно прекрасного и молодого тела создал императив заботы о своем здоровье и как можно более долгой жизни, абстрагируясь от ее качества. Такой долгой жизни, однако, не достичь с помощью богатства или нравственного поведения или совершая героические поступки, но вполне возможно к ней приблизиться, если, например, употреблять в пищу что-либо, соответствующее определенным (постоянно меняющимся) критериям, и избегать неправильных моделей потребления. Это современное движение принимает форму «возврата к природе», по крайней мере в отношении рациона питания. А диеты, в основе которых лежат экзотические травы и смеси, содержащие чудодейственный эликсир молодости, вызывают, как и всегда, только улыбку.

вернуться

100

Heidel A. The Gilgamesh Epic and Old Testament Parallels. Р. 11.

вернуться

101

Heffernanová J. Gilgameš. Р. 8.

11
{"b":"579475","o":1}