ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. Совсем не доброе утро ==========

За все семнадцать лет своей жизни Адриан Агрест не помнил настолько паршивого пробуждения. Голова гудела и болела так, словно по ней, не жалея сил, ударили чем-то ужасно тяжелым. Ах, да. Так ведь и было. Однако гул в ушах не позволял сосредоточиться на вспоминании подробностей.

Юноша попытался открыть глаза, но тяжелые веки не подчинялись хозяину. Ноющая боль в затылке перекрывалась усиливающейся пульсацией в висках, затрудняя мыслительный процесс. Сил пошевелиться не было совершенно. Все тело затекло и ломило: Адриан лежал в жутко неудобной позе на чем-то холодном, твердом и сыром (только сейчас он понял, что находится не в своей комнате), левая рука была отведена куда-то назад и вверх, на правой лежал он сам, а ноги… Черт с ними с ногами, уберите кто-нибудь эти ужасные звуки!

Кап. Скрип. Всхлип.

От этих звуков голова Агреста, казалось, болела еще больше. Однажды ему приходилось сражаться против Злососеда (несчастный стал одержимым акумой из-за желания отомстить соседу, орудовавшему дрелью в семь утра в воскресенье). Тогда злодей атаковал самыми раздражающими звуками злодейского перфоратора, отчего Коту с его усиленным слухом пришлось очень несладко. Сейчас же Адриану, даже не обладавшему столь чутким слухом в своей не геройской форме, трели Злососедской дрели представлялись более приятными, нежели окружающее звуковое сопровождение.

Кап. Скрип. Всхлип.

Глаза все еще не хотели открываться, ситуация — проясняться, звуки — прекращаться. Огромным усилием воли Адриан заставил себя прислушаться к раздражающим шумам.

Кап.

Капало откуда-то справа, раз в три-четыре секунды, каждая капля гулким эхом и отбойным молотком отражалась в многострадальной голове несчастного Адриана.

Скрип.

Это доносилось вроде бы сверху. Звук был похож на вяло кружащиеся лопасти вентилятора. Равномерный, донельзя раздражающий скрип заставлял одну волну мурашек за другой носиться по неподвижному телу Агреста. А еще казалось, что пульсация в висках подстраивается под ритм вентилятора.

Всхлип.

Шмыг.

Хнык.

Внезапно осознав, что здесь он не один, Адриан резко открыл глаза.

Плакали за спиной. Сил встать или хотя бы повернуться, чтобы узнать, кто это, все также не было.

Всхлип.

Плакала девушка.

Адриан открыл рот, чтобы что-то сказать, но не смог выдавить из себя ни единого звука.

Ладно, и это можно отложить на потом. Судя по тому, насколько затекли конечности, он находится здесь достаточно долго, и кошачья интуиция подсказывала, что в скором времени ничего существенно не изменится.

Тяжело вздохнув, Адриан принялся осматривать помещение.

Из-за неудобной позы, в которой лежал юноша, угол обзора не позволял увидеть многое. Серые бетонные стены, такой же пол, по которому пляшут три солнечных зайчика в такт скрипящему вентилятору. Поднять голову, чтобы взглянуть на потолок, Адриан все еще не мог, но он догадывался, что вентиляционное отверстие в потолке было единственным источником света. Окон, скорее всего в помещении не было (разве что сзади и плотно занавешенные). Двери из его положения не было видно. Зато хорошо просматривался один из источников раздражающих звуков: вдоль правой стены проходила протекающая труба. Лужа под ней образовалась не маленькая.

За спиной снова раздался громкий всхлип. С кем, черт возьми, и где он находится? И где пронырливый надоеда Плагг, может, хоть он прояснит ситуацию?

Вспомнив о квами, Адриан с ужасом осознал, что не чувствует у себя на пальце кольца. От резкой попытки дернуться и посмотреть на руку, волна сильной боли захлестнула все тело. Вздохнув, Агрест постарался нащупать кольцо пальцами.

Безрезультатно.

Кольцо пропало.

Даже Нуаром не стать.

Отчаяние настолько захватило юношу, что он забыл и о головной боли, и о раздражающих звуках, и о том, что надо дышать.

Неужто он проиграл Бражнику? Неужели за его спиной сейчас плачет Леди?

Нет-нет-нет. Ледибаг идеал. Она не может плакать, какой бы ужасной ни была ситуация. Значит, сейчас он не с ней.

Эта мысль несколько обнадежила и позволила вздохнуть. Но вместе со вздохом вернулись звуки и боль.

Если с ним сейчас не Леди, то кто? Адриан не знал, что проще: вспомнить, как он сюда попал, чтобы узнать, где он и с кем, или же узнать, с кем он, чтобы вспомнить, как здесь оказался? Любая попытка напрячь память пресекалась усиливающейся головной болью, а тело совершенно не слушалось, когда он хотел пошевелиться.

Очередной громкий всхлип сопровождало невнятное бормотание. Адриан не смог ни разобрать, что говорила подруга по несчастью, ни определить ее личность. Наверняка ведь он знает ее! Точно не Хлоя. Они росли вместе, и Адриану несколько раз приходилось утешать ее плачущую (он один из немногих, кому довелось видеть настоящие слезы юной Буржуа). Может, кто-нибудь из моделей или одноклассниц? Зависит от того, где он был до того, как попал сюда.

Почему-то Адриан был уверен, что попал в это место одновременно с девушкой. Они точно были вместе, когда это случилось. Только вот что?

Ну же, вспоминай, Агрест!

Кап. Скрип. Всхлип.

Мысли снова разбежались по закоулкам сознания.

Девушка шмыгнула носом и снова принялась бормотать. На сей раз Адриан смог разобрать ее фразу:

— Где этот глупый Кот, когда он нужен?

Адриан мог поклясться, что голос принадлежал его однокласснице Маринетт Дюпен-Чен, но ведь она была фанаткой Кота Нуара, с чего бы ей называть его глупым?

«Как бы сказал Плагг, я и вправду дурак, — подумал Агрест. — Не о том сейчас нужно беспокоиться, совсем не о том».

— Ма… Маринетт… — прохрипел юноша. — Маринетт, это ты?

Ответа не последовало: сквозь собственные всхлипы девушка не услышала шепот Агреста.

— Маринетт, — снова позвал Адриан.

Ответом послужило очередное громкое всхлипывание. Юноша глубоко вздохнул, выдохнул и, собравшись с духом, резким рывком перевернулся на спину. Если до рывка Адриан мог бы описать свои ощущения словами «свалился с небоскреба», то сейчас подошло бы «был сброшен с небоскреба под несущийся поезд, за которым следовал табун лошадей, каждая из которых прошлась по нему». Шевелиться снова не хотелось совсем. Разве что Ледибаг пообещает поцелуй в награду за этот подвиг, да и то непутевый герой об этом подумает.

Мысли о прекрасной напарнице оказались лучше любой анестезии. Представляя, что могла бы сделать с ним Леди в награду за попытки пошевелиться, невзирая на боль, Адриан даже позволил себе нацепить блаженную улыбку. Даже пульсация в висках на время пропала! Но тут же вернулась, стоило мадемуазель Дюпен-Чен громко шмыгнуть носом.

Похоже, маневр Адриана с перемещением на спину девушка не заметила. Зато Агрест теперь смог подтвердить сразу четыре свои теории: окон в помещении не было, свет пробивался через вентиляционное отверстие в потолке, единственным выходом являлась железная дверь, которую не было видно из предыдущего положения парня, а еще рядом с ним действительно находилась Маринетт Дюпен-Чен.

Девушка сидела на полу, прислонившись к стене, прижав колени к груди и спрятав в них лицо. Ее плечи дрожали, хвостики распустились, одежда была в грязи. Изредка она утирала слезы левой рукой, после чего снова обхватывала ей ноги. Только сейчас Адриан заметил, что его за левую руку и Маринетт за правую приковали друг к другу наручниками. А чтобы еще больше ограничить их возможности к передвижению (будто бы у Адриана сейчас было желание вообще шевелиться!) цепь от наручников пропустили между вертикальной трубой и стеной.

— Маринетт! — вновь попытался окликнуть девушку парень.

«Абонент Дюпен-Чен все еще вне зоны доступа» — сообщал очередной всхлип.

Похоже, помощи в прояснении ситуации от девушки можно было не ожидать. Придется вспоминать самому.

Адриан снова глубоко вздохнул, выдохнул и представил чудотворный образ Ледибаг, с которой он непременно встретится, как только они с Маринетт выберутся отсюда. И как только Агрест вернет себе кольцо. Причем надо бы сделать это до того, как Леди сама их спасет, поскольку мысль о том, что напарнице станет известно о пропаже кошачьего Камня Чудес пугала Нуара больше, чем вся эта ситуация. Он ведь непременно упадет в ее глазах! И тогда ни о каком поцелуе, а уж тем более свидании — не могло быть и речи.

1
{"b":"580057","o":1}