ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что, если он не разобьет мне сердце? — тихо спросила Рейчел. — Что, если я сумею этого избежать? Разве волноваться по поводу того, что может произойти, не хуже, чем никогда не испытать радости даже на короткое время?

Уиллоу издала долгий вздох.

— Не знаю, Рейч. Возможно, что так. Я просто не хочу, чтобы тебе было больно. Ты так переживала, когда погибли мама и папа. Второй удар может оказаться смертельным для твоего сердца.

— Знаешь, о чем я думаю?

— О чем?

— Я думаю, что для того, чтобы ответить на мои вопросы, потребуются все восемь корзинок клубники и целая бутылка рома, — сказала она, подходя к кухонному прилавку и высыпая в блендер второй поддон с кубиками льда.

Глава 12

Люк, широко улыбаясь, сидел на земле в тени огромного клена, подслушивая доносящийся с крыльца Рейчел Фостер тихий разговор, перемежающийся хихиканьем и внезапными взрывами смеха.

Было десять часов вечера и совсем темно. Слава Богу, благодаря прохладной погоде комаров не было. Его смена началась в тот момент, когда Ки решил, что Рейчел нуждается в наблюдении, и должна была продлиться еще два часа. Но даже если бы он не был на дежурстве, все равно бы не пропустил такое шоу. Он размышлял, сказать или не сказать боссу о том, что он видел, но не мог решить, что важнее: право Рейчел на частную жизнь или желание Ки знать обо всем, что с ней происходит.

— Ну давай, Рейч! — крикнула женщина, сбегая с крыльца со стаканом напитка, который, как мог догадаться Люк, состоял изо льда, рома и клубники.

Они вынесли на улицу блендер около часа назад и начали готовить дайкири прямо на крыльце, чтобы не пришлось каждые двадцать минут бегать в дом.

— Это будет как в старые времена, — засмеялась женщина. — Давай же, толкни меня.

Люк видел, как она приехала, и понял, что эта женщина — сестра Рейчел, Уиллоу. Они были очень похожи, хотя волосы Уиллоу были пострижены по последней моде до плеч, а ее одежда выглядела более деловой.

Но правда, не в данный момент — теперь Уиллоу имела вид куда более затрапезный. Да и Рейчел тоже. Они давно уже сбросили туфли, жакет Уиллоу висел на плечиках, а блузки обеих выбились из брюк и были покрыты клубничными пятнами.

Люк подвинулся, чтобы лучше видеть, как Рейчел, покачиваясь, спустилась по ступенькам, тоже со стаканом в руке и последовала за своей сестрой к качелям, привязанным к старому дубу на стороне дома, выходящей к океану.

Ах, к черту приличия! Ки и остальным мужчинам требовалось это показать хотя бы для того, чтобы напомнить им о том, что жизнь полна сюрпризов. Помимо шалостей Микаэлы, они уже целую вечность не видели такой импульсивной и непосредственной радости — особенно со стороны взрослых женщин.

Люк достал свой сотовый телефон и набрал номер Ки.

— Что случилось? — спросил босс.

— Я звоню, чтобы поблагодарить тебя за ужин, который ты мне прислал, — саркастически заметил Люк, прикрывая микрофон, чтобы Ки не расслышал, как Уиллоу громко рассмеялась, когда Рейчел вылила ей коктейль за шиворот, стараясь раскачать ее на качелях.

В трубке раздался вздох Кинана.

— Извини, мы все утро обследовали туннели. Я пришлю к тебе Питера с едой. Там все в порядке?

— Ты сказал, что хочешь знать, если она сломает ноготь на пальце, а как насчет того, что она в стельку пьяна?

В трубке воцарилось молчание. Минута. Две. Три. Потом — шепотом:

— Извини, ты сказал «пьяна»?

— Ее сестра приехала домой около трех часов, — сообщил Люк вместо ответа.

— Ты сказал «пьяна»? — повторил Ки еще тише.

— Сначала они покричали, — уточнил Люк. — Но затем Уиллоу выбежала из дома и бросилась к своей машине. Она достала из нее несколько корзинок с клубникой и отнесла их в дом. Они еще немного покричали, а потом все стихло.

— Люк! — прорычал предупреждающе Ки.

— Уиллоу Фостер очень даже ничего, — продолжал Люк. — И любит выпить. А Рейчел так много хихикала, что под конец охрипла. Клянусь, босс, если бы я не был таким дисциплинированным человеком, я бы присоединился к ним.

Телефон внезапно отключился. Люк улыбнулся и снова поерзал на своем месте, поудобнее устроившись на дереве и приготовившись следить за женщинами. В этот момент в желудке у него заурчало от голода, и он повесил голову, понимая, что сегодня ему предстоит провести вечер без ужина.

Совершенно онемевший от удивления Ки мог только сидеть, согнувшись, в кустах и смотреть, как Рейчел и Уиллоу Фостер бросают камушки в океан. На берег постепенно опускался туман, и хотя фонарей возле дома было достаточно для того, чтобы осветить всю лужайку, женщины не могли разглядеть, как старательно пускаемые ими снаряды ударяются о воду.

Сначала они несколько минут искали подходящий камушек, споря, чей камушек лучше, затем замирали, когда он пролетал по воздуху. Каждый всплеск сопровождался победным возгласом, а затем оживленной дискуссией о том, пролетел ли он дальше предыдущего или нет.

Состязание длилось минут двадцать.

— Боюсь, что твоя женщина быстро пьянеет, — прошептал Дункан, стоя рядом с Ки, и добрая усмешка, прозвучавшая в его голосе, смягчила неуважительное замечание.

Ки посмотрел в сторону дома и насчитал пять подносов с кубиками льда, семь пустых корзинок от клубники и две пустые бутылки рома, разбросанные по земле и на крыльце. Он перевел взгляд на Дункана.

— Послушай, я тоже быстро пьянею. — Он покачал головой. — Завтра их ждет тяжелое похмелье. — Он обернулся к Люку, стоявшему в тени. — Ты ничего не разобрал из того, что кричала Уиллоу, когда приехала? Не знаешь, о чем они спорили?

— О каком-то свидании с парнем по имени Ларри Дженкинс, — с усмешкой доложил Люк. — И я слышал, как они раз или два выкрикнули твое имя.

Ки удовлетворенно хмыкнул. Он был уверен, что без упоминания его имени тут не обошлось.

Микки завыл и попытался прорваться вперед сквозь кусты к женщинам. Ки схватил его за загривок, чтобы удержать на месте.

— Не надо, — сказал он твердо. — Пусть они повеселятся.

— Ты заметил, как он полюбил Рейчел? — спросил Дункан.

— Заметил, — признался Ки со вздохом. Даже волк поддался ее чарам.

— Говорят, что животные хорошо разбираются в людях, — продолжал Дункан тихо. — Дети тоже обладают этим даром. Интересно, что подумает о Рейчел Микаэла.

Ки не попался на удочку. Женщины наконец начали уставать от марафона по поглощению дайкири, бросания камушков и распущенного поведения. Теперь они вытянулись на траве, раскинув руки в изнеможении и уставясь на звезды, медленно исчезающие в тумане, и тихо беседовали.

— Если они уснут, то простудятся, — озабоченно прошептал Дункан в своей обычной манере курицы-наседки.

В желудке у Люка заурчало, и он наконец поднялся, держась в тени клена.

— Я голоден, — проговорил он, поглаживая живот. — Похоже на то, что шоу окончилось. Я возвращаюсь домой. Ты хочешь, чтобы я прислал Мэтью приглядывать за ними?

Ки сказал Люку, что он может уйти, еще более часа назад, когда появился с Дунканом и Микки, но Люк не ушел.

— Нет, я сам останусь до конца, — ответил Ки. — Дункан, возьми с собой Микки.

Дункан тоже встал, но заколебался.

— Тебе понадобится куртка.

Ки отрицательно покачал головой:

— Я согреюсь на диване у Рейчел.

— Ты собираешься спать в ее доме?

Ки кивнул в сторону женщин:

— Ты действительно думаешь, что они заметят, что я у них в доме? Как только их головы коснутся подушки, их не сможет разбудить целая армия.

Дункан хлопнул себя по ноге и прищелкнул языком:

— Пошли, Микки. Идем домой.

Микки взглянул на Дункана, потом на женщин и завыл.

— Иди, — приказал Ки, подталкивая его коленом.

В конце концов Дункану пришлось схватить волка за загривок и оттащить назад, на тропинку к Саб-Роуз.

Ки повернулся и расположился на клене, где раньше сидел Люк. Он увидел, что женщины сидели и все еще беседовали, и покачал головой.

34
{"b":"5798","o":1}