ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В зале раздался оглушительный хохот. Мисс Гюнтер действительно была на редкость несимпатичной девицей и к тому же славилась на всю округу скверным характером. Чтобы успокоить развеселившихся зрителей, судье Мак-Спаррену пришлось довольно долго стучать по стойке тяжелым стаканом для виски, заменявшим ему судейский молоточек.

— Угораздило же тебя, парень, отыскать себе такую невесту. Сказать по совести, девицы противнее мне еще не попадалось, а уж я повидал их немало на своем веку, — произнес судья с неподдельным сочувствием.

— Да ничего, привыкну как-нибудь, — растерянно ответил Вэйн.

— Господин судья, я протестую, — решительно вмешалась Джози. — Это не имеет никакого отношения к делу.

— Это бедняга Вэйн будет протестовать, когда окажется наедине со своей женушкой! — выкрикнул какой-то шутник из зала, и зрители вновь разразились хохотом.

Джози растерянно думала, что же ей делать дальше.

— Господин Вэйн, Элли утверждает, что после того, как вы провели с ней время, у вас не оказалось денег и, чтобы оплатить ее услуги, вы отдали ей свои часы.

— Вранье, я не мог этого сделать, ведь это подарок моей невесты. Она убьет меня, если с ними что-то случится, ведь они принадлежали еще ее деду.

Джози чувствовала, что ее шансы выиграть это дело уменьшаются с каждой минутой. Чего могло стоить слово проститутки против слова человека, который вскоре женится на дочери одного из богатейших людей в округе. Пусть судья и присяжные потешаются над Вэйном, их симпатии все равно целиком на его стороне, и переубедить их будет почти невозможно. Даже если Элли согласится вернуть часы, ее признают виновной.

Изо всех сил стараясь не впадать в панику, Джози ободряюще сжала руку своей клиентки. Если бы в свое время доктор Энни и Дэн не спасли Джози от тюрьмы и не удочерили, она вполне могла оказаться сегодня на месте Элли. Эти воспоминания помогли Джози собраться с силами и почувствовать себя увереннее. Она больше не паниковала и была полна решимости бороться до конца. Если ей смогли помочь, то и она обязана придумать что-нибудь, чтобы спасти Элли.

— Ну что, юная леди, вы готовы признать свое поражение? Если вам нечего больше сказать, то нет смысла терять время. — Когда судья Мак-Спаррен обратился к Джози с этими словами, в зале воцарилась полная тишина, и все глаза устремились на нее.

— Потерпите еще немного, господин судья, думаю, мы сможем представить доказательства, опровергающие обвинения господина Вэйна.

Джози пришла в голову идея, как ей выручить Элли. Правда, для этого придется нарушить закон, но что же ей оставалось делать, ведь по-другому справедливости ей добиться не удастся. Джози ставила на карту все: если ее уловка не сработает, о карьере адвоката можно будет забыть.

— Господин Вэйн, вы помните, как долго вы были в комнате у моей подзащитной?

— Точно не припомню. Может, минут двадцать или полчаса, не больше того.

— А где в это время лежали ваши часы?

— В кармане пиджака.

— Того самого, который сейчас на вас?

— Да, того самого, — нетерпеливо ответил Вэйн. Было видно, что этот допрос уже не на шутку раздражал его.

Не обращая внимания на недовольство Вэйна, Джози продолжала засыпать его вопросами:

— Когда вы были у Элли, куда именно вы клали ваш пиджак?

— Я боялся, что он помнется, и поэтому сразу снял его и повесил на стул.

— А сколько Элли потребовала с вас за свои услуги?

— Да я уж и не припомню, я довольно много выпил тогда.

— Но при этом вы уверены, что не отдавали ей часы сами?

— Говорю же вам, я не мог ей их отдать, это подарок моей невесты. — Вэйну уже осточертели эти вопросы, и он все больше выходил из себя. — Эта шлюха украла у меня часы, поэтому я и пошел к шерифу.

— Но если ваш пиджак висел на стуле, а вы никуда не выходили из комнаты, то как Элли могла умудриться украсть их, ведь у нее же попросту не было времени, чтобы сделать это?

— Ну… когда я уже уходил, она обняла меня, небось тогда и вытащила.

Джози вопросительно посмотрела на Элли, но та, затравленно глядя на своего адвоката, отрицательно покачала головой.

Повернувшись обратно к свидетелю, Джози спросила:

— С какой стати ей было обнимать вас, когда вы уже собирались уходить?

— А я почем знаю, может, девчонка была мне благодарна, — ответил Вэйн, неприятно ухмыляясь.

— Господин Вэйн, не могли бы вы встать? Сейчас мы проведем эксперимент: я обниму вас, и мы попытаемся представить, как действовала Элли.

— У вас ничего не выйдет, леди, — ответил Вэйн, немного растерявшись. — Вы ведь не воровка, как эта….

— Я бы попросила вас быть посдержанней в выражениях, — перебила его Джози. — Вы не имеете права называть Элли воровкой, пока вина ее не будет доказана. Чтобы присяжным стало все окончательно ясно, вы должны показать им, как именно, по вашему мнению, произошла кража.

Джози жутко волновалась, и ей едва удавалось сдержать дрожь. Слишком много сейчас было поставлено на карту.

— Прошу вас, подойдите ко мне, господин Вэйн, и покажите, как Элли обнимала вас.

Вирджил Вэйн окончательно растерялся и вопросительно взглянул на судью, ища поддержки.

— Давай, парень, обними ее как следует, если ей так этого хочется, — ответил судья, с трудом сдерживая смех.

Вэйн подошел к Джози и неуклюже обнял ее. Он выглядел совсем растерянным, и от его прошлой уверенности не осталось и следа.

— А где, вы говорите, лежали ваши часы?

— Вот здесь, в кармане пиджака. — Вэйн похлопал себя по груди.

Джози протянула руку к его карману, делая вид, что пытается что-то незаметно оттуда достать.

— Вы хотите сказать, что не почувствовали, как Элли достает у вас часы из кармана? Этого просто не может быть.

Не пытайтесь меня запутать, леди, все было так, как я говорю. — Вэйн чувствовал во всем этом какой-то подвох и нервничал все больше. — Девчонка украла у меня часы, и я позвал шерифа, чтоб тот ее арестовал.

Джози отодвинулась от свидетеля и задала ему следующий вопрос:

— Хочу вас все же еще раз спросить: может быть, вы потеряли свои часы или просто забыли, куда положили их, так как были пьяны?

— Это невозможно, я всегда кладу их в нагрудный карман, вот сюда, я… — показывая, где именно он обычно хранил часы, Вэйн сунул руку в карман и вдруг замер на полуслове. Весь вид его выражал крайнее изумление.

— Господин Вэйн, что с вами? — с недоумением спросил судья.

Вирджил Вэйн медленно вытащил из кармана руку, в которой он сжимал часы, и с ужасом уставился на них, не веря своим глазам.

— Позвольте мне взглянуть, не те ли это часы, из-за которых мы все тут собрались? — спросила Джози. Взяв часы из рук Вэйна, потерявшего дар речи от неожиданной находки, девушка прочитала выгравированную на них дарственную надпись: — «Сладкому Пупсику от его любимой». — Джози повернулась к судье и сказала: — Похоже, молодой человек ошибся, никто не крал его часы, и поэтому обвинение с Элли Олгуд должно быть снято прямо сейчас.

Услышав эти слова, Вэйн попытался протестовать:

— Как… как это могло получиться, ведь я точно знаю, что они были у нее, я сам ей их отдал… — Внезапно он осекся, поняв, что сболтнул лишнее, но было уже поздно.

— Как это понимать, Вэйн? Ты ведь утверждал, что девушка украла у тебя часы? — спросил судья.

— Ну… наверное, я ошибся, — промямлил Вэйн, не зная, как еще оправдаться.

— Да, тебя стоило бы наказать за такую забывчивость, но я просто закрою это дело. Ты ведь женишься на Эззили Гюнтер, худшего наказания и придумать трудно, — с усмешкой произнес судья.

— Я протестую, господин судья! — воскликнула Джози. — Я хочу напомнить, что Вирджил Вэйн так и не заплатил моей подзащитной за ее услуги, и к тому же я настаиваю, чтобы он решением суда был оштрафован за нанесенное ей оскорбление, таким образом, господин Вэйн должен выплатить Элли два с половиной доллара.

Судья выслушал Джози, не веря своим ушам, и вдруг расхохотался:

2
{"b":"5808","o":1}