1
2
3
...
43
44
45
...
58

Уиллоу беспечно махнула рукой:

– Мы здесь предпочитаем обходиться без церемоний. Можете называть меня просто Уилли. – Не обращая никакого внимания на ошеломленное молчание Люка, Молли, Дункана и особенно «ее светлости», Уиллоу повернулась к Камдену: – Микаэла сказала, что вы привезли ей бутылку виски. Довольно необычный подарок для семилетней девочки. Мы тут как раз на днях обсуждали, можно ли детям употреблять алкоголь. Вы ведь, наверное, Камден? Дункан рассказывал мне о вас.

Камден, стоящий у стены, кивнул:

– Я тоже немало слышал о вас. – Он широко улыбнулся – Но вы напрасно беспокоитесь. Я объяснил Микаэле, что эта бутылка виски – ее ровесница и что открыть ее можно будет только тогда, когда ей исполнится двадцать один год.

– Это наша традиция, мисс Фостер, – вмешалась Маргарет. – В нашей семье каждому ребенку дарят виски, разлитое по бутылкам в год его рождения.

– Как мило, что вы считаете Микаэлу членом своей семьи. – Уиллоу любезно улыбнулась Маргарет, а потом опять повернулась к Камдену, потому что смотреть на него ей было гораздо приятнее. – И спасибо, что не забыли и о Нике. Итак, – она сложила на столе руки и обвела всех безмятежным взглядом, – наконец-то вся семья в сборе. Я знаю, что Дункан давно мечтал о том, чтобы вы навестили его в Паффин-Харбор. Надо непременно отпраздновать это сегодня вечером в баре «Роза».

Ее предложение было встречено ледяным молчанием, которое в конце концов прервал Дункан, вздохнув так громко, что ее светлость вздрогнула.

– Ты, кажется, хотела воспользоваться моим компьютером, – напомнил он Уиллоу, кивнув в сторону кабинета.

– О, это может подождать, Дунки. А сейчас я лучше выпью чаю с твоей мамой.

Дункан метнул на нее взгляд, от которого более чувствительный человек упал бы со стула, но Уиллоу только водрузила локти на стол, оперлась подбородком на здоровую руку и любезно улыбнулась ее светлости:

– В Шотландии вы, наверное, всегда пьете днем чай, Маргарет? С ячменными лепешками? А вы знаете, ведь у нас с вами очень много общего.

– Вот как? – недоверчиво произнесла герцогиня.

– Да, – кивнула Уиллоу. – Например, иногда нам обеим хочется огреть Дункана туфлей по голове. – Она склонила голову к плечу. – Вы ведь понимаете, о чем я?

– Я никогда… Мне никогда не хочется… огреть ни одного из моих детей. Особенно туфлей. Что с вашим лицом, мисс Фостер? Это синяк? И что вы сделали со своей рукой?

Встав со стула, Уиллоу прошла мимо Молли, застывшей с открытым ртом, и сняла с плиты чайник.

– Это меня вместе с джипом столкнул с дороги преступник, проходящий по делу, которое я сейчас расследую. – Она легкомысленно помахала рукой в воздухе. – Запястье не сломано, там просто трещина, и на следующей неделе шину снимут. Так неужели вам действительно никогда не хотелось ударить Дункана? Даже когда он был подростком?

– Разумеется, нет. Но я думала, вы юрист. Тогда почему вы занимаетесь расследованием преступлений? Разве это не обязанность детективов?

– Значит, Дункан рассказывал вам обо мне, – заметила Уиллоу, наливая чашку чая для Маргарет. – Официально я ничего не расследую. Просто мой друг попросил меня заняться этим делом. Молли, ты хочешь чаю? Дункан, а тебе, наверное, есть что обсудить с Люком и Камденом? – Она взглянула на часы. – Часов в семь мы пойдем в «Розу». И пригласим с собой Ки и Рейчел с детьми. Ах да, и еще Мейбл. Думаю, ей понравится рулет из омара.

– Кто такая Мейбл? – поинтересовалась Маргарет, складывая руки на коленях.

– Моя домохозяйка в Огасте. Рейчел сейчас поехала за ней, потому что у моей квартиры дежурят репортеры, и я не хочу, чтобы они беспокоили Мейбл.

– Почему там дежурят репортеры?

– Потому что меня обвиняют в получении взятки и в вождении машины в пьяном виде, – с улыбкой объяснила Уиллоу, наливая чай еще в две чашки, которые поставила на стол Молли. – Какой прелестный фарфор. – Она обернулась к Дункану: – Но странно, что ты его выбрал, Дунки. У тебя вкус, как у барышни.

– Этот сервиз я прислала ему на новоселье, – сообщила Маргарет, поднося к губам крошечную, почти прозрачную чашку. – Это часть большого сервиза моей матери, который Дункан когда-нибудь унаследует. Все остальное будет храниться в Шотландии, пока он не женится.

– Все остальное? – подняла бровь Уиллоу и посмотрела на забитый фарфором буфет у дальней стены.

– Это сервиз на сто двадцать персон, – кивнула Маргарет. – Я знала, что здесь места немного, и поэтому прислала лишь на двенадцать.

– А у тебя наберется одиннадцать друзей? – справилась Уиллоу у Дункана.

Тот посмотрел на нее так, словно у него руки чесались ее треснуть. Возвращаясь к своему стулу, Уиллоу слегка подтолкнула его в спину:

– Вы с Люком и Камденом идите и хорошенько подумайте, как нам ночью пробраться на полигон. Надо сегодня же отыскать эти ящики.

– Только тебе-то не придется никуда пробираться, – бросил Дункан через плечо, выходя из кухни. – Твое дело – сидеть в кабинете и рыскать в Интернете.

– Посмотрим, – ответила Уиллоу, подталкивая к выходу Люка. Направившегося за ними Камдена она придержала за рукав. – Вы делаете отличное виски, Камден. После него на следующий день у меня нисколько не болит голова.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку:

– К вашим услугам, мисс. И полегче тут с нашей мамой, Уиллоу, – добавил он шепотом. – Она уже и так несколько дезориентирована.

– А кто-нибудь называет ее Мегги? – тоже шепотом поинтересовалась Уиллоу. В глазах у Камдена появились чертики.

– Только ее кузина, королева, – тихо ответил он и вышел из кухни вслед за Дунканом и Люком.

Уиллоу, онемев, смотрела ему вслед. Какая королева? Королева Англии? Нет, она точно поколотит Дункана, как только они останутся наедине. Он самый настоящий троглодит, и чувство юмора у него соответствующее.

Справившись с собой, Уиллоу нацепила на лицо любезную улыбку и вернулась к столу. Молли поставила перед ними целое блюдо очень аппетитных на вид горячих пончиков, и Уиллоу захотелось ее расцеловать. Захватив сразу два пончика, она положила их на салфетку, облизала пальцы и повернулась к матери Дункана:

– Ах, миссис Росс, я еще не успела поздравить вас с тем, что ваша дочь выходит замуж. Вы, наверное, очень счастливы? А вы уже созванивались с родителями этого фермера, чтобы обсудить предстоящую свадьбу?

Глава 17

Праздничный ужин, проходивший в отдельном кабинете на втором этаже бара «Роза», получился не особенно веселым. Все присутствующие были заняты своими мыслями и предпочитали помалкивать. Только Мейбл, ничего не знающая о происходящих в Паффин-Харбор событиях, беззаботно наслаждалась знаменитым рулетом из омара и выдержанным шотландским виски.

Маргарет Росс еще не вполне пришла в себя после девичника, состоявшегося несколькими часами раньше на кухне у Дункана, но все-таки снова начала разговаривать – хотя и довольно холодно – со своей дочерью, которая, не без некоторого давления, призналась, что эпизод с Беном Зейном следует считать лишь необдуманной попыткой отстоять свою независимость. И сейчас Маргарет с Молли вполне мирно расположились на диване у потрескивающего камина.

Мужчины – Дункан, Ки, Люк, Джейсон, Камден и Ахав – сгруппировались на дальнем конце длинного стола и, потягивая виски, что-то горячо обсуждали. Уиллоу решила, что, судя по их серьезным лицам, разговор идет о пестицидах и об исчезновении Грэмпа.

Рейчел, Джейн, Микаэла, Ник и Уиллоу сидели на другом конце стола и пили колу. Они почти не разговаривали, потому что мысли взрослых были заняты Грэмпом, и никто из них не хотел расстраивать Микаэлу. Ник, пребывающий в блаженном неведении, сосредоточенно занимался картошкой фри и весь, от светлых волос до маленьких кроссовок, был измазан томатным кетчупом.

Зловещий скрип деревянной лестницы, ведущей на второй этаж, заставил всех вздрогнуть и посмотреть на Дверь. Она распахнулась, и в комнату вошел высокий, крепкий и никому не знакомый парень.

44
{"b":"5797","o":1}