ЛитМир - Электронная Библиотека

Соболянская Елизавета Владимировна

Случайные совпадения

Случайное совпадение

- Машка! На вызов! - крикнула диспетчер хриплым от усталости голосом.

Мария Николаевна, фельдшер бригады скорой помощи устало подняла голову со скрещенных рук, взяла бумагу "вызова", чемодан весящий треть ее самой и поплелась к выходу, попутно пытаясь разобрать каракули Михалны, бессменного диспетчера их станции уже тридцать лет.

- Тело под теплотрассой? Анастасия Михална, вы чего? - вяло возмутилась девушка, - мужика бы туда отправили!

- Нету мужиков, - развела руками диспетчер, перекидывая из одного уголка губ в другой не зажженную сигарету. - Авария на трассе три бригады туда ушло.

- Ладно, - Мария решительно топая вышла во двор, кляня весеннюю слякоть и скользкие дороги.

Водитель курил у потрепанного "пазика", увидев ее сплюнул:

- Куда?

- На теплотрассу у... - девушка заглянула в бумагу, - второй вокзальной.

Сели в машину и затряслись на хреновых амортизаторах по весенним ямам. Добрались на удивление быстро. Минут через пятнадцать Машка шла по раскисшей тропинке, которую натоптали местные, срезая путь под теплотрассой. Водитель на всякий случай шел с ней. Оберегал по-отечески, после того, как алкашня в подъезде едва не выдавила хрупкую студентку в окно.

Голые ободранные прутья вдоль дорожки и сухой бурьян совершенно скрывали все ее причудливые изгибы. Наконец под самой трубой они его увидели. Худой длинный парень, избитый, изодранный, полураздетый. Он лежал на ледяной земле в одних бежевых джинсах классического кроя.

Мария Николаевна судорожно выдохнула и выругалась. Алкаш значит. От парня ничем не пахло, а кожа под свежей грязью и синяками была белая, чистая и гладкая и как бы не лучше, чем у нее самой.

- Сан Саныч, ментов вызывай, - бросила она водителю, - криминал.

- Точно? - водитель был опытный и знал, что спешка порой бывает весьма лишней.

- Его джинсы стоят как твой пазик, - буркнула Машка, начиная осмотр.

Били качественно, отбивали внутренние органы, пытались попасть в лицо и по мужскому достоинству. Лицо парень прикрывал руками, поэтому пальцы были как минимум выбиты. А еще сломанные ребра, рваные раны на спине и груди, холод и грязь, ох удивительно, что он еще дышит, повезло, что осколки не пропороли легкие. Так, а откуда эта кровавая струйка из уголка рта? Язык прикусил? Не смертельно, главное теперь довезти.

Водитель вызвал полицию, и даже принес носилки. Вдвоем они подняли парня ругаясь как сапожники на его тяжесть и слишком длинные неловкие конечности. Потом прозвонили ситуацию диспетчеру и получили направление в больницу. Все! Теперь главное сдать еще живого в приемник.

Парень лежал тихо, даже не стонал, когда машину подбрасывало на очередной кочке. Мария Николаевна невольно засмотрелась на его голубые глаза и длинные светлые волосы. Похоже кто-то глумился над ним, потому что кое-где волосы были неровно срезаны, словно ножом, а где-то и вырваны клоками. Красивый все же парнишка. Интересно, сколько ему? Пятнадцать? Шестнадцать? Ладони длинные и широкие, суставы крупные, но худой и жилистый, похоже еще растет.

В приемнике "бомжу" без документов не обрадовались, а узнав, что скоро и полиция подъедет совсем загрустили, но парня оформили, вызвали хирурга травматолога и санитарку, смыть грязь. Маша подошла забрать бумаги и тут, парень вдруг извернулся, схватил ее за руку и укусил повыше запястья.

Девушка с воплем отпрыгнула и потрясенно уставилась на прокушенную кожу. В горле клокотал мат.

- О, Машка! - знакомый хирург вынырнул из недр коридора, увидел укус и помрачнел. - Так, этого красавца быстро на все анализы! СПИД, гепатит, моментально! Маш, пиши бумагу, тебе работать нельзя.

Фельдшер бессильно посмотрела на рану и кивнула. Человеческий укус порой страшнее, чем укус бешеной собаки. А если у пациента СПИД... Она судорожно вздохнула, но врач уже тянул ее в смотровую:

- Пойдем, обработаю, и три недели на больничном. Уколы тебе выпишу, сможешь сюда ходить?

Девушка кивнула. Зашивать рану не пришлось, но даже после обработки следы зубов жутко чесались, а само место укуса на глазах набухло подушкой и пульсировало.

Мария Николаевна вернулась на подстанцию, доложилась о происшествии, получила больничный и направления на анализы, а заодно пообщалась с сонным полицейским, прибывшим по вызовы.

Конечно никто ничего не видел и не слышал, а "скорую помощь" вызвала бабка, проходящая мимо. Почему она решила, что красавчик в дорогих штанах пьян, она связно объяснить не могла, зато сдала пробегавшего мимо алкаша Жеку, который прихватил куртку пострадавшего. Куртку не нашли, зато нашли барсетку с документами, в том числе и с полисом.

Маше на все это было плевать. Рука болела, перспективы тревожили. Она работала на "скорой" после колледжа, собираясь через год-другой поступать в медакадемию, но если наглый подросток заразил ее чем-нибудь, дорога в медицину будет закрыта навсегда. Мучительно жалея себя, девушка валялась на диване пропивая антибиотики, ожидая результатов анализов подростка.

Знакомый врач позвонил к вечеру. Сообщил, что в анализах у парня чисто, ему сделали операцию, удалив сгустки крови из брюшной полости, наложив корсет на сломанные ребра и пальцы.

- Так что Машка кончай страдать, залечивай свою ранку и на работу!

- Костя, - девушка всхлипнула, - рука болит уже до плеча!

Доктор ругнулся и потребовал, чтобы девушка немедля приехала к нему в больницу. Пришлось вызывать такси. Маша боялась, что в автобусе просто свалится если ее кто-то случайно заденет.

Увидев распухшую конечность, доктор не поверил своим глазам:

- Машка! Ты что, амоксиклав не пила?

Девушка молча продемонстрировала початую пачку. Пропальпировав руку доктор впал в задумчивость:

- Слушай, Смирнова, я такое вообще впервые вижу. Полное ощущение, что у тебя заражение крови, но такое быстрое? На антибиотиках? Давай анализ возьму!

Все время, пока ночная лабораторная служба делала анализ крови, Мария Николаевна провела в ординаторской, попивая чай с изрядной порцией коньяка.

- От спиртного микробы тоже дохнут, - авторитетно заявил доктор, подливая ей дешевенький "Амор".

Когда принесли анализы, он даже достал очки, вглядываясь в кривые строчки.

- Сепсис , - сдавленно проговорил он. - Машка, тебе срочно в гнойное надо!

В общем не успела Мария Николаевна пикнуть, как очутилась в гнойном отделении с капельницей в руке и кучей таблеток на завтрак, обед и ужин. Неведомая инфекция распространялась по организму, вызывая у врачей оторопь своей скоростью и полным отсутствием резистенции организма.

Три недели на больничной койке превратили Машу в тень себя прежней. Она опасалась подходить к зеркалу, но чувствовала, что прежде любимый халатик болтается на ней как тряпка на швабре, а белье просто соскальзывало с тела. Через три недели инфекция покинула ее организм оставив от цветущей девушки кожу и кости. В день выписки мама плакала, а доктор выдал больничный еще на месяц, расписав восстановительные процедуры от физио до рекомендации санаторного лечения.

Вот в приемнике Маша наконец увидела зеркало в полный рост и буквально замерла. Высокая, худая, с растрепанными светлыми волосами она походила на подобранного на теплотрассе подростка как сестра, только глаза были не голубые, а желтые. Вообще-то прежде они были серыми, но поражение печени привело к серьезным изменениям внешности.

Закусив губы, чтобы не расплакаться, девушка села в машину и прикрыла глаза. Похоже на "скорой" ей больше не работать. Она точно будет бояться пациентов и ожидать подвоха от каждого.

Дома мама хлопотала вокруг дочери, уложила на диван укрыла пледом, принесла поднос с чаем и бутербродами, потом посмотрела виноватыми глазами:

1
{"b":"580675","o":1}