A
A
1
2
3
...
37
38
39
...
54

К тому же ничто и не препятствовало этому. Ворота запирались на огромный висячий замок, который был под стать военному броненосцу, но петли и накладки были сделаны совершенно из другого материала. С помощью Галлиполиса Саймон нашел металлическую рукоятку, подсунул один ее конец под накладку и умело поддел. Петля слетела с двери почти бесшумно.

Со стороны дома послышался вопль:

– Что ты там делаешь, черт тебя побери!

Вспыхнул свет, и из дома выскочил управляющий, кляня на чем свет стоит грабителя, покусившегося на его гараж.

Это был смелый мужчина атлетического телосложения, да к тому же с оружием. Но он растерялся, когда вдруг неизвестно откуда появившийся человек в мгновение ока скрутил его и приставил к груди пистолет. Железная хватка сковала его тело, лишив возможности двигаться. Едва успев выругаться, он очутился лежащим на земле, и в глазах у него замелькала одна-единственная звезда, подобно комете исчезнувшая в черной пустоте...

Мистер Униатц взвалил управляющего на плечо, когда Саймон уже распахивал ворота.

– Босс, он был только один.

– Свяжи его и заткни ему рот кляпом, – сказал Святой.

С помощью фар, которые теперь освещали гараж внутри, он осматривал стоявшие там сказочные машины.

Внешне они выглядели такими несуразными, словно конструкторы сотворили их в кошмарном бреду, но были явно хороши в работе. Между четырьмя огромными колесами на рессорах был устроен салон, в форме лодки. Обивка была скромной, но вполне соответствовала своему назначению. Огромные надувные шины выполняли двоякую функцию: они могли прокладывать собственную колею в глубокой грязи и зыбучем песке, а также служить воздушными подушками, когда машина опускалась на воду; два выступа на передних шинах продолжали вращение колес наподобие лопастей морских судов. Саймон заметил зубчатую передачу, напоминающую тракторную. Он надеялся, что не забыл, как им управлять. Некогда знакомый фермер обучал его этому.

Саймон нашел на стене линейку и измерил количество горючего в баке. Бак был почти полный, но он все-таки взял дополнительную канистру и поставил ее сзади; отыскал соответствующие кнопки и включил две мощные передние фары. Затем взобрался на сиденье водителя и запустил стартер; мотор шумно заработал. Саймон взялся за рычаги, а ноги поставил на тормозные педали. Машина легко выкатилась из гаража.

Потом Саймон поставил «кадиллак» на освободившееся место. Тем временем Хоппи связал управляющего, пребывавшего без сознания, и по указанию Саймона положил его на заднее сиденье автомобиля. Они закрыли ворота и вернулись к слегам, куда уже усаживались Галлиполис и Чарли Холвук.

На индейца, казалось, расправа с управляющим не произвела никакого впечатления.

– Всякое может случиться, – спокойно заметил он, когда Саймон и Хоппи садились в слеги. – Лучше запастись едой.

Святой повернулся к нему, усаживаясь рядом:

– Я думал, что к утру мы будем на месте.

– Может, и к утру, – сказал Чарли Холвук уклончиво. – А может, и к ночи. Ехать далеко. Всякое может случиться. Может, потребуется и два-три дня.

– А не захватить ли к тому же чего-нибудь выпить, черт побери? – внес свою лепту в обсуждение Галлиполис.

Саймон закурил. Он старался контролировать свои эмоции, но едва ли можно было оспаривать трезвое предложение индейца.

– Где можно раздобыть продукты в такое время? – спросил он.

– Недалеко отсюда у дороги есть магазин, – сказал Галлиполис. – Конечно, он закрыт ночью, но думаю, для вас это не имеет значения.

– Мы откроем его.

Слеги снова поехали – теперь вдоль улицы, напоминая гигантское таинственное насекомое, нащупывающее путь огромными светящимися глазами.

Саймон остановился недалеко от магазина, который ему указал Галлиполис, и выключил фары. Словно тень, он мелькнул в тумане и вскоре уже принялся за замки на дверях магазина. Через две минуты он уже вошел внутрь, а еще через десять минут появился с консервами, открывалкой, кофейником и сковородкой в руках и вручил все это Хоппи Униатцу. Затем прилепил к оконному стеклу две десятидолларовые купюры, выбрал две бутылки виски и бутылку бренди и осторожно отнес их к машине.

Теперь они покатили на запад, разрывая в клочья туман.

Управлять слегами было труднее, чем автомобилем. Система рычаго-педалей была сложной, так как обычная система передачи при наличии таких огромных колес здесь явно не подходила. Чтобы сделать, например, левый поворот, нужно было сначала придать большую мощность правым колесам и притормозить левые, а при крутом повороте обе манипуляции нужно было проделать одновременно, пока слеги не начинали буквально вращаться вокруг собственной оси. А выдерживать заданную скорость на прямой дороге тоже было весьма трудной задачей. Святой вынужден был ехать со скоростью около тридцати миль в час, и даже при такой скорости у него волосы вставали дыбом.

Теплый бриз, насыщенный влагой, бил в лицо и шевелил волосы. Кроме трудностей в управлении были еще и другие трудности, связанные с туманом и плохой видимостью, и ему приходилось больше уповать на провидение, чем на собственные глаза. Казалось, прошли целые сутки и они проехали тысячу миль, а не те тридцать, которые были отмечены на карте. Наконец Чарли Холвук коснулся его плеча и сказал:

– Здесь сворачивай с дороги.

Саймон сбавил скорость и повернул вправо. В какую-то долю секунды их охватила паника, когда слеги чуть было не уткнулись носом в указатель поворота: им почудилось, что они летят в пропасть. Затем фары высветили узкий мостик без перил, перекинутый через широкую канаву.

– Это была ваша идея, – сказал Саймон Чарли и Галлиполису бесстрастным тоном и, сжав зубы, покатил свою колесницу вниз.

Звезды нырнули в пропасть, затем снова засверкали высоко в небе. Когда они выехали на ровную дорогу, то увидели расстилавшийся перед ними пышный ковер из яркой зелени, светившийся волшебным светом. Прошло несколько минут, прежде чем Саймон понял, что это были заросли осоки с высокими стеблями, на которых сверкали капельки росы.

– Как много травы, – заметил Чарли Холвук. – Но на дне будет песок. Давай дальше.

В течение нескончаемого часа Святой сидел крепко вцепившись в рычаги управления; ладони рук у него вспотели. Машину кидало вверх-вниз. Из травы тучами поднимались растревоженные комары. Их жужжание заглушало рев мотора, они оставляли на фарах влажные следы, подобные каплям дождя, и жадно впивались в кожу лица и рук. Периодически бульканье содержимого бутылки Хоппи чередовалось с хлопками его ладони. Галлиполис обмахивал себя, словно веером, не переставая ругаться на своем родном языке. Саймон, у которого были заняты обе руки, наконец остановился и обмотал платком нижнюю часть лица и шею, а пиджаком укрыл голову наподобие тюрбана. Только индеец продолжал сидеть с невозмутимым видом – как-никак, он находился на родине своих предков. Сидя рядом со Святым, он, казалось, все время дремал и лишь изредка указывал Саймону дорогу, бормоча что-то себе под нос или трогая его за руку.

Заросли осоки закончились неожиданно, как будто невидимый небесный садовник скосил ее вдруг огромной косой. Впереди была плоская черная земля, сверкавшая, как металл. Почти вплотную над ней висел туман, сквозь который с трудом проникал свет.

Дальше, за полосой тумана, находился гиблый лес.

Огромные шишковатые, побеленные сединой и поросшие мхом стволы кипарисов проглядывали кое-где сквозь разрывы тумана, а их верхушки скрывались под пеленой тумана.

– Здесь надо двигаться совсем медленно, – скомандовал Чарли Холвук.

Саймон перешел на нижнее сцепление, и колеса заработали медленнее. Казалось, что земля под ними таяла, превращаясь в темно-серую маслянистую жижу, готовую вздыбиться и накрыть их с головой. Колеса ушли в эту жижу уже по самые втулки.

– Эге! – воскликнул Хоппи, желая что-то изречь, но сразу же осекся.

Саймон дотянулся до него и вытер потные руки о его пиджак. Между тем слеги, как надежный трудяга, упорно прокладывали путь вперед.

38
{"b":"5805","o":1}