ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так, значит, вы его даже не видели?

Она покачала головой:

– Шторы в моей комнате были задернуты, так что было совершенно темно. Возможно, поэтому все это и походило на ночной кошмар. Я словно была слепой, абсолютно ничего не видела.

– Но когда он выскакивал из комнаты, он ведь открыл одну из дверей, и в этот момент хоть немного света могло проникнуть в вашу комнату...

– Я видела все очень смутно, в какой-то миг мелькнула тень, и затем он исчез. Я даже не смогу сказать, был ли он высоким или небольшого роста.

– И все же, говоря о нападавшем, вы используете местоимение "он", – заметил Святой, – значит, это-то вы заметили.

Она уставилась на него широко открытыми голубыми глазами.

– Да нет, – сказала она беспомощно. – Нет, я ничего такого не заметила. По-моему, вполне естественно называть его "он". Конечно же, это был мужчина. Это должен был быть мужчина. – Она сглотнула и добавила почти умоляюще: – Разве не так?

– Я не знаю, – ровно и бесстрастно ответил Святой.

– Подождите, подождите, – вмешался Фредди Пеллман, нарушив самое продолжительное свое молчание, очевидцем которого доводилось быть Саймону. – Что все это значит?

Святой достал сигарету из пачки на ночном столике и закурил с нарочитой осторожностью. Он понимал, что взгляды всех присутствующих сейчас с нетерпением устремлены на него, но полагал, что несколько минут ожидания не повредят им.

– Я обошел все снаружи, – начал он, – и не заместил, чтобы кто-то убегал отсюда. Конечно, это еще не точно, но сам по себе подобный факт может представлять определенный интерес. Затем я осмотрел весь дом. Я проверил все двери и окна в доме. Сначала этим занимался Анджело, но потом я перепроверил все сам, чтобы окончательно убедиться. Ничего не было тронуто. В доме нет ни единой щелки, через которую хотя бы кошка могла пролезть внутрь, а затем выбраться наружу. Кроме того, я осмотрел все шкафы и заглянул под кровати, но не обнаружил незнакомцев, которые бы там прятались.

– Но кто-то же был здесь, – запротестовал Фредди. – Есть же нож. Вы же видели его своими собственными глазами. А это доказывает, что все случившееся не привиделось Лиссе.

Саймон кивнул, и взгляд его голубых глаз стал жестким и насмешливым.

– Вы, безусловно, правы, – согласился он. – Поэтому-то весьма утешительно будет сознавать, что нам не придется разыскивать потенциального убийцу среди ста тридцати миллионов человек в стране. Теперь мы знаем, что дело это – сугубо семейное и вас собирается убить человек, живущий в этом доме.

Глава 4

Было уже почти девять часов, когда Святой снова проснулся. Лучи солнца, лишь начавшие озарять небо, когда он ложился спать, теперь ярко сияли, пробиваясь сквозь венецианские шторы. Святой почувствовал себя гораздо лучше, чем ожидал. После того как Саймон несколько минут повалялся, потягиваясь, в постели, он пришел к выводу, что чувствует себя прекрасно. Он встал с постели, принял холодный душ, причесался, натянул плавки и купальный халат и отправился выяснить, как скоро он сможет получить завтрак.

Через стеклянную дверь в гостиной Саймон увидел Джинни, сидящую в одиночестве за длинным столом, поставленным во внутреннем дворике рядом с жаровней для барбекю. Он подошел и остановился рядом с ней.

– Привет, – поздоровалась с ним Джинни.

– Привет, – в тон ей ответил Святой. – Не возражаете, если я к вам присоединюсь?

– Нисколько, – сказала она. – Почему бы я стала возражать?

– Мы беседуем сейчас прямо как персонажи из пьесы Ван Друтена, – заметил он.

Она посмотрела на него отсутствующим взглядом. Он сел за стол, и уже через минуту к нему подошел Анджело, сохранявший теперь, при свете дня, безукоризненный и бесстрастный вид и одетый в неизменную белую куртку с черным галстуком-бабочкой.

– Слушаю вас, сэр, – сказал он.

– Томатный сок, пожалуйста, – начал Саймон, – с вустертширским соусом. Яичницу с ветчиной. И кофе.

– Слушаюсь, сэр.

Филиппинец ушел выполнять его распоряжение, а Саймон закурил сигарету и стянул с плеч свой купальный халат.

– Вы не слишком рано встали?

– Я не очень-то хорошо спала. – Джинни состроила недовольную гримасу. – Эстер и в самом деле храпит. Вы еще сами в этом убедитесь...

Перед тем как все снова отправились спать после ночной тревоги, между ними возник жаркий спор, кто где будет спать, чтобы была обеспечена максимальная безопасность каждого, и сейчас, в столь ранний час, Саймон совсем не был расположен продолжать эти дискуссии.

– Мне надо поблагодарить Эстер, – сказал он тактично. – Она спасла меня от необходимости завтракать в одиночестве. Может быть, она и еще раз окажет нам подобную услугу.

– Вы могли бы и сами меня разбудить с тем же успехом, – сказала Джинни.

Святой постарался сохранить невозмутимое выражение лица и попробовал изменить тему разговора:

– А почему вы не завтракаете?

Она крутила в руках стакан апельсинового сока, словно это было лекарство, которое ей очень не хотелось принимать.

– Даже не знаю. У меня что-то нет аппетита.

– Почему?

– Ну... а вы уверены, что прошлой ночью это был кто-то из живущих в доме?

– Совершенно уверен.

– Вы понимаете, что я имею в виду. Вы уверены, что это был один из нас? Или кто-нибудь из слуг, словом, кто-то живущий здесь?

– Да.

– В таком случае, почему этот человек не мог нас просто отравить?

Он подумал с минуту, а затем усмехнулся:

– С ядом все было бы не так-то просто. Прежде всего, его надо где-то купить. А это связано с определенными затруднениями. Затем, яд нужно во что-то положить. А с приготовлением и подачей еды в доме дело имеет не так-то уж много народу, так что и это будет совсем непросто. Отравление – очень сложный и опасный способ убийства. Мне кажется, что среди всех прочих убийц чаще всего попадаются на своих преступлениях именно отравители. И все неглупые убийцы, конечно же, знают об этом.

– А почему вы считаете, что в нашем случае мы имеем дело с неглупым убийцей?

– Это само собой разумеется. Он не стал бы посылать угрожающих писем своей жертве, если бы не был уверен в своем недюжинном уме, – нужно быть очень самоуверенным и любить порисоваться, чтобы дойти до этого, – а любой, кто считает себя действительно умным, обладает по крайней мере достаточным чувством юмора, чтобы посмеяться над самим собой. Кроме того, никто ведь не угрожал убить вас.

– Никто не угрожал и Лиссе.

– Но ведь ее и не убили.

– Однако пытались.

– Не думаю, что мы можем быть уверены в том, что Лиссу пытались убить.

– Ну если они были такими умными, как же случилось, что они ошиблись комнатой?

– Они могли подумать, что Фредди будет у нее.

– Да? – усмехнулась она с издевкой. – Если бы они хоть немного разбирались в ситуации, то знали бы, что он будет в своей собственной комнате. Он не ходит по чужим комнатам. Он принимает гостей в своей.

Саймон понял, что теряет инициативу в беседе, и сказал с усмешкой:

– Вы, конечно, можете ловить меня на слове, Джинни, но это не меняет сути дела. Именно из-за Фредди разгорелся весь этот сыр-бор. Наш убийца очень любезно сообщил нам мотив задуманного им преступления. А из этого автоматически следует, что у него нет причин убивать кого-либо другого. Я признаю, что нападение на Лиссу прошлой ночью несколько путает все карты, и у меня пока что нет приемлемого объяснения случившемуся, но я все же уверен, что именно Фредди грозит наибольшая опасность, если только не удастся каким-то образом выяснить, кто убийца, а лично я не собираюсь морить себя голодом до тех пор, пока это произойдет.

И он тут же принялся делом доказывать свои слова, отхлебнув большой глоток томатного сока из стакана, который Анджело тем временем поставил перед ним, а еще через пару минут уже отдавал должное яичнице с ветчиной, демонстрируя при этом завидный аппетит.

Девушка угрюмо наблюдала за ним.

7
{"b":"5801","o":1}