ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лишь сейчас Саймон отчетливо осознал, что судно гораздо ближе к берегу, чем он предполагал. Он вскочил на ноги и помог подняться Патриции.

– Весь вечер тебя не покидает ощущение чего-то зловещего, – сказал он, – и я считаю, что оно тебя не обманывает. Там действительно что-то не так.

– Такое впечатление, что за бортом человек, – сказала она, – и они пытаются его найти.

– Хотелось бы знать, – произнес Святой.

Хотя он и не знал, его ответ был мгновенным. Дальнейший ход событий будто был подсказан его словами. Разом погасло все: и прожектор, и иллюминаторы, и палубные огни. Черное, как углекоп, судно заскользило по пятнистой дорожке лунного света.

Вдруг ослепительно яркая стрела коснулась его борта и развернулась вверх, мгновенно распустившись пышным огненным букетом и затмив на какой-то миг лунное сияние. Корабль подбросило, словно некий монстр двинул его кулачищем из морских глубин. Тотчас пламя охватило все судно, и казалось, оно стало извергать в небо все свои внутренности.

Спустя какие-то доли секунды в барабанные перепонки Саймона ударили грозные звуки, порожденные этим чудовищным разрушением.

Он схватил Патрицию за руку и помчался вверх по склону к опушке пальмовой рощи и стене из розоватого камня, ограждавшей газон. Считанные мгновения Патриция ощущала себя легко парящей в воздухе, и вот уже, припав к земле, они укрылись за стеной. Благодаря временному затишью все, казалось, замерло в неподвижности. Застыли на месте автомобили на ближайшей Коллинз-авеню, а их водители пристально вглядывались в море. Ветер умчался прочь по равнинам Флориды, но воздух сотрясал неумолчный грозный рокот.

– Что это? – спросила девушка.

– Небольшая стоячая волна от взрыва. Держись! – едва успел сказать он, как их настигла волна.

Громадная волна белым гребнем с исступленным шипением подкатила к берегу, со всего размаха ударилась в склон, взметнулась вверх и обрушилась на стену. Саймона и Патрицию накрыло с головой. Потом вода схлынула, не оставив на лужайке никаких следов, кроме гальки.

– Все как в той тысячедолларовой модели Шапарелли, – сказал Святой, осматривая «последствия крушения» – ее промокшее платье, – когда они встали. – Только в этой игре в «блицкриг» другие потери...

С мрачным видом, не спеша он разглядывал место происшествия, следя за человеческими фигурками, стремительно бежавшими к берегу и что-то выкрикивавшими на бегу. Откуда-то издалека донесся пронзительный женский вопль... Потом он взглянул прямо перед собой и застыл на месте.

Не далее чем в ярде от Саймона с земли на него незрячими глазами таращился круглолицый юноша. Одетый в матросскую форму, он лежал на спине, неуклюже раскинув руки. Выбросившая его волна оставила в одной из его скрюченных рук пучок водорослей. Запястье этой руки запуталось в веревочных петлях спасательного пояса. Саймон наклонился и присмотрелся. Лунного света было вполне достаточно, чтобы разобрать название корабля на поясе, и, когда он его прочитал, кровь застыла у него в жилах...

Ему казалось, что он рассматривал надпись долгие минуты, тогда как буквы зловеще обугливались в его мозгу. И все же он твердо знал, что, едва часы отмерили всего лишь несколько секунд, он уже избавился от жуткого страха, который вызывала в нем каждая буква этого простого названия.

Когда он заговорил, его голос был необычно спокоен и ровен. И в том, как он с суровой горячностью сжимал руку Патриции, не было ничего иного, кроме намека на хаос фантастических сомнений и вопросов, возникших в его мозгу.

– Помоги мне, дорогая, – сказал он. – Я хочу перетащить его в дом, прежде чем кто-либо еще его увидит.

Было в его голосе нечто дающее ей понять, что она слишком хорошо его знает, чтобы задавать вопросы. Послушно, но не постигая происходящего, она склонилась над морячком и ухватилась за его ноги, а Саймон тем временем просунул руки под его плечи. Разбухший от воды парень был точно свинцом налит.

Когда со своей ношей они уже прошли добрую половину пути через лужайку, на веранде дома шевельнулась тень. Саймон резко выпустил из рук свою часть ноши, и Патриция охотно последовала его примеру. Тень отделилась от дома и крадучись стала приближаться.

Луна с трогательной скромностью высветила белый фланелевый костюм с полосами шириной с дюйм, довершаемый пя-тицветным блейзером, каковой мог быть специально сшит для человека-гиганта. Над блейзером маячила голова с таким лицом, каким обычно матери пугают непослушных детей.

– Это вы, босс? – спросил незнакомец.

Голос был хриплый и одновременно напоминающий клаксон, но сейчас Саймон нашел его даже несколько мелодичным. Лицо, его подавшее, не вызвало инфаркта миокарда, наоборот, оно смотрелось как произведение искусства. По своему опыту Саймон знал, что глубокие морщины на том месте, где природа не позаботилась поместить брови, совсем не предвещали смертоносной атаки, а выражали тревогу.

– Да, Хоппи, – с удовлетворением ответил он. – Это мы. Ну не стой как истукан. Подойди и помоги.

Хоппи Униатц зашагал походкой добродушного медведя. Критиковать и спорить не входило в круг его обязанностей. Слепое и радостное послушание – вот что от него требовалось. Святой был для него чудотворцем, все грандиозные планы которого осуществлялись изумительно просто и изящно. Этот человек с божественной невозмутимостью находил выход из таких затруднительных положений, требующих напряженной мыслительной деятельности, каковые мистеру Униатцу представлялись источником пыток и мучений. Мыслительная деятельность вызывала у Хоппи Униатца острую головную боль. Поэтому когда в один прекрасный день он открыл для себя, что Святой вполне способен выполнять эту работу за двоих, жизнь для него стала воистину стоящей штукой. С той поры он поставил себе высокую цель: неизменно следовать за этой счастливой звездой. Саймон не просил его об этом, однако ценил его благодушную преданность и готовность нести сообща бремя жизни.

Хоппи с восхищением осмотрел лежащий на земле труп.

– Ну и дела, босс, – промолвил он наконец. – Я услышал, как бабахнуло, когда вы его продырявили, но я никак не врублюсь, что к чему. От нервов меня так затрясло, что едва не смахнуло с веранды. Что это за новая пушка такая, а?

– Чутье мне подсказывает, Хоппи, – ответил Святой, – что мы должны держаться друг друга. Оказывается, это была такая, знаешь, тяжелая пушка, но не моя, это точно. А теперь помоги мне втащить покойничка в дом. Внеси его в мою комнату и стяни с него форму, да позаботься, чтобы никто из слуг тебя не увидел.

Такого рода распоряжения были доступны пониманию Хоппи. Они касались простых, конкретных вещей и давались в привычной для него манере. Не говоря ни слова, огромными ручищами он сграбастал мертвого парня и быстро исчез. Спасательный пояс по-прежнему качался на его запястье.

Саймон обернулся к Патриции. Она спокойно и внимательно наблюдала за ним.

– Полагаю, рюмашка нам не повредит, – сказал он.

– Согласна.

– Понимаешь ли ты, что произошло?

– Как раз об этом думаю.

Он закурил сигарету – на миг Патриции стало отчетливо видно его худое лицо.

– Корабль был торпедирован, – сказал он. – А ты видела спасательный пояс?

– Я не видела всей надписи, – ответила она, – но заметила буквы «HMS»[3].

– Этого достаточно, – решительно произнес он. – И в самом деле – «HMS». «Тритон». А это, как ты знаешь, – британская субмарина.

– Но этого не может быть... – промолвила она.

– Мы это выясним. – Она снова увидела его лицо, когда он в очередной раз затянулся. – Я собираюсь одолжить на время быстроходный катер Джилбеков, выйти в открытое море и попытаться отыскать какие-либо свидетельства происшествия. Не желаешь ли ты разыскать Питера, пока я буду разогревать движок? Он уже должен вернуться.

Ответа не требовалось. Он посмотрел ей вслед и поспешил к пристани, не отводя глаз от черных вод океана. Почти у самого горизонта он заметил одинокий огонек, медленно двигавшийся в южном направлении, но вскоре исчезнувший.

вернуться

3

НМS – «Her Majesty's Service» (англ.) – «На службе Ее Величества» (обозначение принадлежности к вооруженным силам Великобритании).

2
{"b":"5805","o":1}