ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сейчас они уже поняли, что их план раскрыт, – сказал Роджерс. – Вам нужно проскользнуть через черный ход вместе с нами.

– Но в зале осталась рыжеволосая помощница Марча, – сказал Святой. – И еще один мой друг в мужском туалете. Я не могу ихбросить. Если банда узнала, что заговор раскрыт, они догадаются, что вы здесь с Хаскинсом и другими полицейскими. Поэтому они не решатся на новый заговор. Выбирайтесь отсюда путем, какой предпочтет Хаскинс, а я уйду отсюда так же, как пришел. Я в состоянии сам о себе позаботиться.

– Зайдете завтра отметиться в местное отделение Федерального бюро расследований? – спросил Роджерс.

Они понимали друг друга с полуслова. Их глаза встретились. Смерть проскользнула мимо, едва не задев их, и они остались живы, преисполненные новой силы. И оба знали это.

– Если смогу, – ответил Святой и ушел.

Он быстро зашагал назад по коридору. У него уже созрел собственный план действий, теперь совершенно ясный и не требующий корректив; он знал также, что фактор времени значил для него сейчас больше, чем когда-либо... В мужской гримерной слышались тихие голоса. Выходя из коридора, он повстречал черноволосую девушку; она, видимо, закончила свое выступление, так как в руках держала то, что осталось от ее платья, а на ней не было ничего, чтобы прикрыть изящную наготу. Они прошли, едва взглянув друг на друга. Точно так же он прошел бы и мимо самой королевы красоты. Он спешил к Карине Лейс.

Но за столиком ее не оказалось.

Равно как и Хоппи Униатца.

И не то что они отлучились на минутку. Столик, за которым они сидели, был накрыт заново для приема следующих посетителей. Не было оснований полагать, что они еще вернутся.

Саймон осмотрел зал и заметил много перемен. К прежним посетителям добавились новые, но зал не был переполнен. Он сразу понял, в чем дело. Многие из постоянных гостей покинули заведение. Исчезли флегматичные юноши и девушки. Между прочим, не было видно и того официанта, который провожал его за кулисы. В этом, конечно, не было ничего удивительного. Все участники операции были незаметно эвакуированы, и осталась публика, которая действительно пришла развлекаться.

Самым подозрительным было исчезновение Марча и Фрэда. За их столиком уже сидели другие посетители ресторана, а девушки, составлявшие им компанию, уже поджидали новых гостей.

Святой заметил старшего официанта, шествовавшего по залу, оглядывая гостей сверкающими, словно голубые льдинки, глазами. Саймон внезапно возник перед ним, вытянувшись во весь свой рост и расправив широкие плечи.

– Где мои друзья, пришедшие со мной? – спросил он.

– Не знаю, мсье.

Официант попытался продолжить путь, но Святой наступил ему на ногу, пригвоздив к полу.

– Бросай свой бруклинский французский, Альфонс. И смотри не просчитайся. Мне понадобится всего тридцать секунд на то, с чем хирургу придется возиться полгода, приводя твою физиономию в порядок. И если появятся вышибалы, я начну стрелять. Ну, будем говорить или как?

– Ах, – чуть слышно выдохнул официант: видно, к нему начала возвращаться память. – Вы имеете в виду того крупного джентльмена и рыжеволосую леди?

– Вот так-то лучше, – сказал Святой. – Давайте начнем с того, что случилось с тем джентльменом.

– Он ушел.

– Когда?

– Когда вы еще оставались за столом, сэр. Он встал и ушел.

Швейцар не остановил его, так как вы еще оставались в ресторане и могли оплатить счет.

У Саймона зародилось страшное подозрение, но он не подал вида.

– Хорошо. А что с леди?

– Она ушла вскоре после того, как вы ушли, сэр.

– Одна?

Официант поджал губы.

– Не ушла ли она случайно с мистером Марчем? – спросил Саймон.

Официант запнулся. Рядом находились посетители, сновали официанты, которые могли слышать их разговор, но Святой не обращал внимания ни на кого. И ни на что. Он бесцеремонно ткнул старшего официанта в бок.

– Да, сэр. Она подошла к нему и что-то сказала. И они сразу же ушли.

– И капитан Фрэд с ними?

– Да, сэр.

Святой кивнул.

– Ты хороший парень, Альфонс, – тихо сказал он. – И я оплачу свой счет, коль скоро ты сказал мне правду.

– Этого не требуется, – сказал главный официант. – Его оплатил мистер Марч.

Саймон вышел из ресторана «Палмлиф фэн»; он задыхался от гнева. Никто не пытался помешать ему, и он не знал, да и не хотел знать почему; то ли у них не было никаких инструкций на этот счет, то ли они боялись, что он может предпринять какие-нибудь ответные меры. Но так или иначе, он миновал двух швейцаров, демонстративно выражая пренебрежение к их заведению, и был разочарован, когда они никак не отреагировали на это. Ему хотелось поскорее забыть о покровительственном жесте Марча.

Но как только «кадиллак» покатил по шоссе вдоль берега океана, он понял, что иначе и быть не могло. Марча и Фреда оповестили сразу же о том, что их план провалился. Но ведь формально они не имели к нему никакого отношения, поэтому могли бы продолжать сидеть в ресторане, однако они не остались. Их скоропалительный уход свидетельствовал о том, что им нужно было разработать новый план.

И опять он подумал о Карине. Скорее всего именно она предупредила Роджерса. Но ведь у нее была возможность предупредить и самого Саймона, а она этого не сделала. И как только он ушел, она сразу же вернулась к Марчу. Она оставалась единственной загадкой, к разгадке которой он не мог подобрать ключа. Если только ее роль во всем этом была настолько заурядной и подлой, что он не хотел замечать этого...

Он старался не думать о ней.

Теперь все зависело от того, хватит ли у него времени. Безусловно, Марч и Фрэд начнут действовать быстро. А он обязан действовать еще быстрее и упредить их. Теперь не нужно было соблюдать предосторожности, и он мог действовать в открытую. Что ему было нужно, так это помощник, который ждал бы его сигнала.

Машина тем временем подкатила к дому Джилбека. Саймон медлил, не выходил из машины, намереваясь прежде закурить. Он знал, что Питер и Патриция ни за что не лягут спать, не дождавшись его возвращения. И они не могли никуда уйти, так как он велел им сидеть дома. Но дом был погружен в темноту, лишь одинокий огонек светился в окне комнаты для прислуги.

Саймон пересек холл и оказался во внутреннем дворике. Там тоже было темно и тихо, если не считать шелеста пальмовых листьев да глухого рокота морского прибоя.

Он поспешил на кухню.

– Где мисс Хольм и мистер Квентин? – рявкнул он. Дездемона оторвалась от чтения любовного романа, отметив своим черным пальцем место, где остановилась.

– Они в тюрьме, – безмятежно ответила она.

Святой не поверил своим ушам:

– В какой тюрьме?

– Боже мой, да откуда я знаю! Пришел полицейский и забрал их – пятнадцать минут назад, думаю, вас они тоже ищут, – произнесла негритянка с чувством выполненного долга.

Саймон вернулся в холл и снял трубку телефона. У Ньюта Хаскинса была возможность обойти все укромные места «Палмлиф фэн», чтобы увидеть то, что он увидел, и вызвать раздражение администрации.

– Конечно, я должен был все это предвидеть, чтобы не дать вам возможности провести меня, – сказал Святой с жаром. – Но почему, когда я беседовал с вами, вы не сказали мне, что ваши полицейские арестовывают моих друзей? И в чем их обвиняют, и что вы собираетесь предпринять?

Последовала длинная пауза.

Затем Хаскинс сказал:

– Никаких обвинений нет, и я вообще никого не посылал арестовывать ваших друзей.

– А как насчет полиции Майами?

– Если только твои друзья не грабили дом, их вряд ли могли задержать, но я бы об этом знал. Мне кажется, ты идешь по ложному следу, сынок.

– А может быть, и нет, – тихо сказал Святой и положил трубку, прежде чем Хаскинс успел что-либо ответить.

Через несколько секунд он снова мчался в машине, разбрасывая во все стороны гравий и песок. Теперь все было настолько ясно, что он отринул все сомнения. И план, который уже почти сложился в его голове на пути из «Палмлиф фэн», теперь поглотил все его внимание и заслонил все остальные мысли. Раскрыть все карты и выиграть игру на Лэндмарк-Айленд или «Марч хэер»...

32
{"b":"5805","o":1}