A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
54

Галлиполис положил свое оружие на стойку и кивнул Саймону, приглашая садиться. Он изучал Саймона; снисходительная усмешка не сходила с его лица.

– Итак, вы на борту судна. И что же? Вы не похожи на случайного визитера. Кто же вы тогда – уполномоченный? – И тут же сам опроверг свое предположение, качнув головой: – Нет, вы не похожи и на представителя закона. Ну давай дружище, давай, выкладывай. Кто ты такой и что тебе надо?

Глава 4

Как мистер Галлиполис стал гостеприимным, а Карина Лейс сдержала свое слово

– Меня зовут Саймон Темплер. – Святой обхватил руками колено.

Грек заморгал глазами:

– Да? Святой? Я слышал, что вы находитесь где-то на юге.

– А кто вам сказал?

Галлиполис пожал плечами:

– На такое судно, как наше, новости стекаются быстро. Я считал, что вы занимаетесь большими делами. Так, черт побери, что вас привело ко мне?

Из комнаты, где играли в карты, послышался шум, затем проклятья и стон.

Святой заметил:

– Боюсь, что ваши гости и впрямь накормят Фрэнка этими картами. Как у него с пищеварением?

– Он это заслужил, – сказал Галлиполис, все еще усмехаясь. – Но вы ведь пришли не только за этим. Что вам здесь нужно?

Святой нашел сигарету, зажег огонь и затянулся в задумчивости:

– Я ищу парня по имени Джесс Роджерс.

Выражение лица грека не переменилось, он лишь слегка повел своими красивыми черными бровями. Оно не переменилось – Саймон мог это видеть, – пока палец грека не опустился на спусковой крючок.

– Ну и что?

– Вы его знаете?

– Конечно.

Саймон почувствовал, что может взять инициативу в свои руки, убедившись в том, что спокойствие Галлиполиса нарушится, если сказать ему что-то фатальное, – да, именно фатальное.

– Вы не хотите рассказать мне что-нибудь о нем?

– А почему бы и нет? – Искренность грека казалась неподдельной. – Он выступает – поет непристойные песни в сопровождении фортепиано. Иногда бывает здесь.

– Когда?

– Я имею в виду, что он приходит сюда играть в карты, а не петь. А выступает он в забегаловке в верхней части города в кафе «Палмлиф фэн». Там вы его сможете найти. Почему непременно надо устраивать скандал здесь?

Саймон решил, что ему не повредит, если он притворится, что тоже ведет искреннюю игру.

– Я до сегодняшнего утра никогда не слышал о нем, и о вас тоже, – сказал он. – Пока ваш друг, назвавшийся Лейфом Дженнетом, не выстрелил в меня; он промахнулся: пуля прошла всего в трех дюймах от меня.

– Вы ошибаетесь дважды, мистер Святой. – Галлиполис по-прежнему ухмылялся, но уже механически. – Дженнет не является моим другом, и он не стрелял в вас. Иначе он пристрелил бы вас. Он может подстрелить блоху в правый глаз.

– Мне не было бы легче, если бы он мог подстрелить и клопа в левый глаз. Дело в том, что мне просто не нравится, когда в меня стреляют. Поэтому я пообещал Лейфу отправить его в места не столь отдаленные, и он, поиграв со мной в некоторые игры, объяснил мне, откуда у него такие интересные предложения. Он рассказал мне, что именно некто с этой барки втянул его в такое дельце.

Галлиполис посмотрел на свой автомат и спросил:

– Он имел в виду меня?

– Нет, некоего Роджерса. Он сказал, что ничего не знает о нем, кроме того, что он бывает здесь. Вот я и решил заглянуть сюда.

– Вы могли бы пройти через дверь и все выяснить. Откуда я знал, что вы здесь?

На барке было тихо; единственное, что нарушало тишину, – это звуки падающей мебели.

– Медведь вышел из берлоги, – произнес Галлиполис задумчиво, – чтобы посмотреть, что происходит. Как бы там ни было, забавная история. А где Дженнет сейчас?

– Ждет в лесу вместе с моими друзьями.

– И это забавная история.

– А как, вы думаете, я мог бы найти вашу барку, если бы Дженнет не показал мне ее?

– Вы хотите привести его сюда?

Вопрос был задан как бы невзначай, но Саймон понял, что это был вызов, который мог перерасти в нечто серьезное. Он все еще терялся в догадках.

Но он должен был взвесить ситуацию только на весах своей собственной логики. Сначала ему казалось правильным, что он оставил Дженнета в лесу, не зная, что может случиться на барке. Но теперь ему стало известно нечто большее, по крайней мере на данный момент. Он был пленником, которого держали под дулом автомата, хотя и пленником временным, он был в этом уверен, какие бы планы кто-либо ни вынашивал. Мистеру Дженнету он был больше не нужен. И он предупредил Хоппи, чтобы тот пришел за ним, если он к вечеру не вернется; но Дженнет будет помехой: Хоппи не владел приемами восточной борьбы и его можно было сбить с ног, прежде чем он поднимет руку. Но сдача позиций не означала, что он терял инициативу, может быть, это даже могло прояснить кое-какие детали.

– Если он вам только очень нужен, – сказал Святой. Он просчитал все в голове так быстро, что его колебания мог зарегистрировать только хронометр.

– Я хотел лишь узнать, соответствует ли это действительности, – сказал Галлиполис, и, может быть, говорил правду. – Лучше вы первым бросьте свой пистолет. Если же попытаетесь выстрелить, то сделаете ошибку. Автомат сработает лучше, чем ваш пистолет, каким бы отличным стрелком вы ни были.

Саймон подчинился. Пистолет, который он отдал, не принадлежал ему – он отнял его у капитана яхты Марча, – а вот в руках Галлиполиса он был на месте.

Грек навалился на стойку бара, она заскрипела, и под ней в полу показалось отверстие. Носком ботинка грек подтолкнул в него пистолет и сказал:

– Встань и повернись к стене. Я хочу проверить, нет ли у тебя другого оружия.

Саймон спокойно стоял, раскинув руки в стороны, пока Галлиполис обыскивал его. Движения грека были быстрыми и тщательными. Закончив, он похлопал Саймона по бедрам.

– Поймите меня правильно, – сказал он, – но я получил дырку в плече, думая, что у парня нет оружия. А у него был пистолет, и, когда я повернулся, он выстрелил из него, расстегнув ширинку.

Святой сказал:

– Боже, как смешно!

И он забыл упомянуть о ноже, привязанном к его руке.

– Пошли, – сказал Галлиполис, направляясь к проходу. – Но не подходи слишком близко.

Он остановился около комнаты, где играли в карты, и постучал в дверь. Все еще прикрывая Саймона, он сказал через панель двери:

– Эй, ребята, не выходите, пока я не дам вам знать. У нас гости. Если вы хотите еще поработать с Фрэнком, то делайте это на столе, а то он создает слишком много шума, когда валится на пол.

Он указал Саймону в противоположном направлении.

В конце коридора, напротив кухни, была еще одна дверь, ведущая в своего рода приемную, занимавшую носовую часть барки. Им пришлось обогнуть стойку, которая делила комнату пополам и в то же время служила баррикадой в случае внезапного появления незваного гостя. По другую сторону стойки была еще одна дверь в виде ширмы.

– Идите и позовите их, – сказал Галлиполис. – Я могу наблюдать за вами отсюда.

Саймон вышел на кормовую палубу и сделал знак рукой. Спустя некоторое время из укрытия вышел мистер Униатц, ведя впереди себя Лейфа Дженнета.

– Я не собираюсь стрелять, – сказал Саймон примирительным тоном. – У меня есть еще друзья, которые знают, где я. И если я не вернусь к вечеру домой, они придут сюда задать вам несколько вопросов.

– Некоторые ваши сказки похожи на правду, – признался Галлиполис. – Посмотрим, что будет. Я никогда не стрелял, если в этом не было необходимости. – Он следил за приближающейся парой, стоя за дверью. – Если этот здоровенный бабуин – твой друг, то скажи ему, чтобы он бросил оружие перед тем, как войти сюда.

– Я скажу, – согласился Святой, – но будьте с ним поласковее. Он очень чувствительный. Если вы не так помашете своим автоматом перед его носом, он может сделать попытку пальнуть из него сам. Так что лучше будьте с ним поаккуратнее. Угостите его ликером, и он станет ручным.

Саймон говорил все это беспечным тоном, но его беспечность была притворной. Прикрываясь ею, он пытался придать смысл своей абсурдной идее.

20
{"b":"5805","o":1}