ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если тебе хватило сил развязать такелаж, то ты сможешь и почистить медь, — сказал Ки, громко чмокая ее в лоб. Он встал и посадил ее на стул, подвинув к ней миску с клубникой. — Ешь. Ты начнешь работать завтра.

Расстроенная тем, как все обернулось, Микаэла встала на колени на стул и прижала свою миску к груди. Ее плечи ссутулились, когда она стала есть, бросая обиженные взгляды на Ахаба.

Ахаб наполнил ягодами свою миску, насыпал туда полчашки сахара и закончил свой пир удовлетворенной улыбкой.

— Можно мне поговорить с тобой наедине? — спросил Ки, подходя к Рейчел и кладя руку ей на спину. Он подтолкнул ее к входной двери и, сойдя с крыльца, повел через лужайку к океану.

— Она очаровательна, Ки, — сказала Рейчел, как только они достигли покрытого галькой пляжа перед ее домом. — Красавица и просто сокровище.

— Она очень озорная, — возразил он с нескрываемой любовью и гордостью в голосе. — Удивительно, как мы все не спились. — Он улыбнулся и покачал головой. — Последние пять лет были самыми длинными годами в моей жизни, и клянусь, что я состарился по крайней мере лет на десять.

Он протянул руку и нежно провел костяшками пальцев по ее щеке.

— Но они были и лучшими в моей жизни, и я не отдал бы их за целый свет. — Он обнял ее и приподнял до уровня своего лица.

Его губы властно впились в ее рот. У Рейчел замерло сердце. Она обняла его за шею и приоткрыла губы, чтобы он мог полностью завладеть ее пахнувшим клубникой языком. Его руки прижимали ее к себе так крепко, что она чувствовала возле своей груди стук его сердца.

Он намотал ее косу на свою ладонь, добираясь до изгиба ее шеи, и запрокинул ей голову, чтобы их поцелуй стал еще глубже.

Реакция Рейчел была мгновенной: ее кровь закипела, а нервные окончания ожили, покалывая от желания. Жар его плоти проникал сквозь ее одежду до самой кожи, обдавая сладострастным теплом. А его рот — о, этот рот! — ласкал ее, посылая в мозг эротические картины их обнаженных тел в одной постели — сплетавшихся, трепещущих, возбуждавших друг друга до самозабвения.

Он опустил свободную руку, притянув к себе ее ягодицы, и Рейчел почувствовала, как в нее входит его желание. Он оторвался от ее рта, скользя губами по щеке, покусывая мочку уха, заставляя ее дрожать от плотского наслаждения.

А затем он выпрямился и отпустил ее, сжав ее плечи, что было очень кстати, так как ноги ее не держали.

— Вот так, — пробормотал он, — так-то лучше.

Лучше? Лучше, чем что? Черт возьми, ей было лучше до того, как он заставил ее кровь закипеть.

— Ну, теперь насчет Микаэлы, — сказал он деловым тоном, сняв руки с ее плеч и скрещивая их на груди. — Она может пожить у тебя?

— Разве у меня есть выбор?

Он пожал плечами:

— Я могу погрузить ее на борт «Шесть и одна» в надежде, что Ахаб не выбросит ее в море.

— О, перестань, — поморщилась Рейчел. — Она ведь еще совсем ребенок. Ей только пять лет.

— Но она стремительно растет, — констатировал он, проводя рукой по ее лицу. — Ей бы не помешало женское общество. Она всю свою жизнь была окружена мужчинами.

— А где ее мать? Она что, никогда ее не видела?

Его глаза приняли жесткое выражение, и он отрицательно покачал головой:

— Микаэла была моей с тех пор, как ей исполнилось десять минут от роду.

— Ее мать… умерла? — шепотом спросила Рейчел.

— Нет. Так что, мы договорились?

Очевидно, вопрос о матери Микаэлы не обсуждался.

— Может ли наш договор начаться с завтрашнего дня? У нас с Уиллоу сегодня вечером есть маленькое дело.

Его брови вопросительно поднялись, и он кивнул в сторону стоявшего во дворе зеленого пикапа:

— Имеет ли это дело отношение к грузовику Ларри Джен-кинса?

— Откуда ты знаешь, что это грузовик Ларри?

— Я многое знаю. Я, например, знаю, что вы сегодня ездили на верфи Лейкмана и что, пока Уиллоу отвлекала внимание Марка Олдера, ты шарила по его папкам. Что ты искала, Рейчел?

Рейчел тоже скрестила руки на груди:

— Ты следил за мной?

Он кивнул:

— Я ведь сказал тебе, что буду следить за тобой ради твоей безопасности.

— Но слежка должна была начаться только после приезда Микаэлы.

Он подошел к ней вплотную и обнял ее за плечи.

— Она началась в тот момент, когда я понял, что ты чуть было не упала со скалы в ту первую ночь, — проговорил он, крепче сжав ее плечи, когда она попыталась вырваться. — Что вы с Уиллоу сегодня собираетесь делать?

— Я, знаешь ли, жила еще до того, как ты здесь появился, — вспыхнула она, глядя ему в глаза. — Мы с Уиллоу несколько месяцев это планировали.

— Что именно?

— Не твое дело. Просто подержи сегодня вечером Микаэлу дома, и она сможет переехать к нам завтра утром. И прекрати за мной следить. Я могу сама о себе позаботиться.

Он прижал ее к своей груди, с рычанием обнял и властно поцеловал в губы.

— Я сделаю это лучше, — прошептал он, водя губами по ее щеке. — Ты можешь сломать себе шею или утонуть.

Рейчел наклонилась к нему и спрятала голову у него под подбородком, вдыхая его чудесный запах.

— Твоя дочь умеет хранить секреты?

Она почувствовала, как он кивнул.

— Когда ей это нужно.

Рейчел откинулась назад в его объятиях и посмотрела ему в лицо:

— Мы с Уиллоу должны тайком привезти сегодня в городской парк восьмифутового Буревестника, и нам может понадобиться мужская помощь.

— Восьмифутового Буревестника?

— Да, из дерева, — кивнула она. — В качестве подарка городу. Но это должен быть анонимный подарок. — Она улыбнулась. — Последние два года мы с Уиллоу делали городу небольшие подарки. Все гадали, откуда они берутся и кто их делает. А сегодня дебют Буревестника. На его лице внезапно проступило понимание.

— Это статуя в подвале твоего дома? Я видел ее в тот день, когда забирал твою одежду. Вы соорудили ее для города? И скворечники, и почтовые ящики — вы расставили их по всему городу, не так ли? Я наткнулся на пару-тройку почтовых ящиков и подумал, что они выглядят знакомыми. Но зачем вы это делали?

— Просто так. Чтобы людям было о чем говорить.

— Но зачем? — настаивал он.

— Ради забавы, — объяснила она со смешком. — Зимой здесь особенно нечем заняться, поэтому мы с Уиллоу придумали эту игру, чтобы жителям города было над чем поломать голову.

Рейчел сумела разглядеть его улыбку в наступающих сумерках.

— И вы одолжили пикап шерифа для своей нелегальной операции, — удивленно протянул он, покачивая головой. — И хотите, чтобы моя дочь участвовала в этой затее.

— Только если она умеет хранить секреты.

Ки притянул ее к себе, нежно поглаживая по спине.

— Может быть, будет лучше подождать, пока она уснет, и оставить с ней Джейсона или Люка. Дункан и я пойдем с вами и будем вашими мускулами и охраной. Не хочешь мне сказать, что ты искала на верфи Лейкмана?

Рейчел моргнула от внезапной перемены темы.

— Я хотела посмотреть на ноги Марка Олдера, — сказала она.

Он запрокинул голову и взглянул на нее.

— На его ноги, — повторил он ровным голосом.

— И еще я хотела спросить, как поживает его мать, и продать ему акции Уиллоу. — Она наградила его торжествующей улыбкой. — Теперь ты партнер не с сестрами Фостер, а с Марком Олдером.

— Зачем тебе было смотреть на его ноги?

— Чтобы сравнить их размер со следами, которые я нашла в туннеле. Я подумала, что следы поменьше могли принадлежать его матери, Мэри Олдер. А большие, возможно, Марка, и он приходил в Саб-Роуз за ней.

— Ты думаешь, что это Мэри Олдер брала вещи?

Рейчел кивнула:

— Я и Уиллоу пришли к такому выводу сегодня днем. Мэри была… ну, она вела себя странно, с тех пор как умер Тэд, а люди часто делают неразумные вещи, когда горюют.

— Но даже если это так, зачем ты рылась в папках Олдера?

— Откуда ты знаешь, что я делала?

— Это то, что сказал Мэтт. Ты не очень-то хороший разведчик, Рейчел. Тебе следует закрывать ставни, прежде чем начинать совать нос в чужие бумаги. А когда ты прячешься в стенном шкафу, подожди по крайней мере десять минут после того, как ты думаешь, что поблизости никого нет, прежде чем вылезать.

42
{"b":"5798","o":1}