ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саймон Темплер долго смотрел на нее взглядом, полным горечи. А ее ровный голос, разрезая тяжелый знойный воздух, проникал до глубин его сознания.

Автоматически он закурил новую сигарету и убрал портсигар в карман. В изрядно затянувшемся молчании его лицо, казалось, стало абсолютно бесстрастным, как простой серый камень.

Безжизненная маска обратилась к Хоппи Униатцу.

– Как ты думаешь, справишься с этой машиной?

– Конечно, босс, – с готовностью откликнулся мистер Униатц. – В исправительной колонии я работал шофером на ферме.

Святой чуть заметно нахмурил брови.

– Ты, конечно, и не думал, что тебе придется еще раз сесть за руль, но уже добровольно. – Он говорил, четко выговаривая каждое слово. – Ты сможешь отвести эту машину назад, если дорогу тебе покажет Чарли Холвук? – Потом Саймон обратился к застывшему на месте индейцу: – Нам куда ехать, Чарли?

Индеец поднял руку:

– Прямо на солнце. Не заблудитесь.

Саймон встал, отстранил ветку над головой и быстро пошел к берегу.

– Спасибо... Карина, – произнес он.

У нее побелели губы.

– Что ты собираешься делать? – спросила она дрожащим голосом.

– Тут достаточно мужчин, они позаботятся о тебе, дорогая. Я намерен попытаться встретиться с Патрицией и Питером до того, как туда прибудут нацисты. Передай привет послу. – Он помахал рукой. – Поезжай, Хоппи, и позаботься обо всех.

– О'кей, босс, – искренне заверил его мистер Униатц, взявшись за рычаги. Гигантские колеса развернулись на четверть оборота и застряли в грязи. Хоппи снова завел мотор и включил скорость. Но слишком поздно. Святой увидел, что случилось. Бревно, которое катилось вниз, пока они разговаривали, попало в задние колеса машины и преградило течение ручья. Но когда он это заметил, было уже поздно. Можно было только потерять время на всякого рода ухищрения. Муфту поворота заклинило, в то время как мотор продолжал работать на полную мощь. Послышался оглушительный скрежет металла, а затем все стихло – несомненно, навсегда.

Мистер Униатц самоотверженно возился со стартером, ему удалось выжать искру, за ней последовало облачко дыма.

– Оставь ее в покое, – устало произнес Святой и снова посмотрел на Карину. – Я сделал все, что мог, дорогая, но, вероятно, судьба решила распорядиться по-своему.

* * *

– Придется идти пешком, – сказала девушка. – Как я и предполагала с самого начала. Если бы у меня был проводник...

– А как насчет Чарли? – прервал ее Саймон.

Чарли отрицательно покачал головой:

– Индеец пройдет. Может быть, три-четыре дня. Белый человек не пройдет. Белый человек умрет.

Карина закрыла глаза, но только на несколько секунд.

Святой осторожно коснулся ее плеча.

– Нам, может быть, удастся украсть лодку и протащить тебя через островки, – сказал он. – Но для этого нам необходимо добраться до базы.

Идти ночью по бездорожью, без света, который раньше давали фары машины, было делом безнадежным, обреченным на провал. А времени было мало. Сумерки во Флориде длятся недолго, и после захода солнца очень быстро наступает темнота, окрашивая все в черный цвет.

Саймон поднялся:

– Чарли, ты поведешь нас. Мы дотемна должны добраться до Лостменз-Ривер. Будем двигаться бесшумно, но как можно быстрее.

Индеец кивнул в знак согласия и встал. Грязь хлюпала под ногами Саймона, но мокасины Чарли Холвука, казалось, были неуязвимы для сырости. Он легко передвигался по болоту, не проваливаясь в воду.

– Ты тоже лучше смотри в оба, – сказала Карина нарочито спокойно. – За мной может быть погоня, хотя они, кажется, и не собирались меня ловить.

– Если появится посторонний человек, я услышу, – заверил их Чарли Холвук.

Он раздвинул ветки и продолжил путь. За ним потянулись цепочкой остальные.

За направлением движения индейца следить было трудно: оно напоминало скачки зайца. Он нырял в ветки деревьев, нащупывая путь в густой листве, наступал на корни или едва заметные кочки, поросшие травой. За Саймоном и Кариной плелся Галлиполис, без устали исторгавший ругательства на своем родном языке. Замыкал шествие Хоппи Униатц, который, вопреки своему имени[17], свидетельствующему о пристрастии его носителя к прыжкам, никогда в жизни к такому способу передвижения не прибегал.

Вскоре они снова вышли к ручью.

– Будем переходить вброд, – пояснил Чарли Холвук и по колени вошел в воду.

Остальные последовали за ним. Они вышли на противоположный берег точно в намеченном месте, и тут Саймон увидел, что плотная стена зарослей преградила им путь. Индеец быстро скользнул вверх по течению ручья, затем поднял руку, постоял и вернулся к Саймону.

– Пойдем вниз по течению, – сказал он невозмутимым тоном. – Там крокодил. Может выскочить.

– Крокодил! – Пальцы девушки крепко сжали руку Саймона, и он понял, что совсем недавно она пересекала этот же ручей одна. – Я понятия не имела, что они все еще водятся во Флориде.

– Их здесь очень много, – подтвердил Чарли.

Чарли, бесшумно двигаясь по воде, отыскал куст, внешне ничем не отличавшийся, с точки зрения Саймона, от остальных, и решительно раздвинул его ветки, как бы открывая калитку. Перед ними оказался берег. Святой вскарабкался за ним следом на чуть заметный холмик, поросший мхом и прикрытый сплетенными как кружева ветками и такой темный, что казалось, уже наступила ночь. Они шли дальше.

Путешествие превратилось в бешеное соревнование с бегущим временем, когда им приходилось преодолевать разного рода комбинации из почвы и воды. Галлиполис продолжал бормотать свои монотонные проклятья, а мистер Униатц, шасси которого были приспособлены для того, чтобы носить тяжести, продвигался вперед, шумно дыша. И только индеец без устали шагал, подобно блуждающему огоньку, который постоянно маячил чуть впереди, но который никак нельзя было обогнать, даже когда земля становилась твердой и колючие заросли отступали. Карина то и дело натыкалась на Саймона, и тогда ему приходилось поддерживать ее. Она явно чувствовала себя не в своей тарелке.

Но вот наконец Чарли Холвук остановился и оглянулся на Саймона, а когда тот приблизился к нему, то заметил, что кое-где сквозь зелень проглядывал розовый луч заходящего солнца. Налетевший бриз взбудоражил поверхность воды, образуя рябь. Индеец показал рукой куда-то в сторону.

– Лостменз-Ривер, – сказал он.

Саймон посмотрел в ту сторону, куда указал индеец. Тени сгущались. Карина Лейс подошла к нему и повисла у него на руке, но он не замечал ее. Он ощущал необыкновенную слабость, равную приливу новых сил, когда позволил себе окунуться в счастливое сознание того, что, несмотря ни на что, они дошли. Дошли.

Вот где была секретная штаб-квартира Марча и Фрэда. Он нашел их.

Яхта «Марч хэер» была там же, она стояла на якоре, и ее серый силуэт смутно выделялся на фоне реки; свет из иллюминаторов отбрасывал зыбкие полосы на темную поверхность воды. Между берегом и яхтой покачивалось серое, мрачное судно, напоминавшее по форме кита и большей своей частью скрытое под водой: только коническая башня да перископ выступали над поверхностью воды.

Справа находились причалы в виде буквы Т, упиравшиеся своим основанием в берег, по которому были разбросаны несколько построек из гофрированного железа, – вероятно, склады, а также нефтехранилища. К причалу была привязана небольшая моторная лодка, тихо колыхавшаяся на воде. Чуть поодаль виднелось еще одно длинное строение с двумя светившимися окнами. И все это находилось не более чем в сотне ярдов от них.

Хоппи, тяжело дыша, опустошил до последней капли бутылку, которую он прихватил из оставленной ими машины, и бросил ее в кусты. Однако виски не оказало ожидаемого воздействия, так как, охваченный ужасом, он все-таки сумел кое-что понять.

– Это что, босс, и есть то самое место? – спросил он с благоговением.

– Да, – ответил Святой, – то самое.

вернуться

17

Xоппи – от англ. «hop» – «скакать», «прыгать».

43
{"b":"5805","o":1}