ЛитМир - Электронная Библиотека

Закусив губу, Рейчел пыталась сдержать смех. Уиллоу наклонилась к ней еще ближе.

– Я просто в отчаянии и, кажется, готова броситься на первого же мужчину, которого встречу. Я не могу… – Уиллоу замолчала, заметив, что выражение лица Рейчел вдруг изменилось и что она уже не хохочет, а хитро улыбается.

– Похоже, сейчас у тебя появится шанс, Уилли, – объявила она, глядя куда-то поверх плеча сестры. Уиллоу схватилась за голову.

– Умоляю, только не говори, что он идет сюда, – простонала она.

– А что? Разве он не мужчина?

– Черт его побери!

– И никакая засуха его не испугает.

– Черт!

– По правде говоря, – прищурилась Рейчел, – мне кажется, его вообще ничто не может испугать. Даже ты. Привет, Дункан, – кивнула она, все так же хитро улыбаясь, и пододвинулась, чтобы освободить место для мужа, подошедшего вместе с Россом. – А где Ахав? Сестра уверяет, что готова наброситься на любого мужчину. Думаю, его может заинтересовать такая перспектива.

– Ахав поклялся, что еще по крайней мере месяц и близко не подойдет ни к одной женщине, – сообщил Дункан, усаживаясь рядом с Уиллоу. Он поставил перед ней бокал с бледно-янтарной жидкостью. – Однако такая перспектива может заинтересовать меня. Если, конечно, твоя сестра пообещает, что будет хорошо со мной обращаться.

Теперь Уиллоу оказалась словно бы в ловушке между покрытой крепкой дубовой панелью стеной и таким же крепким мужским телом. Даже воздух в кабинке стал горячее и гуще, как это происходило каждый раз, когда Дункан Росс оказывался в опасной близости от нее. Уиллоу с трудом подавила желание съежиться.

И сразу же откуда-то явились незваные и совершенно ненужные воспоминания о той единственной ночи, которую восемнадцать месяцев назад они провели вместе, о тяжести его мускулистого тела, о широких и сильных ладонях, торопливо скользящих по ее горячей коже, о том, как впивались в нее его невероятные зеленые глаза, напряженно ловя каждое изменение лица, каждую реакцию, каждый отклик… о страсти… о жаре… Черт бы побрал эту сексуальную засуху! Может, стоит поймать его на слове и согласиться?

Однако вместо этого Уиллоу повернулась к Дункану и широко улыбнулась:

– Спасибо, Дунки, но, боюсь, как бы мои чересчур низменные инстинкты не оскорбили твою… гм… нежную душу.

Казалось, сам дьявол смотрит на нее, усмехаясь зелеными глазами.

– Это очень благородно с твоей стороны, Уиллоу Фостер, – протянул Дункан, небрежно закинув руку на спинку скамьи и опуская ладонь на плечо Уиллоу. – Спасибо, что решила пощадить мою невинность.

Другой рукой он слегка пододвинул к ней бокал с янтарной жидкостью.

Уиллоу вспомнила, как восемнадцать месяцев назад в последний раз пила виски с Дунканом Россом. Как раз в тот день он подписал документы, делающие его владельцем небольшого, безнадежно убыточного бара «Брось якорь», и они все долго и весело праздновали это событие, а наутро Уиллоу, к собственному ужасу, проснулась в доме Дункана, в постели хозяина, чувствуя себя к тому же на удивление счастливой.

Не дав ей опомниться или хотя бы отыскать разбросанную по всей комнате одежду, Дункан тут же начал строить планы их будущей совместной жизни, не обращая ни малейшего внимания на молчание ошеломленной Уиллоу. Единственной проблемой, впрочем, вполне разрешимой, было, по мнению Дункана, то, что ее работа находится в двух часах езды от его дома…

– Рада, что ты правильно меня понял, – ухмыльнулась она, потрепав его по руке. – Гораздо лучше остаться добрыми друзьями. – Уиллоу поднесла бокал к носу, понюхала напиток и опять подняла глаза на Дункана. – Натуральный солод, – со знанием дела констатировала она. – Пятнадцать или двадцать лет выдержки.

– Тридцать, – мягко поправил он и подтолкнул руку Уиллоу, понуждая ее сделать глоток. – Я долго ждал, пока это виски прибудет сюда. Хотелось бы услышать, стоит ли оно того.

Уиллоу сделала маленький глоток и, перед тем как проглотить, несколько секунд подержала напиток во рту, как учил ее Дункан.

– М-м-м. – Она закрыла глаза от удовольствия. – Да, оно определенно того стоит. Вот, значит, каково на вкус тридцатилетнее шотландское виски.

Дункан отобрал у нее бокал, пригубил, а потом поднял его к свету и задумчиво посмотрел на золотистую жидкость.

– Подумать только: я был всего лишь пятилетним мальчуганом, когда его разливали по бочкам. – Он вернул бокал Уиллоу. – Это виски еще и однобочковое. Это значит, что оно взято только из одной бочки и не смешивалось с содержимым никаких других.

Уиллоу сделала еще один глоток, закрыв глаза, подождала, пока теплая волна, согревая пищевод, опустится в желудок, и только после этого повернулась к Дункану.

– Для троглодита ты чересчур хорошо разбираешься в дорогом виски, – усмехнулась она и услышала, как испуганно охнула Рейчел и поперхнулся Ки.

Черт, она совсем забыла, что, кроме них двоих, в кабинке присутствуют еще заинтересованные слушатели.

Дункан крепче стиснул плечо Уиллоу и развернул ее так, что теперь она смотрела прямо в его смеющиеся глаза.

– Я еще много в чем хорошо разбираюсь, – негромко произнес он. – Например, в том, как отражать лобовые атаки. – Он наклонился к ней совсем близко и закончил, почти касаясь губами ее губ: – И дерзкая девчонка с чересчур бойким языком вряд ли представляет серьезную опасность для моей нежной души.

– Господи, ну когда же наконец вам это надоест! – простонал Ки. – Вы как два подростка, у которых вместо мозгов – бушующие гормоны. Уилли, перестань же мучить беднягу и пригрей его в своей постели.

Уиллоу растерянно заморгала, не сразу решив, на что ей стоит обидеться: на скандальное предложение или на неожиданное предательство своего зятя. Он, черт возьми, должен быть ее защитником, а не сутенером! Вдруг она подозрительно сощурилась:

– А сам-то ты сколько денег отдал в тотализатор?

Ки слегка покраснел.

– Говори же, – настаивала Уиллоу. – Лично я поставила на себя пять сотен, а выигрыш собираюсь потратить на отдых на Бермудах.

– Пять сотен? – недоверчиво переспросила Рейчел. – Ты действительно поставила такую кучу денег?

– Ну и что? – Уиллоу вызывающе вздернула подбородок. – Раз уж весь город делает ставки на эту свадьбу, почему бы и мне не поучаствовать?

– Потому что это твоя свадьба. – Рейчел кинула осторожный взгляд на Дункана. – Кажется, это считается незаконным или, скорее, неэтичным. Вроде как использование конфиденциальной информации.

– Ничего подобного, – ухмыльнулся Дункан. – Уиллоу – молодец. Не исключено, что медовый месяц мы сможем провести не на Бермудах, а на Таити.

Если бы в ее бокале было не тридцатилетнее виски, Уиллоу с удовольствием выплеснула бы его содержимое в смеющееся лицо Дункана.

Очевидно, разгадав ее намерение, он на всякий случай крепко прижал Уиллоу к груди. И она как дура тут же забыла обо всем, охваченная жаром, словно вспыхнувшая сухая спичка. К тому же ей, кажется, не удалось скрыть эту постыдную слабость от Дункана.

Он еще сильнее прижал ее к себе, и Уиллоу мысленно прокляла свое тело за предательство. Почему, черт возьми, именно он? Почему, несмотря на то что на свете множество приятных и вполне цивилизованных мужчин, оно подобным образом реагирует только на Дункана Росса – бывшего искателя приключений, а ныне хозяина бара, высоченного блондина с зелеными глазами и мощной мускулатурой, человека, будто ворвавшегося в ее жизнь из тех давних времен, когда мышцы ценились выше мозгов, а робкие, доверчивые женщины мечтали о героях, которые их спасут и завоюют.

Высвободившись из его объятий, Уиллоу откинулась на дубовую спинку скамьи и скрестила руки на груди, стараясь обуздать взбунтовавшийся инстинкт. Объяснить такую неоправданно сильную реакцию на этого мужчину, пожалуй, можно было двояко: либо в ее крови до сих пор бушуют гены, доставшиеся от далеких предков, либо чересчур долгое воздержание действует на нее гораздо сильнее, чем Уиллоу полагала. Если второе предположение верно, то необходимо срочно принимать меры, и заняться этим следует сразу же, как только она вернется в Огасту.

2
{"b":"5797","o":1}