ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Содержание  
A
A

Габриэлю, казалось, он уже сошел с ума. Все демоны Ада сжигали его на медленном огне безумия. Он видел себя со стороны, так же как и их всех, в черных одеждах и лепестки красных роз повсюду. Хоронили Криштофа. Мозг функционировал по инерции. Запоминал картинки, но не анализировал. Только боль оставалась реальной и становилась все сильнее, она разрасталась как раковая опухоль, распространялась по всему телу, парализуя, отключая все другие эмоции.

Дрожащие руки трогали лоскут ее платья и жадно запоминали узор под пальцами, он помнил ее запах, а сейчас он смешался с вонью костра и гарью плоти превратившейся в пепел. Она не могла умереть! Не могла вот так взять и бросить их всех. Особенно сына. Она же сильная, таких невозможно просто убить. Он не верит! Не поверит никогда! Она вернется.

Дьявол, как же больно, когда эта гадская боль хоть немного его отпустит, даст передышку? Почему от страданий нельзя подохнуть, почему гребанные вампиры бессмертны, мать их так? Он бы перерезал себе вены и ушел за ней. Только не выйдет. Он даже не может сгореть на солнце. Оставалось выть, разбивать кулаки о стены ее комнаты, сдирать ногтями обои, бить стекла. Теперь он понимал, почему она резала руки, он сам непроизвольно делал то же самое, но не чувствовал ничего. Пачкал кровью пол, ободрал кожу до мяса, а болело сердце. Неужели так бывает? Прошло три долбанных дня. В ее спальне, на полу у стены с открытыми глазами. Среди красных роз и призраков воспоминаний. Его не трогали. Иногда приходила Фэй, долго смотрела на него и снова уходила. Габриэль уже различал их шаги. Они по очереди сидели рядом с ним и молчали. Слова умирают вместе с теми, кто остался и ждет, пока не погаснет последняя надежда, кто пытается жить или выживать дальше. Лина приносила цветы, каждый день, она украшала ими вазы, зажигала свечи. Иногда разговаривала с Габриэлем и рассказывала о том как Крис любила красные розы. "Любит, а не любила! Мать вашу - ЛЮБИТ!" Он просто не мог заставить себя говорить о Кристине в прошедшем времени. Не мог заставить себя посмотреть Лине в глаза, потому что боялся увидеть там отражение смерти, в которую отказывался верить. Влад пришел только один раз. Просидел рядом до рассвета. Он поверил в то, что Крис уже не вернется, одним из последних, Габриэль не верил до сих пор. Но у вампиров существовал закон – пропавших без вести не хоронят и пусть у них больше не осталось надежды пока тело не найдено – она просто исчезла, и они не имеют права ее хоронить.

"- ВЫ НЕ НАШЛИ ТЕЛО! НЕ СМЕЙТЕ ЕЕ ЗАКАПЫВАТЬ! Она жива, слышите? Вы все! Она жива и я это чувствую. Там внутри, в моих венах, в моем сердце, когда она умрет, оно станет биться иначе. Не смейте ее хоронить. Я не позволю, я сожгу ваш долбаный склеп, камня на камне не оставлю".  

- Эй.

Габриэль медленно повернул голову и увидел Николаса, бледного, растрепанного.

- Ты собрался здесь находиться вечно?

Габриэль промолчал и снова закрыл глаза.

- Я не чувствую ее даже здесь, - прошептал он, - жду когда начну чувствовать и не могу, словно она не хочет ко мне приходить.

- Уже стало известно, что клуб подожгли. Возгорание началось именно там, где нашли ее вещи, - Ник не решался посмотреть на Габриэля, он отвел взгляд в сторону. Его глаза стали черными как угли, и он впервые был трезвым.

Ник похлопал Габриэля по плечу и сел рядом на пол, откупорил бутылку с виски.

- Изгой хочет поговорить с тобой, может это вернет тебя к жизни. Выпей, станет немножко легче. И ты должен поесть, если не хочешь сдохнуть. Хотя, думаю именно этого ты сейчас хочешь больше всего на свете. Я знаю, что ты чувствуешь, я уже испытал подобное, и я тебе не завидую. Нужно время. Ты смиришься. Держись, не позволяй отчаянью свести тебя с ума, демоны страдания очень сильны, они сдерут с тебя кожу живьем, покромсают твои мозги. Поверь, я точно знаю.

Захотелось заорать "Никогда не смирюсь", но Габриэль закрыл глаза и не издал ни звука.

- Когда я сходил с ума, так же как и ты. Мне казалось, все черти Ада поджаривают меня на медленном огне и скоро сожрут мои внутренности. Мне повезло больше чем тебе, а может и меньше, кто знает?

Ник протянул Габриэлю бутылку:

- Выпей, немножко, хорошо утоляет душевную боль. Анестезия для дымящихся мозгов - лучше не придумаешь. Правда, ненадолго.

Изгой тяжелой поступью вошел в комнату Крис и закрыл за собой дверь. Габриэль даже не взглянул на него, оттолкнул от себя бутылку:

- Мне не нужна анестезия. Пока мне больно – она жива.

- Надежды почти нет. Кристина находилась в этом клубе. Я даже знаю в котором часу. Не одна. Там был палач. Если он получил приказ ее уничтожить – он это сделал и можно даже не сомневаться. Если это тот палач, о котором я думаю – то возможно она еще жива, но может позавидовать мертвым.

Изгой вытер холодный пот с лица.

- Что это, черт раздери, значит? – Ник отхлебнул виски и поставил бутылку на пол.

- Это значит, что Миха играет в свою игру. Возможно, он сделал все для того чтобы мы поверили в гибель Крис, а сам увел ее.

Габриэль впервые осмысленно посмотрел на Изгоя:

- Зачем?

Изгой сел на пол с другой стороны и протянул руку за виски, Ник подтолкнул к нему бутылку.

- Не знаю. Но если Крис у него – то лучше бы она сгорела в том проклятом клубе. Хотя всегда есть шанс, кто ищет – тот найдет.

Габриэль медленно повернулся к Мстиславу:

- Если есть хоть маленький шанс, что она жива – я хочу найти ее. Даже если Кристина…мертва…Я хочу убить их всех. Всех гребаных карателей. Хочу увидеть как тот, кто это сделал сдохнет у меня на глазах.

Ник молчал несколько секунд, а потом тихо сказал:

- Лежа здесь, у тебя это вряд ли получится.

Габриэль резко сел на полу и посмотрел на Мокану, отобрал у него сигару и затянулся, выпуская кольца дыма в лицо князю.

- Ты пойдешь со мной, Ник?

- Не только я, Изгой тоже пойдет. Вставай, мы найдем их и уничтожим, по-одиночке. Одного за другим. Или погибнем, - Ник криво усмехнулся.

Габриэль поднялся с пола и пошатнулся от слабости. Николас швырнул ему пакетик с кровью.

- Если будешь голодать, то не убьешь даже одного. Поешь.

Парень сжал пакет дрожащими пальцами, надкусил целлофан, за секунду опустошил пакет и снова посмотрел на Ника:

- Зачем?

- Зачем мы идем с тобой? Потому что Крис - моя семья, а Криштоф был моим лучшим другом, потому что я жажду мести как и ты сам, и еще потому что я не боюсь смерти, а Изгой…у него нет другого выбора. Тот, кто попытался убить Диану попытается это сделать снова. А значит нужно их уничтожить. Всех.

70
{"b":"580709","o":1}