ЛитМир - Электронная Библиотека

Фредди Пеллман был, пожалуй, самым пьяным из всех, но Саймон не мог не отдать ему должного. Фредди уже был сильно навеселе, когда Саймон повстречал его днем в баре, но казалось, что с тех пор в его состоянии не произошло сколько-нибудь значительных изменений. Правда, передвигаться он стал чуть менее уверенно, но держался все еще прямо; речь его стала чуть менее внятной, но все еще можно было понять то, что он говорил; взгляд его, вероятно, казался чуть более остекленевшим, но Фредди по-прежнему был способен замечать все, что происходило вокруг. Складывалось впечатление, что его загрубевшие от прежних попоек внутренности отказывались усваивать дополнительное количество спиртного: достигшие крайней степени наполнения, они просто пропускали через себя все излишки спиртного без всякой видимой внешней реакции.

– Должно быть, есть еще какие-то заведения, где мы не побывали сегодня, – пробормотал он, уставившись на свой стакан, и вслед за этим плавно перевалился на бок и, растянувшись на полу, захрапел.

Джинни оценивающе посмотрела на распростертое на полу тело и сказала:

– Я всего третий раз вижу, как он вот так отключается. Должно быть, он начинает сдавать.

– Ну что ж, теперь и мы можем расслабиться, – сказала Эстер и подвинула свой стул поближе к стулу Святого.

– Мне кажется, вам следовало бы отвезти его домой, – предложила Лисса.

Все присутствующие сочли эту идею достаточно разумной, ибо старший официант и владелец бара уже стали медленно приближаться к ним, сохраняя отработанную годами профессиональную сдержанность.

Саймон помог Фредди принять вертикальное положение и доставил его до машины, причем Фредди даже не дал себе труда проснуться. Святой повез всех домой, и, когда машина затормозила у парадного входа, внутри дома загорелся свет. Слуга-филиппинец вышел на крыльцо и флегматично помог Святому провести операцию по выгрузке хозяина. Его лицо не выражало ни удивления, пи осуждения. Очевидно, что прибытие хозяина в таком состоянии случалось не впервые и подобные процедуры стали для него делом привычным.

Вдвоем они отнесли спящего в его комнату и положили на постель.

– О'кей, – сказал слуга. – Теперь моя о нем позаботится. – С большой ловкостью он принялся снимать с Фредди пиджак.

– Сдается мне, что у тебя уже большой опыт в этом деле, – заметил Святой. – Как долго ты здесь служишь?

– Почти шесть месяцев. Он хорош хозяин. Доверьте его мне, сэр. Моя уложит его в постель.

– Как тебя зовут?

– Анджело, сэр. Моя позаботится о нем. Ваша что-то надо, вы говорить мне.

– Спасибо, – поблагодарил его Святой и направился обратно в гостиную.

Входя туда, Святой услышал обрывки разговора, которые свидетельствовали о том, что угрозы, которым все старались не придавать значения в течение всего вечера, по мере приближения ночи и отхода ко сну стали казаться уже не такими нелепыми.

– Ложись в моей комнате, Джинни, – предложила Лисса.

– Великолепно! – ответила Джинни. – Ты полночи сидишь и читаешь, а я хочу выспаться.

– Я могу лечь в твоей комнате для разнообразия, – сказала Эстер.

– Ты храпишь! – без обиняков заявила Лисса.

– Неправда!

– А с кем же я буду спать в таком случае? – запротестовала Джинни.

– Я думаю, ты найдешь себе компанию, – мрачно заметила Эстер. – Ты прилагала к этому достаточно усилий.

Саймон деликатно кашлянул.

– Анджело занимается Фредди, – сказал он, – а я собираюсь отправиться спать.

– Почему так рано? – надула губки Эстер. – Давайте все вместе пропустим еще по стаканчику. Нет, я знаю, чем нам заняться. Давайте играть в покер на раздевание!

– Очень жаль, – сказал Святой, – но я уже не чувствую себя таким молодым, как сегодня днем. Мне необходимо выспаться.

– Мне казалось, что вас наняли телохранителем, – заметила Джинни.

Святой улыбнулся:

– Я и есть телохранитель, дорогая. Я охраняю тело Фредди.

– Фредди вырубился. Вы должны составить компанию нам.

– Все это так глупо, – сказала Лисса. – Я совершенно не напугана. Нам нечего бояться. Даже если писавший эту записку не шутил, ведь он охотится за Фредди. Нам-то никто не причинит вреда.

– А можно ли быть уверенной в том, что преступник не ошибется комнатой? – возразила Эстер.

– Можете повесить табличку с указанием направления на своей двери, – предложил Саймон. – Спокойной ночи, прелестные девицы.

Он вышел из комнаты прежде, чем они успели что-либо возразить, и направился в свою спальню.

Спальни размещались в отдельном крыле дома, имевшем форму буквы L. Комната Фредди находилась в дальнем конце крыла, и дверь ее выходила на широкую затененную веранду, через которую можно было попасть в спальни. Саймону отвели соседнюю комнату, которую пришлось освободить одной из девушек: и теперь все они занимали комнаты, расположившиеся вокруг изгиба этой самой буквы L. В комнате Саймона было две двери, связывавшие ее с соседними помещениями. Саймон приоткрыл ту из них, которая вела в комнату Фредди, но выяснилось, что почти вплотную к пой изнутри находилась еще одна дверь и эта дверь была заперта. Саймон прошел через веранду к комнате Фредди и увидел там Анджело, который как раз собирался потушить свет.

– Он теперь хорошо заснуть, – с усмешкой проговорил филиппинец. – Твоя может не волноваться.

Фредди был заботливо уложен в постель, а его одежда – аккуратно сложена на стуле. Саймон подошел поближе к Фредди и взглянул на него. В этот момент Фредди Пеллман, безусловно, не был мертв, – храп его хотя и звучал сдавленно, но исходил, без сомнения, от живого человека.

Святой отыскал в комнате дверь, которая соединяла ее с его собственными апартаментами, и подергал ручку двери. Дверь была заперта, и в замке не было ключа.

– Анджело, ты не знаешь, как открыть эту дверь? – спросил он.

Филиппинец покачал головой:

– Моя не знает. Она заперт?

– Заперта.

– Моя никогда не видел ключ. Может, где-то есть.

– Может быть, – согласился Саймон.

Было очевидно, что дальнейшие расспросы филиппинца не дадут никаких результатов, к тому же Саймон решил, что все это, возможно, и не имеет большого значения. Он все еще не выработал для себя сколько-нибудь реального представления о характере опасности, нависшей над домом, и в этот момент задачи Саймона представлялись ему особенно расплывчато. Саймон вышел из комнаты, и филиппинец погасил свет.

– Все уже заперт, сэр. Твоя не волноваться. Моя идет спать.

– Приятных сновидений, – откликнулся Саймон.

Он вернулся в свою комнату, разделся и упал на кровать. Он чувствовал, что находится в хорошей форме, во ему вовсе не хотелось начинать новый день с головной болью. Скорее всего, в ближайшем будущем у него и без того будет достаточно причин для головной боли. Помимо необходимости поглощать огромное количество спиртного и опасности, исходившей от прекрасных обитательниц дома Пеллмана, Саймон чувствовал, что очень скоро общение с Фредди утратит для него прелесть новизны и простота в обращении, так поразившая его при первом знакомстве, перестанет его привлекать. И в конце концов, чувствовал Саймон, тысяча долларов в день покажется ему относительно небольшой платой за необходимость ежедневно выслушивать разглагольствования Фредди. Но у него впереди еще много времени, чтобы все это обдумать. Не исключено, что он сможет все это объяснить Фредди и получить прибавку...

С этой мыслью Святой и уснул. Он не знал, как долго проспал, но сон его был глубоким и спокойным. А прерван он был с внезапностью и быстротой электрического разряда звуками, сходными по своему воздействию с грохотом от падения внушительного количества фарфора. Но на самом деле звуки носили иной характер. Это был пронзительный, леденящий душу крик, от которого Саймон мгновенно проснулся и вскочил на ноги, в то время как отголоски этого крика все еще звучали у него в ушах.

Глава 3

Небо за окном было усыпано звездами, и на его фоне прямоугольники окон казались серебряными, но внутри комнаты было настолько темно, что Саймон не без труда нашел свой халат. Пистолет уже был у него в руке, ибо он всегда держал его по ночам под матрацем. При первых же признаках тревоги пальцы Саймона инстинктивно сжались на рукоятке пистолета. Он накинул халат, завязал пояс и устремился к двери всего через несколько секунд после того, как проснулся.

4
{"b":"5801","o":1}