ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Слова на стене
Ухожу от тебя замуж
Сила других. Окружение определяет нас
Несбывшийся ребенок
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Семейная тайна
Индейское лето (сборник)
Бородино: Стоять и умирать!
A
A

— Вы снова хотите проявить свое гостеприимство, Марко, — шепнул он. — Я чувствую себя неблагодарным, отклоняя ваше предложение, но я принимал участие в слишком многих сценах этого спектакля, чтобы почивать на лаврах до большого финала. Пойду с вами и помогу советами, если военным они понадобятся.

— Но вы же штатский. Вы не должны рисковать.

— Это вам нужно было говорить пару дней назад. Но теперь у меня свои счеты, о которых вы кое-что знаете, и хочу с ними разобраться до того, как ваши слишком ретивые берсальеры лишат меня возможности услышать ответы на мои вопросы. Если вы откажете мне в этой любезности, я могу разволноваться и из-за амнезии буду просто не в состоянии опознать ваших пленников.

Понти сжал зубы.

— Это бесстыдный шантаж. Мне придется отступить. Но я не несу никакой ответственности ни за вас, ни за юридические осложнения, которые могут возникнуть.

— А с вами такого никогда не случалось, правда? — с невинным видом спросил Святой.

Совет над картой был закончен, и офицеры поспешно вышли.

— Итак, операция начинается через восемь минут, — сообщил Оливетти. — Полная готовность была введена по вашему приказу, Понти, после этого отсюда никто никуда не звонил.

Широко улыбаясь, он сделал жест, подразумевавший, что все линии перерезаны.

— Я не хочу рисковать, — сказал он и взглянул на Святого. — Я рад, что вы едете с нами. Хорошо, что будет человек, знающий, что там к чему.

Саймон проверил масло и бензин в своем чудо-автомобиле, когда умчался патруль разведчиков, разорвав ночную тишину ревом своих мотоциклов «гуцци», издали напоминавшим жужжание ос. Следом за этим раздался рев разогреваемых моторов грузовых автомобилей. Довольный, что у гиганта еще хватит бензина на все предстоящие километры. Святой захлопнул капот, и в ту же секунду возле него затормозил вездеход «фиат», врывшись всеми четырьмя колесами. Майор Оливетти сидел за рулем, за ним со стоическим спокойствием — сержант и радист, явно привыкшие к лихой езде своего командира; только Понти, сидевший впереди, рядом с майором, изо всех сил ухватился за щиток, кислой миной давая понять, что предпочел бы автомобиль, которым прибыл сюда.

— Двигайтесь за моей колонной, — прокричал ему Оливетти, — и присоединяйтесь к нам, когда остановимся. У вас есть оружие?

Саймон показал револьвер:

— Я знаю, что ношение огнестрельного оружия иностранцам в этой стране запрещено. На всякий случай я тут одолжил кое-что у мафии. Но не говорите об этом своим друзьям в полиции.

Понти открыл рот, но если и собирался что-то сказать, то оставил это при себе; по крайней мере, Саймон ничего не расслышал, потому что в ту же секунду майор, оскалив зубы, отпустил сцепление и вездеход исчез в темноте таким прыжком, от которого пассажиры вполне могли свернуть шеи. Колонна грузовиков с ревом двинулась за ним, пока Саймон заводил мотор и разворачивался. Он догнал их и пристроился за вездеходом, замыкавшим колонну.

Его не интересовало, что случилось с Лили, но как там Джина? Джина с черными глазами и невинным взглядом, с телом фривольной нимфы, пылом молодости и неясной судьбой, Джина, бывшая частью жестокого мира Алессандро Дестамио, которая могла погибнуть вместе с ним, если с ней уже не расправились…

Глава VII

Как случился большой фейерверк, и как нос Сирано торчал кверху

1

Ехали медленно. Оливетти, несомненно, сдерживал скорость, чтобы дать техникам полчаса преимущества. Если он правильно спланировал время операции, они должны были догнать мотоциклы в момент, назначенный для начала атаки.

Не видно было моря, ни побережья, поскольку майор предусмотрительно выбрал глухие дороги, шедшие по горам. Большинство этих дорог были в плохом, а часто — в ужасном состоянии. Временами, когда они съезжали на немощенные участки, чтобы миновать населенные пункты, тучи пыли вздымались ввысь и опускались на машины, затрудняя дыхание. Саймон несколько раз останавливался, чтобы переждать, пока осядет пыль, потом снова догонял колонну, не опасаясь потерять ее, поскольку тянувшийся пыльный шлейф указывал путь ее продвижения.

Такая мучительная езда продолжалась до самой полуночи, когда у Саймона появилось ощущение, что до гнезда мафии осталось немного. Они проехали темную деревню, потом стали подниматься по крутой дороге, пробитой в скале.

Световой блик от зеркала ударил в глаза Святого, когда догнавший его автомобиль дал сигнал, что идет на обгон. Он вежливо принял в сторону, и в тот же миг его охватило предчувствие опасности.

С чего вдруг этот автомобиль оказался поздней ночью на такой дороге и при этом настолько спешил, чтобы рискнуть обгонять колонну грузовиков на столь опасном участке? Только очень важная миссия, нечто более важное, чем бессмысленная спешка. Необязательно в нем ехали приверженцы мафии, но из-за нарушенной телефонной связи каждому, кто хотел предупредить штаб-квартиру о приближении колонны, пришлось бы воспользоваться этой дорогой. Эта мысль мелькнула у Саймона в короткий миг обгона, и, пропустив машину вперед, он включил свои мощные фары. Они засияли, как два зенитных прожектора, и в их лучах показался длинный, открытый «альфа-ромео», не новый, но все еще способный развить приличную скорость. Шофер смотрел на дорогу, но мужчина, сидевший рядом, обернулся, прикрывая лицо полями черной шляпы.

Саймон нажал клаксон, чтобы привлечь к себе внимание, а офицер в переднем джипе тоже был не лыком шит. Он дал «альфа-ромео» знак рукой остановиться, когда тот попытался его обогнать, и вынул револьвер, чтобы показать, что он не шутит.

Ответ из «альфы-ромео» последовал незамедлительно. Шофер прибавил газу, а его товарищ выхватил револьвер и открыл стрельбу по джипу. Офицер упал на сиденье, и «альфа» проскользнула по краю дороги между грузовиком и краем пропасти.

Шансы были слишком неравны, но было похоже, что нападавшие могут прорваться. Грузовики двигались по правой стороне дороги, в то время как автомобиль мафии мчался по левой, всего в дюйме от неогражденного обрыва. Джип выехал из колонны и помчался за ним, и пассажиры обоих автомобилей обменялись выстрелами, хотя и безрезультатными.

Развязка наступила внезапно, когда один из водителей грузовиков в голове колонны, видимо, понял, что происходит. Вероятно, заметил вспышки или сквозь рев моторов услыхал выстрелы и отреагировал с похвальной ловкостью и инициативой. Когда «альфа-ромео» собрался его обогнать, он выехал из колонны, сужая пространство между собой и краем пропасти. Мафиози, поджимаемый наступавшим джипом, отчаянно жал на сигнал, требуя пропустить его. Грузовик невозмутимо держался прежнего курса и даже еще больше придвинулся к краю. В итоге машины столкнулись боками, будто мячик для пинг-понга ударился о паровоз. «Альфа-ромео» попросту отлетел в сторону и свалился с дороги. Через несколько секунд из глубины пропасти долетели грохот и вспышка взрыва, но конвой был уже далеко.

Это было единственное осложнение, угрожавшее экспедиции. Через несколько минут подъем кончился, загорелись тормозные сигналы, и колонна остановилась. Автомобиль майора Оливетти с ревом промчался вдоль колонны и затормозил возле Саймона.

— Техники здесь, они докладывают, что все линии связи перерезаны согласно приказу. Мы готовы к действию. Судя по карте, дом находится в километре от сюда. Разведчики пойдут первыми, я за ними, вам лучше всего держаться со мной. Мне нужно как следует осмотреться, прежде чем начнется стрельба.

Саймон добавил газу, и «бугатти» помчался следом за джипом, пока мотоциклист не дал рукой знак остановиться. Въехали в сад, и Святой машинально развернул автомобиль, чтобы можно было выехать без задержки. Потом прошли через сад пешком, пока деревня не кончилась и на открытом пространстве их глазам не предстал вид на палаццо, темный и тихий.

— Это то место?

— Возможно, — ответил Саймон. — Я не совсем уверен, потому что не видел его с этой стороны. Как будто похоже. Он действительно стоит, как я говорил, на краю скалы?

33
{"b":"5806","o":1}