1
2
3
...
19
20
21
...
64

Один из котят замяукал, и сердце Рейчел немедленно смягчилось.

— Послушай, Мэйбл, ты ведь не хочешь, чтобы у твоих деток была такая же тяжелая жизнь, как у тебя. Ты можешь жить со своей семьей в моем сарае. У тебя будет еда и хороший кров, а когда придет время, я найду для твоих малышей новый дом. Разве теперь ты не будешь вести себя лучше?

Мэйбл ответила новым шипением и лапой затолкнула котенка поглубже в тень.

— Ну и прекрасно. Как хочешь, глупая кошка. Возможно, я нечаянно оставлю дверь моей спальни открытой, и, если этот волк заберется сюда, не беги ко мне с криком, — закончила она, тоже зашипев, опуская простыню и подтягиваясь с помощью столбика кровати. — Надеюсь, что он вырвет клок из твоего хвоста, неблагодарная скотина, — пробормотала она, направляясь к своему новому креслу.

Она со стоном доплелась до него, села, вытащила из стены вилку и начала играть с системой контроля. Коляска быстро отреагировала на ее команды вперед-назад и стала вертеться. У Рейчел закружилась голова, и ей вдруг сделалось весело. К черту глупую кошку. Она снова стала мобильной и самостоятельной. Больше Ки не будет носить ее на руках или пугать ее до смерти, толкая в кресле по Саб-Роуз. Ее колено быстро заживет, и она найдет чертежи отца, а потом помашет ручкой всей этой пестрой мужской компании, вторгшейся в ее мир.

Но сначала она должна позвонить сестре.

Уиллоу будет очень беспокоиться, если не застанет ее дома. Рейчел направила кресло к телефону возле окна и набрала номер мобильника Уиллоу. Раздалось несколько гудков, прежде чем включился автоответчик. Решив, что Уиллоу, наверное, на собрании, Рейчел с сожалением вздохнула и оставила сообщение. Она попросила сестру не беспокоиться, если та не застанет ее дома в течение нескольких дней, и пообещала перезвонить вечером, чтобы все объяснить.

Она повесила трубку и поехала в ванную. Там она сняла с левой руки бинт и осмотрела рану. Над запястьем кожа была черно-синей.

Рейчел потрогала руку. Опухоль спала, но болезненные ощущения остались. Она согнула пальцы и повертела кистью, решив, что после ванны не станет снова ее забинтовывать. Но ей придется надеть рубашку с длинными рукавами: зрелище было не из приятных.

Затем она сняла с правой ноги скобки. Колено выглядело не лучше руки. Оно распухло и не сгибалось.

Ванна заняла у нее почти час. Но в конце, когда Рейчел выехала из своей комнаты, она снова почувствовала себя человеком. Вымывшись и переодевшись, она была готова принять на себя обязанности по дому.

Сначала она направилась на кухню.

— О, добрый день, мисс Фостер! — приветствовал ее мужчина, стоявший у раковины, когда она вкатила кресло в кухню. Она не была уверена, но его как будто звали Мэтью.

— День?

Он кивнул, и улыбка смягчила жесткие черты его лица.

Господи! Она проспала целое утро. Ничего удивительного, что она так голодна. Ну все. Больше она не станет принимать эти болеутоляющие таблетки.

— Вы голодны? — Он завертел головой в поисках полотенца и, не найдя его, вытер руки о штаны.

— Да, я бы съела яблоко, — быстро сказала она, подкатывая к кухонному прилавку и беря единственное яблоко, лежащее в вазе. — А затем вызову Фрэнни Уоттс.

Улыбка на его лице сделалась еще шире.

— Ки сказал, что вы знаете какую-то кухарку. Она хорошая?

Рейчел смерила мужчину взглядом, подумав о том, что он, возможно, потребляет больше калорий за день, чем она за неделю. Она надкусила яблоко и кивнула ему.

— Ага, — сказала она, глотая яблоко. — Она может накормить армию, держа одну руку за спиной. Но я должна вас предупредить — она никому не позволяет мешать ей на кухне.

Он кивнул, прищурившись:

— Меня это устраивает. Она может здесь хозяйничать сколько угодно.

В этот момент задняя дверь открылась и в кухню вошел какой-то мужчина вместе с Микки.

Рейчел быстро развернула кресло и до упора нажала ручку. Она объехала стол, опрокинула табуретку и пронеслась в дверь, ведущую в большую комнату.

Микки зарычал и прыгнул за ней.

Рейчел вскрикнула и закружила по комнате, а огромный волк бросался на колеса ее кресла. Она повернула ручку вправо, приблизившись к холлу, и Микки вскочил на стол, опрокинув его. В воздухе мелькнули лапы, шерсть и щепки. Двое мужчин выбежали из кухни и чуть не сбили друг друга с ног, отскочив от кресла Рейчел, когда она на большой скорости выехала из двери и покатилась по холлу.

Микки уже был на ногах и снова бросился за ней. Рейчел громко закричала. Она не могла обогнать волка.

Она выезжала из холла, когда на ее пути оказался Кинан. Он возник перед ней как сам Зевс. Широко расставив ноги и наклонившись, он схватился за ручки коляски и остановил ее. Крик астрял в горле Рейчел. Царапая когтями мраморный пол, Микки сотрясал кресло, пытаясь взобраться на спинку.

— Что за чертовщина здесь происходит? — прорычал Ки еще более грозно, чем волк.

Рейчел повисла на нем, обняв за шею, и он крепко прижал ее к себе.

— Этот зверь опять хотел меня съесть! — вскричала она, подгибая под себя здоровую ногу. — Помогите!

Она почувствовала, как по его телу прошла дрожь, но в следующее мгновение поняла, что ее спаситель смеялся. Смеялся! Она ударила его по плечу:

— Это не смешно! Он меня преследует!

— Рейчел, он же волк. Он преследует все, что движется.

Она оглянулась. Микки сидел на полу и деловито вылизывал переднюю лапу. Он поднял голову, не отрываясь от своего занятия, и посмотрел на нее.

Рейчел крепче обняла Ки.

Не опуская ее на пол, Ки вошел в комнату, которую только что покинул, и ногой захлопнул дверь. Он подошел к кушетке и опустил на нее свою гостью.

Волосы Рейчел щекотали ей шею и падали на лицо. Она откинула их и поняла, что они мокрые. Так же, как ее щека и ладони.

Она взглянула на Кинана, и ее глаза расширились. Он был в черной пижаме и весь в поту. Она оглядела комнату и увидела, что вся мебель сдвинута на край комнаты и даже дорогой восточный ковер свернут и прислонен к стене. Джейсон сидел в одном из кресел, обернув шею лолотенцем, и широко улыбался, держа в руке бутылку с водой.

Он тоже был в пижаме.

Она повернулась к Кинану, который стоял, нависая над ней, расставив ноги и положив руки на бедра. В отличие от Джейсона он не улыбался.

— Вы сказали, что не будете пускать своего волка в дом, — с обидой сказала она.

— Он, должно быть, вошел с кем-нибудь из моих людей, — ответил он, глядя на нее холодными глазами, напоминавшими залив Мэн зимой.

— Тогда привяжите его.

Он покачал головой.

— Он волк, Рейчел, — повторил он, словно ей требовалось напоминание. — Его нельзя привязывать. Это его убьет.

— Я сама убью его, если только он не съест меня раньше.

Ответом ей была лишь улыбка.

— Он не тронет вас, Рейчел. Он просто любит погоню.

Она подняла рукав свитера и помахала рукой с кровоподтеками.

— А это что такое?

Ки сел рядом с ней на кушетку и осмотрел ее кисть.

— Это был несчастный случай, — констатировал он, нащупывая большим пальцем ее пульс.

Рейчел отдернула руку главным образом потому, что ей было приятно его прикосновение.

— Мне он не нравится, — пробормотала она, понимая, что Кинан прав, и сердясь на него за это. Микки просто делал свою работу. Но он ей все равно не нравился.

— Открой дверь, Джейсон, — сказал Ки, встав между Рейчел и дверью.

Она взвизгнула и поджала под себя ноги, сознавая, что это слабая зашита.

Джейсон заколебался, глядя на нее. Но затем посмотрел на Ки и повиновался. Он открыл дверь, отошел в сторону и пропустил Микки. Затем вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

«Предатель!» — подумала Рейчел и решила, что она больше не станет отвечать на его вопросы о Саб-Роуз.

— Иди сюда, Микки, — позвал Ки тихим, ласковым голосом.

Волк протрусил к своему хозяину и сел против него, ожидая команды. Ки обернулся к Рейчел, и животное склонило голову, высунув язык.

20
{"b":"5798","o":1}