ЛитМир - Электронная Библиотека

– Посмотрите, Мэри...

Саймон протянул свою находку девушке.

– Это... это... – прошептала она.

– Совершенно верно, – сказал Саймон. – Наша очаровательная посетительница в «Клер Логис» Каролина. Вы начинаете понимать?

Мэри кивнула. Саймон прошел в соседнюю комнату. Несколько секунд он стоял на пороге, рассматривая большой стол, за которым должны были восседать члены Треугольника.

– Да, приходящим сюда, видимо, было не до смеха, – заметил Святой.

Он обошел стол, сел в кресло и стал методично осматривать ящики. Мэри молча смотрела на него.

– Саймон, – неожиданно спросила она, – почему вы не предоставите это полиции?

– Полиции, – сказал он резко. – Запомните, дорогая, что я привык счеты сводить сам. Это – мои враги. Вам, правда, никто не мешает, можете вызвать полицию.

Небрежным жестом он указал на телефон, стоящий на столе, и продолжал свое дело. На его загорелом лице блуждала улыбка. Он внимательно просматривал бумаги, последними лежали документы Хала. Здесь же лежали газеты. Почувствовав на своей щеке легкое прикосновение волос, он поднял глаза.

Мэри, конечно, не позвонила в полицию, она подошла к Святому и тоже склонилась над бумагами.

– Что вы ищете? – спросила она.

– Я и сам не знаю, Мэри.

– Почему бы не отправиться прямо в каньон? Мы зря теряем время.

Он откинулся в кресле и некоторое время молча смотрел на девушку.

– Мэри, Амос Бартон умер.

Огорчение отразилось на ее лице.

– Бедный старик, – тихо проговорила она. – Он так терзался от угрызений совести. Откуда вы узнали, Саймон?

– Прошлой ночью, когда вы крепко спали, я прочел газету, ее принес какой-то рыбак. Этот номер лежит и в бумагах Госса.

– Умер старый Бартон, – прошептала она. – Значит, между сокровищем и людьми Треугольника больше никто не стоит. И они это знают.

Она говорила тихо, как бы самой себе. Саймон улыбнулся:

– Вы делаете успехи, Мэри. Действительно никто не стоит... кроме вас и меня. Но этого они еще не знают. Так что же они сейчас делают? Наверное, устремились в затерянный каньон. Помните, Верна Кори они отправили в Сан-Франциско и Чикаго? Я готов дать руку на отсечение, что в данную минуту его тело на столе морга. Остаются Госс, Джейсон и их друг, одетый в черное. Итак, Мэри, делайте выводы.

– Да, – откликнулась она, – их трое, а вы один, Саймон. Вы правы, как всегда!

– Их число мне безразлично, – возразил он. – Я думаю, как бы их заставить поработать на меня.

Он увидел стеклянную коробку на столе, открыл ее и взял сигарету.

Саймон досконально изучил газету, вернулся к ящику, просмотрел другие бумаги и наконец поднялся с места.

– Я задам вам вопрос, дорогая. Если у вас будет дом – он у вас, видимо, скоро будет – и внезапно цена вашего дома намного подскочит, так как будущая дорога должна пересечь ваши владения, вы отказались бы продать его?

Мэри взглянула на него с очаровательной улыбкой.

– Я очень сентиментальна, Саймон, – призналась она.

– Браво! – воскликнул он. – Тогда едем! Быстро!

Он подхватил ее под руку, они пробежали через кабинет, приемную, Саймон открыл, дверь на лестницу, ведущую в подвал, толкнул еще какую-то дверь и торжествующе воскликнул:

– Я тоже, Мэри, сентиментален, я не переставал скучать о нашей машине. И я очень рад, что снова ее вижу.

Действительно, она находилась в гараже, где стояло еще несколько машин.

– Вот как! Треугольник не взял черную машину, которая так нам знакома.

Саймон бродил по гаражу, наклонялся и изучал следы, оставленные покрышками на крашеном полу.

– Итак, – проговорил Саймон, – люди, которых мы ищем, уехали на большой машине. Она тяжелая, вроде грузовика.

Внезапно он замолчал и пошел в глубь гаража. Там стояла невзрачная машина. Святой осмотрел ее, сел за руль, нажал на стартер, и мотор сразу же завелся. Он выключил зажигание и позвал Мэри.

– Очень интересно, – сказал он. – На эту старую машину установлен прекрасный мощный двигатель. Садитесь скорее.

Он подъехал к двери, которая автоматически поднялась перед ними и опустилась, как только машина проехала.

– Саймон, вы не заперли дом, – сказала Мэри.

Святой небрежно махнул рукой и нажал на акселератор. Мэри пожала плечами и промолчала: ему виднее.

– Куда мы едем? – спросила она. – Вы скажете мне хоть это?

– Куда! – воскликнул он и громко расхохотался. – Куда мы едем? Ну конечно, в затерянный каньон, дорогая Мэри!

Они приехали туда днем. Мэри смотрела по сторонам широко раскрытыми глазами.

– Как вы его нашли, Саймон? – удивилась она. – Я бы никогда не смогла.

– Чутьем, – заявил тот. – Этого достаточно, дорогая?

На некотором расстоянии от каньона он затормозил и остановил машину. Какое-то время он осматривал местность и прислушивался. Тишина была абсолютной, и только иногда слышался крик грифа, описывающего круги высоко в небе. Птица пикировала на землю, но сразу же опять взлетала.

– Пошли, Мэри, скорей, – позвал Святой.

Девушка безропотно последовала за ним. Он быстрым шагом направился к щели, где находился дилижанс. Внезапно он остановился:

– Посмотрите, девочка.

На красном песке ясно отпечатались следы покрышек.

– Такие же мы видели в гараже, – заверил он. – Вот следы прибытия... и вот отъезда.

– Их здесь нет?

– Да, уехали, но я думаю, что не все...

Они подошли ко входу в каньон. Саймон присмотрелся, усмехнулся и, отстранив Мэри, пошел вперед.

Дневной свет освещал дилижанс, вырванную дверь, далеко отброшенную, одно сломанное колесо, видневшиеся повсюду следы ног. Он также освещал два человеческих тела, лежащих на песке на некотором расстоянии друг от друга.

– Двумя меньше! – громко сказал Святой.

Он подошел к первому телу, в черной одежде. Черная шляпа лежала рядом. Саймон перевернул мертвого.

– Наш старый знакомый Анджело Салетти – Кринг закончил свою карьеру, – констатировал Святой.

– А... другой? – прошептала смертельно бледная девушка.

– Другой, – повторил Темплер, – это ваш сонаследник... наш дорогой Джейсон...

Он нагнулся, приподнял ледяное тело и перевернул его. Мэри отвернулась и подошла к дилижансу: она чувствовала себя совершенно измученной. Девушка прислонилась к дилижансу, с которого семьдесят лет назад началась эта трагедия.

– Здесь ничего нет... Все, все... украли.

– Мы займемся этим, – ответил Саймон, который внимательно осматривал карманы Кринга. – Пошли, Мэри, здесь оставаться бесполезно.

Они вернулись к машине. Мэри схватила за руку своего покровителя. С нее было достаточно! Непреодолимое желание заснуть, убежать от всего этого овладело ей.

– О, Саймон! Что же это такое?

– Жажда богатства – это может далеко завести!

Саймон представил себе, как все это произошло. Он представил себе быстро примчавшийся в этот затерянный каньон грузовик и троих мужчин, уверенных в своем богатстве. Отныне никто не стоял у них на пути: Бартон мертв, Фергус зарыт в пустыне, Верн Кори пал от рук убийц, а Мэри и Темплер утонули в Черном озере. Трое должны были разделить добычу, и никто, кроме них, теперь не мог претендовать на это сокровище.

* * *

Саймон не ошибался, все происходило именно так, как подсказывало ему чутье. Трое мужчин разгрузили дилижанс: золото было перенесено в грузовик.

Но вместо того чтобы сразу уехать, Госс решил:

– Слишком опасно ехать в темноте по такой скверной дороге. Если у нас случится какая-либо поломка и кто-нибудь увидит все это золото, как мы это объясним? Лучше переночевать здесь и уехать утром.

Крис уже чувствовал себя богатым и независимым, но авторитет Хала Госса подавлял его. Он лишь поднял на Госса глаза и ничего не сказал: подчинился распоряжению шефа. Тот устроился в грузовике, чтобы отдохнуть.

– Погода хорошая, – заметил Крис, – я буду спать на песке. Кринг присоединился к нему.

Ночь спустилась в затерянный каньон, тяжелая и давящая. Лишь слабый свет фар немного рассеивал мрак.

25
{"b":"5802","o":1}