ЛитМир - Электронная Библиотека

По счастью, продолжался ливень и мешал бандитам видеть его.

Снова раздался всплеск. Это была Мэри, привязанная к бетонной плите. Саймон нырнул, и ему удалось наткнуться на ее неподвижное тело. Он перерезал веревки, освободив ее от груза, обхватил одной рукой и поспешно, но осторожно вынырнул на поверхность.

Озеро кипело от дождя, ливень все усиливался. Если бы Кринг и смотрел на Черное озеро, он все равно не смог бы увидеть головы Святого и Мэри. Поддерживая девушку одной рукой, Святой сорвал ленту, закрывавшую ее губы; может быть, именно то что рот ее был заклеен, и помешало Мэри наглотаться много воды.

Она понемногу приходила в себя, слабо постанывала, потом закашлялась, и из ее рта полилась вода.

Шума моторки уже не было слышно.

– Все в порядке, девочка, – радостно проговорил Святой.

– Разве это возможно? – простонала она.

– Мне и самому не верится, но на этот раз мы выкрутились. Вот если бы только не дождь... Я весь промок, – засмеялся он.

– А где мы? – спросила Мэри.

– В озере, дорогая, – ответил Саймон.

– Это-то я и сама вижу, – откликнулась Мэри.

Отдышавшись, они поплыли в сторону, где что-то темнело.

– Вероятно, это одна из прибрежных скал, – предположил Саймон. – Мы находимся на северной стороне озера. После небольшой пробежки в четыре-пять миль, я думаю, мы полностью обсохнем.

– О Саймон, – простонала Мэри, – я не способна на такой подвиг.

Глава 14

в которой Хал Госс отдает приказания, а Саймон показывает, что обладает еще и талантом туриста

В Лас-Вегасе наступил день. Сначала ничто не предвещало, что он внесет какие-то изменения в пульсирующую жизнь города. Вывески продолжали сверкать, прохожие фланировать по улицам, и в глазах многих горел азартный огонек, характерный для обитателей этого неспокойного города.

Между тем в одном из домов, странно сочетавшем в себе псевдомавританский и современный стили, сидели двое мужчин, которых в настоящее время больше интересовала новость, опубликованная на первых страницах всех газет:

АМОС БАРТОН УМЕР.

Хроникеры наперебой извещали публику о кончине самого крупного финансиста, «самого грязного мошенника в сфере финансов».

Откинувшись в своем кресле, смакуя кофе, Хал Госс держал свежий номер газеты. Постучав по нему пальцем, он спросил:

– Что вы скажете, Крис?

– Да, – протянул тот, и лицо его стало еще более надутым, чем обычно. – Должно быть, врач пришел слишком поздно.

– Я тоже так думаю, – прибавил Госс, улыбаясь.

И так как Джейсон промолчал, он продолжил:

– И наследники неизвестны... А это многое упрощает. Вероятно, каждый лакей получит свою долю денег, замок останется Сандроку и там будет музей, и нам спокойно: никто и не вспомнит о затерянном каньоне.

Крис Джейсон пошевелился в кресле, потом потянулся к бутылке, налил себе виски и залпом выпил.

– Вы слишком много пьете, старина, – заметил Госс, покачав головой. – Это до добра не доведет.

– А остальные? – хриплым голосом спросил Крис.

– Какие остальные? – ледяным тоном поинтересовался Хал. – Кого вы имеете в виду?

– Ну... Мэри Грин... и особенно этот злосчастный Темплер? – Он понизил голос, как будто тот мог его услышать. – И Верн, – закончил он.

– Можете успокоиться, мы скоро о них узнаем.

Кринг появился внезапно в своем черном одеянии, в шляпе, надвинутой на самые глаза. Джейсон вскочил со своего места.

– Ну, что там, Кринг? – беспокойно спросил он.

– Я думаю, их не скоро выловят, – ответил тот.

– Вы уверены? – Госсу хотелось гарантий.

– Абсолютно. Двадцать пять килограммов бетона, привязанные к ногам, обеспечат им надежный и длительный покой на дне озера, – успокоил их Кринг.

Ни малейшего сожаления не промелькнуло на его лице. Крис заерзал в своем кресле – Кринг внушал ему ужас.

– Никто вас не видел? – дружно спросили оба.

– Никто. Начался дождь, был настоящий ливень. Отличнейшая погодка для таких дел!

Госс закурил сигарету и глубоко затянулся. Кринг посмотрел на него, подмигнул и произнес:

– А чуть раньше я получил извещение из Чикаго. Объект ждут, и дело будет сделано. Там правильно поняли, что он может кое-что разболтать.

Имя Верна Кори не было произнесено, но все трое знали, что судьба их сообщника решена.

– Отлично, – похвалил Госс Кринга. – Приготовьте фургончик из гаража. Он прекрасно подойдет для небольшого путешествия.

Как только человек в черном ушел, Крис схватил руку своего компаньона.

– Вы с ума сошли, Хал! – завопил он. – Взять Кринга с нами? Вы... вы уничтожили Верна... и вы берете Кринга?

– Потому что теперь он слишком много знает.

Он уперся своим твердым взглядом в испуганные глаза Джейсона и отчеканил:

– Я надеюсь, что он замолчит... Навсегда. И я хочу это знать наверняка.

Госс поднял со стола кипу газет. Под ними лежала карта с пометками пилота Амоса Бартона.

– Вы собираетесь избавиться от Кринга в каньоне? – глухим голосом спросил Джейсон.

– Если семьдесят лет золото пролежало в каньоне и никто его не обнаружил, значит, это место достаточно надежно, чтобы по крайней мере еще семьдесят лет там никто не нашел тело Кринга. Это нас вполне устроит, не так ли, Джейсон?

Джейсон открыл рот, но ничего не сказал. Им владел ужас. И источником этого ужаса был теперь Госс. Множество операций в Лас-Вегасе они провернули вместе, отбирая деньги у простаков, но все зти дела, которые, конечно, вступали в некоторые трения с законом, не шли ни в какое сравнение с тем, чем они занимались теперь. Дорога к сокровищу оказалась вымощенной трупами.

– Может быть, вы считаете, что игра не стоит свеч? – усмехнулся Госс. – Всего-то миллионы долларов...

– Да нет, конечно... – пролепетал Крис.

– Кроме того, – закончил Госс, – ведь этот Кринг убийца... Бросить людей в воду... двоих! Тем более – девушку!

* * *

Ведя этот циничный разговор, они и предположить не могли, что на Черном озере, между двумя высокими скалами, один из камней, облепленных водорослями, вдруг зашевелился и оказался мужчиной.

Он внимательно оглядел берег и, не обнаружив ничего подозрительного, погладил и потормошил другой «камень», лежащий неподалеку.

– О Саймон! – раздался слабый голос. – Дорогой мой, вы снова спасли меня!

– Да бросьте вы! – воскликнул он. – Да и рано еще говорить о спасении. Еще все впереди.

– Где это мы? – спросила Мэри.

– Если вы голодны, то с грустью сообщаю, что от булочной мы далеко, а если вас больше интересует, как бы переодеться, то с не меньшей грустью говорю, что это невозможно, – ответил Саймон.

– Саймон! – воскликнула Мэри. – Спасибо, что не бросили меня!..

Она не закончила и прижалась к нему. Саймон ласково пожал ей руку.

– Не говорите глупости, Золушка, – весело сказал он. – Солнце горячее, ваши одежды высохли, и бары уже открыты. – Он широким жестом указал на озеро. – Пора в путь.

Положение было трагичным, Мэри понимала это и благодарно улыбнулась Саймону за попытку подбодрить ее. Если им чудом удалось не остаться на дне озера, то возможность переломать себе кости на этих скалах или – что было совсем просто – умереть здесь от голода, была совершенно реальной.

Но Саймон не позволил ей погрузиться в тяжелые мысли. Он заставил ее идти вдоль пустынного берега, понуждая иногда и бежать, чтобы согреться, а сам, кипя от ярости, думал о Хале Госсе. Этот бандит, скорее всего, уже недалеко от сокровища, которое трудно будет вернуть, когда оно окажется в его руках.

– Саймон, я не могу больше... Нет сил, и так хочется есть! – сказала Мэри слабым голосом.

– Спасибо! – воскликнул он. – Премного вам благодарен! – Мэри с недоумением посмотрела на него. – Я сделаю вам одно признание, девочка. Вот уже сколько лет я борюсь с мошенниками и всяческими преступниками, сколько раз они пытались меня уничтожить! Они меня вешали, подкладывали под меня мины, выкидывали из окон высотных зданий, пытались отравить, отправляли на дно, – впрочем, об этом вы знаете, к чему повторяться!.. И только одного я еще никогда не испытывал – голода. Я испытал его только сейчас, связавшись с вами, и буду вечно вам благодарен за столь существенное обогащение своих чувств.

23
{"b":"5802","o":1}