ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы пытаемся разменять фунтовую бумажку.

Святой взял банкнот из руки девушки и взамен вложил в ее ладонь серебряные монеты. Девушка расплатилась с водителем, и тот запрятал монеты в потайные карманы. Девушка уже собралась поблагодарить Саймона я уйти, по Святой осуществил еще далеко не все свои идеи.

– Вы действительно решили пойти туда? – Святой пренебрежительно махнул в сторону Барньярд-клуба. – Нам с Попрыгунчиком там не понравилось. Да и подушки у вас с собой нет.

– А зачем мне подушка?

– Для удобства. Все остальные там просто спят, – пояснил Святой, – но дирекция подушек не предоставляет. Она только спрос на них создает.

Карие глаза оглядели Святого с оттенком подозрительности, в которой совершенно не было нужды. И опять ему показалось, что во взгляде девушки мелькнул страх.

– Спасибо, что помогли мне. Спокойной ночи, – ответила она и скрылась за дверью, оставив Святого с озадаченной улыбкой глядеть ей вслед.

Саймон сдвинул шляпу на затылок и решительно повернулся к такси, но в этот момент на его плечо легла чья-то рука.

– Вы знаете эту девушку? – спросил сонный голос.

– Конечно нет, Клод, – с сожалением ответил Святой. – Хотел вот познакомиться, да, видно, не понравился ей. Такие странные вещи в жизни иногда случаются.

Старший инспектор Клод Юстас Тил смотрел на него полузакрытыми глазами, сонное выражение которых было не более чем притворством. Он снял руку с плеча Святого и взял у него банкнот. При этом Святой чуть нахмурился.

– Не возражаете, если я взгляну на эти деньги? – спросил Тил.

Это был не вопрос, а скорее требование. Саймона на мгновение охватило какое-то странное, сверхъестественное предчувствие, которое тут же пропало. Он разглядел фигуру и второго полицейского, который стоял в нескольких шагах и, казалось, ждал окончания разговора. Святой посмотрел в другую сторону и увидел еще двух полицейских, которые неслышно беседовали в тени магазинной арки. Казалось, что на безлюдной улице внезапно и бесшумно появилось множество людей.

В мозгу Святого застучали крошечные молоточки. Он глубоко затянулся и выпустил кольцо дыма. В конце концов, вечер не обманул его ожиданий – он просто дразнил его. Что в итоге из всего этого получится, Святой пока еще не знал, но он точно знал, что замеченные им люди, да еще вместе со старшим инспектором Тилом, неспроста материализовались, как джинны, на Бонд-стрит в два часа ночи. Они наверняка появились здесь не для того, чтобы убедиться, что ночная жизнь Лондона действительно так скучна, как ее представляют. Когда бы и где бы ни собиралась такая представительная компания официальных лиц, Саймон Темплер всегда проявлял интерес к ней.

– Так что с этой бумажкой? – задумчиво осведомился Святой.

Тил, закончивший осмотр банкнота в неверном свете фар одного из такси, медленно сложил его и убрал в свой бумажник.

– Не возражаете, если я позабочусь о нем вместо вас? – так же полуутвердительно спросил он.

– Пожалуйста, – сделал широкий жест Святой. – Вы что, коллекцию начинаете собирать? Если хотите, у меня есть еще такие же.

Инспектор застегнул пальто и бросил взгляд в сторону двух полицейских, беседовавших в магазинной арке. Те, не прерывая беседы, вышли на тротуар и направились к ним.

– Удивляюсь я вам, Святой, – сказал Тил с намеком на мрачный юмор. – Ведь вас здорово надули – это в вашем-то возрасте! Вы что, никогда поддельных банкнот не видали?

– Мне они больше нравятся, – медленно ответил Святой. – Вы же меня знаете, Клод: я никогда не любил вещей массового производства. Я всегда верил в поощрение частного предпринимательства...

– Хорошо, что я видел, как вы его поощряете, – сказал инспектор, – иначе, с вашей-то репутацией, вам бы очень не повезло, если бы вы попались при попытке расплатиться фальшивыми деньгами. – Морщины запоздалого сожаления появились на его лбу. – Да-а, не надо было спешить отбирать у вас этот банкнот, – искренне добавил он.

Святой улыбнулся одними губами.

– У вас, старина, ко мне весьма дружеские чувства, – любезно сказал он. – Так почему вы мне не отдаете банкнот обратно? Еще не поздно, да и под рукой у вас целая куча ваших старых школьных приятелей.

– Сейчас у меня другие заботы. – Тил расправил плечи, а на его лице появилось выражение, по которому многое можно было прочитать. – Если мне понадобится задать вам некоторые вопросы, я знаю, где вас найти. – Он резко повернулся и направился к дверям клуба.

Сразу за ним пошел и стоявший неподалеку полицейский, а следом – и другие двое. В их действиях не было ничего странного или сенсационного, но они отличались механической точностью маневра отделения хорошо подготовленных солдат. Две-три секунды трое детективов, возникших из ниоткуда, выждали у двери, а потом без суеты просочились сквозь нее. Дверь опять закрылась, и на исхлестанной тенями улице наступила тишина, в которой можно было слышать даже шум падающих капель дождя.

Не отрывая глаз от ничем не примечательной двери, Саймон докурил сигарету и растоптал окурок каблуком. Вечер свою задачу выполнил: он предоставил Саймону необходимую пищу для размышлений. Сунув руку в карман, Святой вспомнил, что отдал двадцать шиллингов чистого серебра в обмен на конфискованный у него фальшивый банкнот Английского банка; еще он вспомнил очаровательное лицо девушки и тень страха в ее карих глазах. Но в тот момент он еще не представлял, что делать.

И тут позади него раздался ужасный шум. Этот шум напоминал страшную, непреодолимую икоту, которая перешла в непрерывное стонущее дребезжание, где первую скрипку играл скрежет дверного металла.

Саймон Темплер обернулся. Он давно уже считал себя сумасшедшим, и после стольких лет уже вряд ли стоило стремиться к здравому рассудку. Он взглянул на успевшего застегнуть все пуговицы водителя, который стоически устраивался на своем месте.

– Это, случайно, не ваше такси, братец? – спросил Святой.

– Мое, командир, – ответил водитель. – А что, думаете купить?

– Именно это я и хочу сделать, – был ответ.

Глава 2

Таксист совсем по-рыбьи разинул рот – ведь и более умные люди становятся в тупик, когда их тонкие шутки воспринимаются буквально.

– Чего-о? – слабым голосом спросил он, выразив одним весьма кратким словом самую суть вселенского сомнения, к познанию которой веками стремились философы.

– Я хочу купить вашу машину, – сказал Святой. – Собираю экспонаты для музея. Называйте цену.

– Пятьсот фунтов, командир, и машина ваша, – заявил гордый владелец, отчаянно надеясь на продолжение шутки.

Саймон вынул бумажник и извлек оттуда пять хрустящих банкнот. С остекленевшим взглядом водитель выбрался из кабины и, чтобы не упасть, оперся на ржавое крыло.

– А вы мне мозги не пудрите? – спросил он.

Саймон сложил деньги и сунул ему в руку.

– Сходите завтра утром в банк и убедитесь насчет своих мозгов, – посоветовал он и, помолчав, достал еще одну бумажку. – А пиджак и фуражку за пятерку не продадите?

– Провалиться мне на этом месте, командир! – отозвался таксист, с неожиданным проворством расстегивая пуговицы. – Да за половину этой суммы продам – вместе с рубашкой и брюками!

Некоторое время Святой наблюдал, как понесший "тяжелую утрату" таксист радостно улепетывает в темноту, но тут ничего не понимавший Попрыгунчик Униац вопросил:

– Это что еще за шуточки, босс?

– Подрастешь – узнаешь, Попрыгунчик, – ласково ответил Саймон, очнувшись от размышлений.

Он уже натягивал грубую шоферскую куртку и обматывал шею неприметным шарфом со сноровкой иллюзиониста. На пустой улице его никто не видел. Сняв шляпу, он сунул ее в руки Попрыгунчика, а сам нахлобучил фуражку. В свете фонаря под фуражкой на мгновение мелькнула белозубая улыбка, которая означала, что невозможного на свете не бывает.

– Ты в этой шутке не участвуешь, – сказал Святой. – У меня есть для тебя другое дело. Запомни адрес: Челси, Аббот-Ярд, номер двадцать шесть. Возьми такси – только не это. Отправляйся прямо туда и устраивайся как дома. В шкафу есть бутылка виски, а вот и ключ. Мы устроим вечеринку.

17
{"b":"5803","o":1}