ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пятнадцать минут спустя они уже скакали в сторону Ларами. Джози сосредоточенно молчала, погрузившись в размышления о том, как ей лучше построить защиту Кэллахена. В первую очередь надо будет обязательно настоять на суде присяжных. Никаких явных улик против Симса нет, и, постаравшись, она, может быть, сумеет убедить присяжных в его невиновности.

Элли о чем-то спросила Джози, но, задумавшись, та не сразу расслышала вопрос.

— Прости, пожалуйста, Элли. Что ты говоришь?

— Я спрашивала вас о шерифе Спенсере. Он вас интересует?

Джози даже не поняла, что имеет в виду девушка.

— Интересует? Что ты имеешь в виду? — недоуменно переспросила она.

Разве вы не замечаете, что он сходит по вас с ума? — Элли не могла поверить, что Джози до сих пор пребывает в неведении относительно чувств Уилла. Но для Джози это действительно стало новостью. Дэн как-то намекал на что-то в этом духе, но девушка была уверена, что он просто подшучивал над ней.

— С какой стати Уиллу сходить по мне с ума? — спросила растерянно Джози.

— А разве для любви нужны какие-то причины? Просто он мужчина, а вы женщина, этого вполне достаточно, — с горькой улыбкой сказала Элли.

— Но Уилл нисколько меня не интересует, он просто мой друг. Даже не столько мой, сколько доктора Энни.

Лукаво улыбаясь, Элли спросила:

— Вот Кэллахен — другое дело, не так ли, мисс Джози?

— Если ты думаешь, что я увлечена Кэллахеном, то ты заблуждаешься! — с излишней горячностью, выдавшей ее с головой, воскликнула Джози.

— Ну, меня-то вы не проведете. Я же слышу, как меняется ваш голос, когда вы говорите о нем.

Джози не нашлась, что ответить. Какой смысл отрицать ее чувства к нему, если она вздрагивает, стоит лишь произнести его имя. В конце концов, она не должна отчитываться перед Элли.

Не дождавшись ответа, Элли продолжила:

— Но вы хоть понимаете, во что ввязываетесь? Этот человек может доставить вам уйму неприятностей.

Элли, ни во что я не ввязываюсь, — холодно ответила Джози. Ее начинала раздражать настойчивость девушки. — Я всего лишь его адвокат, и больше ничего.

— Представляете, а Уилл Спенсер, похоже, забыл, чем я занималась до последнего времени, и даже пригласил меня поужинать с ним в воскресенье. Но я не пара ему, — в голосе Элли послышалась горечь, — вы бы ему больше подошли.

Взглянув на грустное лицо Элли, Джози наконец догадалась, к чему были все ее расспросы.

— Так тебе нравится Уилл? — удивленно спросила она.

— По-моему, это заметили уже все, кроме него самого. Но я для него — пустое место, — грустно произнесла Элли.

— Ты не должна сдаваться, — ободряюще сказала Джози. — Ты ведь уже всем доказала, что ты сильная личность, которая в состоянии изменить собственную жизнь. Если ты будешь продолжать в том же духе, тебе, возможно, удастся заинтересовать Уилла.

— Пока он увлечен вами, у меня нет ни малейшего шанса. Вот если бы вы с Кэллахеном…

— Да выкинь ты это из головы! — поспешно оборвала ее Джози. — Между мной и Кэллахеном ничего нет и быть не может. Он просто мой клиент. Кстати, завтра я собираюсь в Шарпсбург, чтобы встретиться с банкиром, которому принадлежат закладные на ранчо Кэллахена. Может, мне удастся хоть что-нибудь выяснить. Скоро мне предстоит защищать Кэллахена в суде, и мне нужно хоть за что-то зацепиться.

— Вы собираетесь ехать в Шарпсбург одна? — с изумлением воскликнула Элли. — Но это безумие!

Вы забыли, что случилось с Кэллахеном на этой дороге?

— При мне же не будет пяти тысяч долларов, — возразила Джози.

— Но деньги — это не единственная ценность, которая есть у женщин, — не сдавалась Элли. — Пожалуй, я поеду с вами. Если что, я знаю, как обращаться с пистолетом.

— Спасибо тебе, Элли, — ответила Джози.

Подъехав к зданию тюрьмы и спешившись, Джози кинула Элли поводья своей лошади и поспешила внутрь.

С тех пор как этот парень от Перримана сообщил свою ошеломляющую новость, Кэллахен не находил себе места. Он пытался понять, кто же все-таки выплатил его долг и с чего вдруг Перриман решил известить об этом Кэллахена. Этот банкир был не из тех, кого волнует судьба его клиентов, и раз он получил свои деньги, то вряд ли стал бы утруждать себя поисками Кэллахена. Что-то здесь было нечисто.

Кэллахену с трудом удалось убедить шерифа съездить в Шарпсбург, чтобы удостовериться в банке, что закладные на ранчо были действительно выкуплены. Когда Уилл уже уехал, Кэллахен увидел Элли, которая проходила мимо тюрьмы, и сумел убедить ее съездить за Джози. Но ему казалось, что с тех пор, как Элли отправилась на ранчо Миллеров, прошла уже целая вечность, а Джози все не появлялась. Стараясь не впадать в отчаяние, Кэллахен вернулся мыслями к Джерому, стараясь разобраться, что же так насторожило его в этом парне. Он вел себя как-то напряженно, явно ощущая себя не в своей тарелке. Кэллахен вспомнил, что он особенно остро ощутил опасность, исходящую от этого человека, когда наблюдал из окна, как тот садился на лошадь. Вновь и вновь он прокручивал в памяти эту сцену, и вдруг его осенило. Лошадь этого парня стояла к Кэллахену боком, и он видел у нее на ноге большой уродливый шрам. И тут же перед его глазами возникла другая сцена. В тот день, когда они попали с Беном в засаду, он пытался отвлечь нападавших, чтобы дать Бену время скрыться. Но лошадь Симса споткнулась, и он, не удержавшись, вылетел из седла. Последним, что он видел, теряя сознание, была лошадь одного из его преследователей — гнедая кобыла со шрамом на ноге в виде полумесяца. И сегодня Кэллахен узнал этот шрам. Джером ездил на той же лошади, что и один из тех, кто украл деньги.

От волнения Кэллахен вскочил со своей койки и заметался по камере. Ну почему же не едет Джози, она должна помочь ему выбраться отсюда!

Вдруг во дворе тюрьмы раздался топот копыт, и Кэллахен вздохнул с облегчением. Только Джози могла приехать сюда в такой поздний час. Кэллахен услышал скрип открывающейся двери и знакомые шаги по коридору.

— Кэллахен, где ты? — прошептала она. — Здесь так темно, я ничего не вижу.

— Я здесь, Джози, — отозвался он. — Как хорошо, что ты приехала.

В темноте он слышал, как она возится с замком его камеры, пытаясь его открыть.

— Постарайся, Джози, — подбодрил ее Кэллахен, — ты же говорила, что отлично разбираешься в замках.

— Да, но тут такая темнотища, я с трудом попадаю шпилькой в замочную скважину! — воскликнула девушка. — Проклятье, ничего не выходит! — с отчаянием продолжала она, но в этот самый момент вдруг раздался тихий щелчок, и решетка открылась. — Слава богу, я еще не все забыла, — вздохнула Джози, входя в камеру. — Кэллахен, теперь расскажи мне, что случилось? Почему ты хотел видеть меня так срочно?

Ничего не ответив, он прижал ее к себе и впился ей в губы жадным поцелуем. Обняв ее, он вдруг со всей ясностью осознал, как все эти дни ему не хватало ее мягких губ, шелковистой кожи, ее неповторимого запаха, от которого кружилась голова. Целуя Джози, он забыл обо всем на свете, забыл, что еще несколько мгновений назад собирался бежать отсюда без оглядки. Сейчас для него существовала лишь эта необыкновенная женщина, с такой страстью отвечавшая на его поцелуй.

Внезапно он отстранился, словно вспомнив о чем-то.

— О черт, что я делаю? Ты сводишь меня с ума! — воскликнул он.

Джози с изумлением смотрела на него, пытаясь понять, что же с ней творится, почему она каждый раз, теряя голову, бросается в его объятия.

— Сегодня кое-что произошло, — сказал Кэллахен, наконец собравшись с мыслями. — Мне кажется, я видел одного из тех, кто участвовал в нападении на нас с Беном. Но чтобы наконец во всем разобраться, мне нужно выбраться отсюда, и ты должна мне помочь.

— Ты не можешь отсюда уйти, — прошептала Джози, стараясь, чтобы ее голос не дрожал. — Пока судья Мак-Спаррен не примет решения по твоему делу, я никак не смогу тебя освободить.

— Но пойми же, Джози, я не могу ждать, у меня нет на это времени. — В его голосе слышалась решимость.

20
{"b":"5808","o":1}