ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну а что же Саймон Темплер? Он тоже занимался Треугольником? Нисколько. Он полностью игнорировал существование этого общества. Но, читая газеты, он безусловно знал, что ситуация в Лас-Вегасе доставляла некоторые заботы правительству: чуть ли не в каждом номере появлялась статья, содержащая материалы против этого игорного заведения.

Кое-кто оценивал сложившиеся обстоятельства философски:

– Что из того, если игры будут запрещены в Неваде, они незамедлительно появятся в других штатах. Пусть же большой восточный штат продолжает играть роль щита и источника удовольствий.

Другие же категорически требовали уничтожения этого нечестивого рая.

– Позор! – восклицали репортеры, обчищенные рулеткой или баккара, фальшиво объективным тоном. – Все великолепные отели в Лас-Вегасе не что иное, как казино, и они существуют на средства одураченных игроков.

Читая подобное или слыша, как журналист поносит Треугольник – «этот синдикат мошенников и фальшивых банкиров», Саймон только улыбался, смакуя свой утренний кофе и любуясь великолепной панорамой Сан-Франциско. Мелочная суета сует! Достаточно крохотной ошибки инженера-атомщика, чтобы обратить в пепел Лас-Вегас и его игроков со всеми хитроумными игральными автоматами.

Треугольнику же было наплевать на атомные взрывы, которые иногда потряхивали Фламинго или Пустынную Таверну и освещали город призрачным бледным светом. Треугольник беспокоила угроза более реальная.

– Конгресс собирается послать следственную комиссию, – бормотал Берн Кори, теребя узел галстука.

– Не стоит все-таки душить себя, – ухмыльнулся Крис Джейсон. Развалившись в кресле, он положил ноги на письменный стол. Его безвкусная ядовито-зеленая рубашка, украшенная черными пальмами, золотой луной и ручейком, раздражала Хала Госса, но глаза его с болезненным упорством возвращались к ней, исследуя подробности этого навязчивого пейзажа.

Внешне Хал Госс был спокойнее своих сообщников. Единственно, чего он не терпел, это упоминания о Долине Смерти в соседнем штате Калифорния. Кори и Джейсон при нем избегали этой темы, а если и говорили, то понижая голос, чтобы не досаждать Госсу. Их разговор обычно кончался одной и той же фразой:

– В конце концов, это не наше дело.

Госс закурил сигарету, комфортно откинулся в кресле и поправил манжеты, на которых золотом блеснули запонки.

– Совершенно бесполезно рыдать, – заявил он.

– Легко сказать, – возразил Верн Кори. – Существуют счета.

– И что же?

– Хал, мы произвели солидные траты: мы надстроили один этаж, увеличили гараж и купили эту новую машину... – Он понизил голос.

Крис Джейсон смущенно посоветовал:

– Опустим это...

– Согласен, – ответил Кори. – Но все будет оплачено, цены сейчас низкие. Все в порядке, кроме того, что последние пятнадцать дней нас преследует проклятое невезение в западном квартале.

Госс молча наблюдал за ними, он немного презирал своих компаньонов. Иногда он сомневался, стоило ли объединяться с ними, правда, каждый внес деньги и каждый что-то умел.

– Я пошлю Кринга обойти их и навести порядок. Если нужно, он возьмет авто.

Госс улыбался. Эта мощная машина, на покупке которой он так настаивал, вселяла в него спокойствие – в случае непредвиденного удара она может быть полезной. Хороша она и просто для прогулки...

– Следственная комиссия еще не назначена, – произнес он, – и здесь она появится еще не скоро. Если к нам пошлют людей, весьма возможно, что они захотят поиграть... а у нас на руках все козыри. Не считая Веры...

Он указал на портрет женщины, висевший на стене: очаровательное создание, с ласковой улыбкой и в непринужденной позе. Джейсон улыбнулся. Кори проворчал что-то. Видимо, у него были причины не доверять конгрессу.

В комнату вошла секретарша – некий мистер Фергус хотел видеть Джейсона.

Итак, судьба пошла со своей первой карты.

А в этот момент Саймон Темплер страдал от скуки.

Глава 2

в которой внук одного повешенного узнает, что он может стать богатым наследником

Треугольник знал цену приветливой улыбки в приемной. На должность секретарши трудно было найти кого-нибудь лучше мисс Каролины Бридлинг, и, безусловно, если бы Святому довелось сюда заглянуть, он постарался бы задержаться здесь подольше. Однако этого посетителя явно интересовало что-то другое, так как, нехотя ответив на ее вопросы, он более ни минуты не задержался возле очаровательной секретарши.

Готовая доложить, она остановилась на пороге: Госс курил сигару, Кори развалился в кресле, Джейсон сидел положив ноги на стол. Каролина презирала всех троих. До сих пор они даже не оценили по достоинству цвет ее глаз, которыми она очень гордилась. Она кашлянула, и Госс повернул голову.

– Что-нибудь случилось, мисс Бридлинг? – спросил Джейсон, растягивая слова.

– Посетитель, сэр.

– А не послать ли его к дьяволу, если он, конечно, не принес нам богатства! – предложил Джейсон и добавил: – А вы, Каролина, приготовьте нам три виски.

На лице Каролины мелькнула тень улыбки. Она давно уже знала – а чего только не знают хорошенькие секретарши, – что неприятности Треугольника принимают серьезный оборот.

– Это адвокат, – выразительно сказала она.

Трое мужчин вздрогнули и переглянулись – адвокат? Другими словами, новая неприятность. Госс прикусил губу, но первым овладел собой и спросил совсем спокойно:

– К кому?

На короткий миг серые глаза Каролины задержались на Гос-се, и ее веки дрогнули.

– К Крису Джейсону, – прозвучал ответ.

Она видела, что Госс облегченно вздохнул. Каролина была наблюдательна, и уже давно догадалась: в его прошлом было нечто, что он хотел бы скрыть. Слишком явно он ненавидел все, что имело отношение к полиции и правосудию.

А Джейсон спросил немного наигранным, шутливым тоном:

– Адвокат, ко мне? Что же он хочет? Я только вчера заплатил своему портному!

Он выдавил из себя жалкий смешок. Тогда Каролина позволила себе роскошь немного его успокоить, но сделала это с большой неохотой:

– Сначала, сэр, он не хотел мне говорить, он утверждал, что это очень личное, что он скажет только вам. Конечно, я стала настаивать, и он объяснил мне...

– К фактам, Каролина, – поторопил ее Джейсон.

– Этот господин... его зовут Фергус, Самуэл В. Фергус. Он адвокат из Лос-Анджелеса. Он специально приехал сюда ради вас, мистер Джейсон. Но он посоветовал мне не болтать.

– Мисс Бридлинг, между нами не может быть секретов. Я вам больше не буду напоминать об этом.

Каролина повернулась к Госсу, помедлила и, не дождавшись продолжения, сказала:

– Так вот, Фергус утверждает, что речь идет о настоящем богатстве. – Она сделала несколько шагов и положила на письменный стол визитную карточку посетителя.

Джейсон смотрел на этот кусочек картона как на чудо.

– Настоящее богатство! – повторил он.

– Да, – ответила секретарша.

Госс взял карточку.

Там был указан адрес Фергуса в Беверли-Хиллз, на холме, называемом Лос-Анджелес, на холме, где жили звезды Голливуда.

– У меня там есть друг, – пробормотал он. – Каролина, попросите этого Фергуса немного подождать, всего несколько секунд. Мы сейчас его примем. Скажите, что у нас совещание.

Она вышла. Кори не произнес ни слова; развалившись в кресле, он безмолвно наблюдал эту сцену. Госс придвинул к себе телефон и вызвал междугородную станцию.

– Эй, Хал! – недовольно проговорил Джейсон. – Я не нуждаюсь в вас, чтобы принять Фергуса. Почему вы сказали, «мы» примем его?

На лице Госса промелькнула улыбка, он подмигнул Кори:

– Забавно, не так ли, Берн?

В трубке раздался голос служащего:

– Алло?

– Соедините меня с Лос-Анджелесом, Краствиен, 3, 21555, и срочно, – сказал он.

Джейсон подвинул коробку, лежащую на столе, взял сигарету и закурил. Недовольство явно читалось на его лице.

– Боже мой, это ведь меня он спросил и...

2
{"b":"5802","o":1}