ЛитМир - Электронная Библиотека

Святой убрал свой пистолет обратно в кобуру, а пистолет Лиссы опустил себе в карман. Все случилось настолько быстро, что, казалось, он и глазом не успел моргнуть.

– Думаю, у вас не очень хороший муж, – сказал он.

Он прошел в соседнюю комнату, вытащил оттуда скрючившегося Фредди Пеллмана и бросил его в кресло.

Глава 9

– Если он вам нужен, то могу сообщить, что он выживет, – небрежно бросил Святой. – Я только сломал ему руку.

Он поднял оброненный Фредди револьвер, вытащил из магазина патроны и положил его среди всех прочих вещей на туалетный столик, в то время как Фредди продолжал хныкать и сжимать свой рукав, который постепенно становился красным от крови. Все эти бурные события произошли столь стремительно, что, казалось, Лисса все еще пыталась удержаться на ногах после толчка Саймона, когда он снова повернулся к ней.

– Беда заключается в том, – сказал он, – что вы вышли за него замуж слишком рано. Вы что, тогда не знали о содержании завещания его папаши?

Белая как полотно, она смотрела на него и молчала.

– Он был пьян, когда это произошло? – спросил Саймон.

После недолгого молчания она наконец произнесла:

– Да.

– После одной из этих шумных вечеринок?

– Да. Мы оба были здорово навеселе. Но я не знала, что он настолько пьян.

– Конечно же. И вы не отдавали себе отчета в том, что он ничего не будет иметь против того, чтобы уложить вас в гроб, лишь бы сохранить свою драгоценную независимость.

Она посмотрела на всю эту коллекцию предметов на своем туалетном столике, а затем перевела взгляд на Фредди и опять на Святого. Казалось, она была неспособна полностью разобраться в ситуации. Саймон снова показал ей свидетельство о браке.

– Вот это я не должен был найти, – сказал он. – На самом деле, я думаю, Фредди даже не мог предположить, что вы держите его при себе. Но это и решило все дело. Какую сумму вы собирались вытрясти из него, Лисса?

– Я просила у него только двести тысяч, – ответила она. – Я никогда и ни о чем не рассказала бы. Мне просто не хотелось стать еще одной из его девиц, не хотелось, чтобы меня просто выбросили на улицу, не хотелось, чтобы моя жизнь была исковеркана.

– Ну, вы хотели слишком многого, – сказал Святой. – Или же он просто не доверял вам и считал, что вы будете все время его шантажировать. Во всяком случае, он решил, что такой путь будет лучше и надежнее.

Сигарета Саймона еще не успела догореть. Он снова взял ее и глубоко затянулся, тем самым как бы подводя окончательную черту под своими размышлениями.

– Все мы совершали одну и ту же ошибку, – сказал он. – Мы недооценивали Фредди, не понимали, что он достаточно умный парень. Из-за того, что он такой зануда, все мы считали его еще и глуповатым. Это и было нашей довольно опасной ошибкой. Зануда не обязательно должен быть глупым. Дело в том, что зануда, как правило, не переоценивает свой собственный ум, он просто недооценивает способности других. Это делает его весьма надоедливым, но вовсе не тупым. Фредди отнюдь не тупой. То, что он говорит, часто кажется глупым, но это лишь оттого, что он считает дураками всех окружающих и старается говорить так, чтобы эти дураки все поняли. На самом деле он достаточно сообразительный парень. Он вложил очень много находчивости в этот свой план. Как только он узнал, что я приехал в город, на него снизошло вдохновение, которого он так долго ждал. И, не теряя ни дня, он принялся приводить свой план в действие. Он тут же написал себе то знаменитое письмо с угрозами. Конечно, счастливым совпадением явились события прошлого Рождества, но если бы их не было, он придумал бы что-нибудь ничуть не хуже. Фредди лишь надо было создать впечатление, что ему угрожают, и поселить меня в этом доме для его защиты. После этого он сделал так, что вы оказались центральной фигурой первого покушения, которое вначале показалось очень убедительным, но становилось все менее и менее таковым по мере развития событий. Это также было несложно.

Святой замолчал на мгновение, и в комнате стало отчетливо слышно тяжелое дыхание Фредди и его всхлипывания.

– А после этого он принялся импровизировать. Ему необходимо было инсценировать несколько покушений, которые давали бы всем остальным, кроме вас, железное алиби, способное меня удовлетворить. И это оказалось не таким уж сложным делом, нужно было лишь подготовить несколько вариантов и уметь воспользоваться возможностями, которые, без сомнения, представились бы. Кто знает, вероятно, ему просто повезло, что подходящих возможностей за столь короткое время появилось множество. Ему все должно было удаться. Все обстоятельства работали на него после того, как он сумел внушить окружающим свою основную идею. Даже случай с Анджело, когда тот забрал нож, играл ему на руку. На ноже, конечно, не было никаких отпечатков пальцев, но все же это еще больше усугубило таинственность происходящего... А сегодня вечером ему удалось прекрасно инсценировать эпизод со змеей. И не его вина в том, что этот случай превосходно вписывался и в другую схему, которая постепенно уже начала складываться в моей бедной, погруженной во мрак голове. Одна из неизбежных сложностей, которые поджидают всех желающих создавать головоломки, заключается в том, что, когда вы слишком озабочены тем, чтобы бросить подозрения на кого-либо, то можете и не заметить, как сами начнете казаться подозрительным... Именно это и произошло с Фредди. Он приложил массу усилий к тому, чтобы заставить меня усомниться в вашем алиби, но он не учел, что когда я начну перепроверять алиби, то могу догадаться о существовании еще одного человека, чье алиби выглядит гораздо менее надежным. И этим человеком оказался он сам.

Саймон вновь затянулся сигаретой.

– Самое забавное заключается в том, что я как раз намеревался сказать ему об этом, когда он допустил свою первую ошибку. Понимаете, я уже начал составлять представление о том, что же здесь происходило на самом деле, но никак не мог найти причину. Казалось, не было необходимости затевать такую сложную игру, если только это не было глупой шуткой. А я не мог представить себе, чтобы у Фредди было подобное чувство юмора. Так что я собирался откровенно поговорить с ним, рассказать ему все и посмотреть, что он скажет. Такая шоковая терапия иногда дает неплохие результаты. И как раз в этот момент он отобрал у меня инициативу, стараясь внушить мне, что все факты указывали на вашу виновность. Именно это я и имел в виду, когда говорил, что он недооценивает способности других. Просто он беспокоился о том, чтобы от моего внимания не ускользнули все те факты, которые я и должен был учитывать. Но его рассуждения произвели как раз обратный эффект, поскольку я знал, что ваше алиби было надежным. Таким образом, не представляло труда догадаться, что все события свидетельствовали не о вашей вине, а о том, что кто-то очень старается бросить на вас подозрение. А когда Фредди пошел еще дальше и предложил мне задержаться дома сегодня вечером и обыскать вашу комнату, я понял, что развязка произойдет очень скоро и будет именно такой, какой она в действительности и оказалась. Думаю, что он остался с вами наедине и поделился своими подозрениями в отношении меня – якобы я стараюсь подтасовать факты и бросить тень на одну из вас, разве не так?

– Да.

– И после этого он предложил, чтобы вам вместе с ним потихоньку уехать из ресторана, чтобы постараться поймать меня за этим занятием?

Она кивнула.

– Когда вы приехали, – продолжал Святой, – вы заглянули в окно и увидели, что я разбираю содержимое вашего туалетного столика. Тогда он сказал: "Ну, что я тебе говорил?" А потом что-нибудь вроде этого: "Давай поймаем его за этим занятием. Возьми этот пистолет, иди в комнату и отвлеки его внимание. Если он решит, что ты одна, то, возможно, выдаст себя. А я буду слушать из соседней комнаты и смогу потом засвидетельствовать все его слова". Что-то вроде этого?

– Да, что-то вроде этого. – Голос ее звучал хрипло.

17
{"b":"5801","o":1}