ЛитМир - Электронная Библиотека

Неудачное раскрытие: Леди обижена, Нуар продолжает любить.

Всем известно: на луну воют волки, а Нуар был Котом, но, черт возьми, ему жутко хотелось выть. И не только выть — в душе он скулил, как побитый щенок, готов был кричать, орать, вопить… Вот только все было бессмысленно. Он сам все испортил.

Time, it needs time

To win back your love again

I will be there, I will be there

Сидя на крыше напротив пекарни «TS», герой Парижа думал только об одном: сколько времени потребуется ему на то, чтобы загладить свою вину? Сколько бы ни понадобилось, Нуар знал, он сделает все, чтобы вернуть любовь своей Леди.

И пусть она больше не хотела подпускать его к себе, Кот все равно всегда будет рядом с ней. Безмолвной тенью он будет преследовать ее по пятам, пока не добьется прощения.

А если она не простит — то до тех пор, пока жив.

Love, only love

Can bring back your love someday

I will be there, I will be there

Нуар ощущал себя самым настоящим неудачником. Собственноручно разрушить собственное счастье не каждый сможет.

Ледибаг была для него всем: миром, галактикой, вселенной. Он дышал ради нее, лишь мысли о ней заставляли его сердце стучать. Так может, если Кот покажет, насколько глубока его любовь, она простит? Если поймет, что он испытывает к ней настоящей, к Маринетт Дюпен-Чен, то она снизойдет до него?

Кот безумно хотел однажды вернуть ее любовь, но сначала пусть она хотя бы посмотрит на него, прекратит отводить взгляд в сторону, словно перед ней не верный напарник, а нечто омерзительное.

I’ll fight, babe, I’ll fight

To win back your love again

I will be there, I will be there

Крепко сжав шест, герой твердо решил: он будет бороться за ее любовь. Он вернет ее чувства к Адриану или зародит в ее сердце любовь к Нуару. Ему было все равно, какую из его половин Маринетт согласится принять, лишь бы Принцесса дала шанс, подарила надежду, улыбку.

Ночью юноша будет охранять ее сон и покой в облике героя Парижа Кота Нуара. Днем он обязательно защитит ее от всех неприятностей будучи Адрианом Агрестом. Маринетт ведь неуклюжая без костюма, в любой момент она может споткнуться, упасть. Его долг — быть рядом, чтобы поймать ее.

Love, only love

Can break down the wall someday

I will be there, I will be there

Адриан окружит ее заботой, даже если Принцесса не будет ни о чем просить. А она не будет: Леди ясно дала понять, что отныне не признает его существование.

Но его не остановит ее безразличие. Нуар сам виноват во всем, и он искупит свою вину. Если он увидит, что ей холодно, он согреет ее. Если ей захочется пить — он подаст воды. Если пойдет дождь — его зонт всегда спрячет любимую от холодных капель.

Быть может, когда-нибудь, его любовь сможет сломать стену, возникшую между ними?

If we’d go again

All the way from the start

I would try to change

The things that killed our love

Если бы только Кот мог все изменить. Начать все сначала, вернуться в тот день, когда впервые встретил ее, он бы сделал все, чтобы спасти их любовь. Он бы исправил все свои ошибки, начиная с той, когда впервые дал ей понять о своих чувствах к Леди в алом костюме. Не изменил бы лишь тот день, когда извинился за жвачку, которую сам же и пытался отлепить. Тот день, когда укрыл ее от дождя, взамен забрав ее сердце.

Your pride has built a wall, so strong

That I can’t get through

Is there really no chance

To start once again

I’m loving you

Ее гордость воздвигла воистину неприступную стену. Для Нуара не было разницы: Ледибаг или Маринетт, — все это она, и он одинаково сильно полюбил обе ее половины, как только узнал о их единстве. Сама же Принцесса считала иначе. Сколько бы он ни пытался убедить ее в своих чувствах, Мари была непреклонна. «Ты говоришь так лишь из-за того, что Ледибаг — это я. Была бы героиней Парижа Хлоя, ты бы ей клялся в любви» — отвечала она на его нелепые, но искренние признания.

С первым Нуар был отчасти согласен: он признавался ей в любви, потому что она была Ледибаг. Именно с ней, а не с кем-то другим, он сотни раз защищал город. Именно ее он прикрывал в бою, подставляя свою спину под удары врага. И только ради нее он был готов расстаться со своей жизнью. И от того, кто под маской, его любовь не зависела.

Но ведь если бы ее маску носила Хлоя или кто-либо другой, то это была не она. Другую Леди он бы не называл своей, не любил бы так сильно, что собственная жизнь казалась сущей безделицей. Только она, Маринетт Дюпен-Чен, смогла безнадежно завладеть его сердцем.

Но позволит ли Принцессе гордость выслушать его объяснения? Или у него нет ни шанса начать все сначала?

Try, baby try

To trust in my love again

I will be there, I will be there

Каким богам он должен молиться, чтобы Маринетт согласилась снова ему доверять? Чтобы Леди поверила в искренность его чувств?

Будь он в сказке, храбрый Рыцарь давным-давно отправился бы за головой ужасного дракона, чтобы доказать неприступной Принцессе свою преданность.

Но жизнь — не сказка. Драконов не существует. А с Бражником без Леди не справиться.

Вот только его упрямая Леди, наверняка, ринется в бой при первой же возможности, не оглядываясь на присутствие напарника, словно он пустое место, словно его помощь ей не нужна.

Пусть так. Но Нуар будет рядом, готовый принять любой удар на себя.

Love, our love

Just shouldn’t be thrown away

I will be there, I will be there

Возможно, когда-нибудь Нуар сможет объяснить ей, что любовь — не то, от чего можно отказаться. Ведь он видел: ее безразличие напускное. На самом деле внутри Маринетт сгорает от боли, которую он же и причинил ей.

Маринетт любила его как Адриана, Нуар любил ее как Ледибаг. Из-за этой чертовой путаницы он сам отверг ее чувства, разбил ей сердце, изорвал душу. Но ведь и она отвергала своего Кота бесчисленное количество раз. Однако он не прекращал любить ее, получая отказ за отказом. Да, ему было больно, да, каждый отказ острейшим кинжалом врезался в самое сердце, а раны от ее слов не затягивались. Но он готов был терпеть, лелея надежду на то, что ее чувства изменятся.

А вот его слова — «Я люблю другую» — Маринетт не готова была простить, даже если этой другой оказалась она. Точнее, потому что другой оказалась она.

If we’d go again

All the way from the start

I would try to change

The things that killed our love

Если бы Нуар смог вернуться в тот день, когда смущенная Принцесса, заикаясь, дрожащими руками вручила ему валентинку…

Your pride has built a wall, so strong

That I can’t get through

Is there really no chance

To start once again

Увы, машины времени не существовало. Нуар не мог начать все сначала.

1
{"b":"580056","o":1}