ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничуть не испугавшись его грозного вида, Уиллоу хихикнула и проглотила таблетку, запив ее водой. Потом она натянула плед до подбородка, легла, пристроив голову на ручку дивана, и довольно сощурилась.

– Я люблю, чтобы бекон был зажарен до хруста, – объявила она, ни к кому в отдельности не обращаясь. – И еще, Дунки, где у тебя здесь телевизор? В субботу утром всегда показывают мультфильмы. Кстати, пора впустить в дом Микки.

Сообразив, что им предлагают удалиться, Дункан и Люк скрылись на кухне, а Уиллоу улыбнулась, глядя на огонь, и решила, что серые и голубые глаза – это почти одно и то же, а Джейсон, если подумать, гораздо больше подойдет Джейн, чем Люк.

К полудню дом опять заполнили гости, главным из которых, несомненно, был малыш Николас Оукс. Он уже вытащил все банки и коробки из нижних ящиков кухонных шкафов и сейчас занимался последним из них, в котором были пластиковые крышки. Микки помогал ему, гоняясь по полу за теми крышками, которым удалось укатиться.

Молли хлопотала у плиты – она готовила к обеду лазанью, а мужчины – Дункан, Ки, Люк и Ахав – обсуждали что-то в кабинете у Дункана. Уиллоу сидела за столом в компании с Микаэлой и Рейчел и угощалась «муравьями на бревне», «жабьими глазами в шоколаде» и «сандвичами со змеиными яйцами».

Несмотря на подозрительные названия, Уиллоу поедала эти вкусные, хотя и неожиданные блюда с большим удовольствием. Своими именами они были обязаны Микаэле и отчасти ее пяти с половиной дядюшкам. «Дядюшками» считались Дункан, Люк, Джейсон, Питер и Мэт: все они уже работали с Ки, когда родилась Микаэла, и малышка сразу же стала неотъемлемой частью их жизни. Ахав же до сих пор отказывался официально признавать ее своей родственницей, но каждый, кто хоть однажды видел их вместе, со всей очевидностью понимал, что просоленное сердце старого морского волка безраздельно принадлежит девочке. Микаэла называла его «полудядюшкой».

«Муравьями на бревне» оказались черешки сельдерея, намазанные арахисовым маслом и посыпанные изюмом; «жабьими глазами» – замороженные и облитые шоколадом виноградины; «сандвичами со змеиными яйцами» – зеленые горошины, закрепленные между двумя половинками банана при помощи все того же арахисового масла.

Услышав стук в дверь, Рейчел поспешно проглотила «жабий глаз» и пошла открывать. Микки, очевидно, решивший, что никто не должен входить в дом без его разрешения, залаял и побежал следом.

– Джейн! – услышала Уиллоу голос сестры из прихожей. – Как быстро ты доехала. Ужасно рада тебя видеть.

– Это твоя ученая подруга? – с набитым ртом спросила Микаэла.

Уиллоу кивнула и стерла с подбородка девочки излишки арахисового масла.

– Джейн тебе понравится, котенок. Она красивая, веселая и ничего не боится.

– Даже пауков? – не поверила Микаэла.

– Особенно пауков, – подтвердила ее тетя. – Джейн говорит, что пауки – это то же самое, что омары, только не такие вкусные.

– А она, что ли, их ела?

– Ела, – кивнула Уиллоу. – Однажды еще школьницами мы катались на байдарке, и нас выбросило на мель у одного из Лоцманских островов, и Джейн решила, что, чтобы не умереть с голода, надо есть насекомых. Она сама проглотила паука и меня заставляла.

– И ты съела? – с ужасом прошептала Микаэла.

Рассмеявшись, Уиллоу растрепала ее светлые кудряшки:

– Я отказываюсь давать показания, которые в дальнейшем могут быть использованы против меня.

Она осторожно встала со стула и отправилась встречать Джейн. Та с удовольствием возилась с Микки.

– Я всегда мечтала погладить волка, – сообщила она, выпрямляясь и вытирая щеки, – а этот к тому же и рас целовал меня. Бог мой, на кого ты похожа!

Уиллоу осторожно дотронулась до синяка на подбородке.

– Знаю, – сокрушенно сказата она. – Утром я посмотрела на себя в зеркало и чуть не заплакала.

Джейн покачала головой:

– Я специально остановилась у того места, где ты свалилась с дороги. Считай, что тебе повезло: еще чуть-чуть, и ты бы оказалась, в воде.

Взяв подругу за руку, Уиллоу повела ее на кухню.

– Счастье, что в новой машине имелись подушки безопасности. Джейн, это Молли Росс, сестра Дункана. Молли, это Джейн Хантли, подруга, о которой я говорила.

Вытерев руки полотенцем, повязанным у нее вокруг пояса, Молли поздоровалась с Джейн.

– Приятно познакомиться с вами, Джейн Хантли. – Ее зеленые глаза блеснули. – Здесь сегодня все утро только о вас и говорят.

Это сообщение ничуть не смутило Джейн.

– Рада познакомиться, Молли. Чем это пахнет? Соусом для спагетти? – поинтересовалась она, оглядываясь на плиту.

– Уиллоу сказала, что вы любите лазанью. – Молли вернулась к мытью сковородки. – Вот я и решила устроить испытание для новой плиты, которая непонятно зачем понадобилась моему братцу, – пояснила она, оглядываясь через плечо.

– Джейн, познакомься с моей племянницей Микаэлой, – позвала ее Уиллоу. – Она учится грести на байдарке, чтобы принять участие в гонках Четвертого июля.

Джейн протянула Микаэле руку:

– Значит, ты и есть та замечательная девочка, о которой я столько слышала? Моя племянница тоже участвует в гонке для начинающих. – Она внимательно оглядела Микаэлу. – Быстрее наращивай мускулы, если хочешь победить. Моя Джасмин твердо решила получить в этом году приз.

Поморгав, Микаэла предложила гостье стебель сельдерея.

– Хочешь «муравьев на бревне»? – хитро улыбнулась она.

Джейн уже протянула было руку за угощением, но, почувствовав, как крошечные пальчики вцепились ей в колено, наклонилась и подняла с пола упитанного малыша.

– А ты, наверное, Ник? – спросила она.

– Бо-о-о, – произнес Ник, показывая на Уиллоу.

– Да, у тети Уилли бо-бо, – согласилась Джейн.

Ник проверил ее собственную челюсть.

– Бо-о-о, – повторил он, качая головой.

– Нет, у меня нет бо-бо, – возразила Джейн, передавая малыша подошедшей Рейчел. – Он просто чудо, Рей.

– Спасибо, – улыбнулась Рейчел и опустилась на стул, усадив Ника себе на колени.

Микаэла протянула ему стебель сельдерея, однако вместо того, чтобы съесть его, Ник слизал арахисовое масло, а потом принялся играть с изюминами.

– Ну, – Джейн потерла ладони, – и где все эти великолепные парни, из которых я могу выбирать?

Уиллоу улыбнулась, Молли, забыв про посуду, повернулась и уставилась на гостью, а Рейчел даже бровью не повела: она знала Джейн уже много лет. За всех ответила Микаэла:

– Папа, Дунки, Лунки и Ахав в кабинете. – Она начала прикреплять изюм к новому стеблю сельдерея. – Джанки скоро приедет, и знаешь… – Наклонив голову, она задумчиво посмотрела на Джейн. – На твоем месте я бы выбрала Джанки. Он тоже почти ученый и тоже может съесть паука.

– Джанки? – не поняла Джейн.

– Вообще-то его зовут Джейсон, но когда я была маленькая, то не умела выговаривать «дядя Джейсон», поэтому назвала его Джанки, – объяснила Микаэла. Она вручила готовое угощение гостье: – На, бери. Это гораздо вкуснее пауков.

Джейн с удовольствием откусила кусок сельдерея и кивнула Микаэле, признавая, что та права. В этот момент из прихожей послышался шум, и в дом вошел промокший насквозь Джейсон.

Звонко залаяв, Микки бросился ему навстречу, подпрыгнул, оперся лапами о плечи и лизнул в подбородок.

– Привет, приятель! – засмеялся Джейсон, отбиваясь от волка. – Я тоже по тебе соскучился.

– И я соскучилась! – заорала Микаэла, бросаясь к вновь прибывшему. – Тебя уже сто лет не было, Джанки!

Подхватив девочку на руки, он подбросил ее в воздух, поймал и звонко поцеловал в щеку.

– Я тоже соскучился, котенок.

– Ой, какой ты мокрый! – взвизгнула Микаэла, пытаясь вырваться.

– А ты липкая, – парировал Джейсон, опуская ее на пол и направляясь в кухню.

Он подошел к Рейчел, поцеловал липкого Николаса в макушку, а его маму – в щеку, потом с улыбкой повернулся к Уиллоу, и его лицо тут же вытянулось.

– Ну у тебя и вид!

Уиллоу уже успела привыкнуть к тому, что все высказывают свое мнение о ее внешности, и поэтому просто улыбнулась в ответ, критически оценивая темный загар Джейсона, его вполне красивые серые глаза и – ура! – выгоревшие почти до соломенного цвета волосы.

28
{"b":"5797","o":1}