ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вообще-то я и не думала падать в обморок, — запротестовала Джози, но тут же поняла, что поторопилась утверждать это, учитывая, с какой силой Кэллахен прижимал ее к себе, — но если ты не прекратишь сдавливать мне легкие, это вполне может случиться.

Пропустив мимо ушей ее иронию, Кэллахен сказал:

— Ничего удивительного, что тебе стало плохо. На этой чертовой кухне такая жара, тут можно просто свариться заживо. Ты бы хоть разделась.

— Что? — Джози непонимающе уставилась на него.

— Ну что ты так на меня смотришь? Я просто имел в виду, что тогда тебе было бы не так жарко. А вообще-то, тебе не мешает освежиться. — Он подхватил ее на руки и вынес на улицу, направляясь к реке.

— Кэллахен, я в состоянии идти сама, мне уже лучше. — Но он молча продолжал идти вперед, словно не слыша ее протестов.

Подойдя к реке, Кэллахен вошел в воду по пояс и только тут поставил ее на ноги. Они стояли довольно далеко от берега, течение здесь было таким сильным, что она с трудом удержалась на ногах. Увидев это, Кэллахен поспешил ей на помощь, снова крепко обнял и прижал к себе. Юбки ее намокали и тянули ко дну, но Джози ничего не чувствовала, кроме сильного, надежного мужского тела рядом с собой. Она обняла его за шею, прижимаясь к нему еще теснее. Кэллахен снова приподнял ее и легко, словно она была невесомой, перенес поближе к берегу, где течение не было таким сильным.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.

— Спасибо, хорошо, речная прохлада мне явно на пользу, — ответила она, отлично зная, что говорит неправду.

Тот жар, который охватывал ее тело всякий раз, как он оказывался рядом, невозможно было охладить в реке. Неужели он не ощущает, как она вся горит в его объятиях? Джози казалось, еще немного, и вода вокруг них закипит. Ей вдруг вспомнилось, что произошло между ними в прошлый раз, когда он вот так же нежно обнимал ее. Тогда на ней тоже не было сухой нитки.

— Лучшего способа освежиться просто нет. Купание — это как раз то, что мне было нужно, — чтобы что-то сказать, продолжала Джози. — Но что мы теперь будем делать с этим? — И она указала на свою мокрую одежду.

— А что ты предлагаешь мне с этим сделать? — поинтересовался он с лукавой усмешкой.

— Я имею в виду, что наша одежда насквозь промокла, — покраснев, объяснила Джози, — а если ты помнишь, сегодня ночью мы собирались отправиться в Шарпсбург.

— Знаешь, сейчас мне меньше всего хочется думать о поездке в Шарпсбург, — пробормотал он, не отводя глаз от ее груди, четко обрисованной мокрой тканью. — Но если тебя это так волнует, мы быстро высушим одежду на такой-то жаре. Можем даже начать сушить ее прямо сейчас, — добавил он, нащупывая застежку у нее на юбке. Ловко расстегнув крючки, он стянул с Джози юбку и кинул на берег.

Возглас протеста уже был готов сорваться с ее губ, но Кэллахен опередил ее, закрыв ей рот поцелуем. Его руки поглаживали волосы Джози и мягко ласкали ей шею и спину.

Оторвавшись от ее губ, он посмотрел на нее потемневшими от страсти глазами и спросил:

— Ты боишься меня, Джози?

— Нет, — прошептала она.

Джози на самом деле отбросила все свои страхи, позабыв обо всем на свете. Каждое прикосновение Кэллахена приводило ее в трепет, заставляя сгорать от желания, и противостоять этому сладкому искушению она была не в силах. Сейчас ей было все равно, что Кэллахен — беглый преступник, а она его адвокат, ей было плевать на свою репутацию, лишь бы он был рядом и не выпускал ее из своих объятий.

Кэллахен вновь поцеловал ее, и она с жаром ответила на его поцелуй, ее тело отзывалось на каждую его ласку. Всем своим существом Кэллахен ощущал, что это его женщина, его половина, которую он даже не надеялся найти. Он страстно хотел, чтобы она принадлежала ему уже сегодня, прямо сейчас, и это желание сжигало его изнутри, доводя до безумия.

Внезапно Джози отодвинулась от него и, внимательно глядя ему в глаза, спросила:

— Кэллахен, почему ты делаешь это?

Он мог бы не отвечать, вновь начав ласкать ее, и этот вопрос потонул бы в водовороте страсти, так и оставшись без ответа. Но он хотел быть с ней так же откровенен и честен, как и она с ним.

— Я никогда в жизни не встречал и никогда не встречу такую женщину, как ты, — ответил он. «И ни одну женщину я не желал так страстно, как тебя», — хотел добавить он, но что-то удержало его.

Сегодня она должна наконец принадлежать ему. Он пытался убедить себя, что все дело в его долгом воздержании и неудовлетворенном желании. Стоит ему овладеть ею, и он сможет избавиться от этого наваждения, забыть ее. Он отправится на поиски Бена, а она вернется к своей спокойной, безопасной жизни, вместо того чтобы рисковать собой, спасая его шкуру.

Кэллахен осторожно расстегнул ее блузку и, сняв ее, бросил на берег, туда, где уже сохла ее юбка. Теперь на Джози осталась лишь тонкая батистовая сорочка, которая, намокнув, облегала ее тело тонкой паутинкой, ничего не скрывая. Он до сих пор не MOГ поверить, что держит в объятиях эту восхитительную женщину и она не отталкивает его, а позволяет касаться ее божественного тела, с наслаждением принимая его ласки. Наклонившись, он сжал губами ее сосок. От неожиданности Джози вздрогнула, но тут же выгнулась, застонав от наслаждения. Услышав этот стон, Кэллахен понял, что не сможет больше сдерживаться, желание просто разрывало его на части.

Подняв голову, он прошептал:

— Останови меня сейчас, Джози, иначе я наделаю глупостей. Мы зашли слишком далеко. Уезжай, уезжай прямо сейчас и живи своей жизнью. Мы не можем быть вместе.

Кэллахен готов был отказаться от нее сейчас, он вдруг со всей ясностью понял, что если они станут близки, то он уже никогда не сможет забыть ее.

Но вместо ответа она обняла его за шею, прижавшись к нему всем телом. Что он говорит? Уехать, жить своей жизнью? У нее не было теперь своей жизни, он стал смыслом ее существования. И она сделает все, чтобы доказать ему, что они созданы друг для друга.

Не в силах больше сдерживаться, Кэллахен расстегнул пояс своих джинсов, а потом рывком снял с нее рубашку. Наклоняясь, чтобы вновь прижаться губами к ее нежной коже, он прошептал:

— Я покажу тебе, Джози, что значит любить женщину. Ты ведь хочешь меня, скажи мне?

— Пожалуйста, Кэллахен.

— Пожалуйста, что?

— Люби меня, я хочу этого. — Она отбросила свою стыдливость, желая лишь одного: раствориться в его объятиях, слиться с ним воедино. Она нисколько не боялась, понимая, что всю свою жизнь ждала именно этого мужчину, ждала, даже не признаваясь себе в этом. Вся ее жизнь была лишь подготовкой к этой встрече. Она училась ухаживать за, больными, чтобы однажды спасти ему жизнь, и изучала право, чтобы защищать его в суде.

Обнимая Кэллахена, Джози покрывала поцелуями его смуглую, дубленную ветром и солнцем кожу. Инстинктивно она провела рукой по его животу и, опустив ее ниже, почувствовала, насколько он возбужден.

Ощутив ее прикосновение, Кэллахен простонал:

— Джози, ты сводишь меня с ума.

Он поднял ее на руки и вышел на берег. Здесь он осторожно опустил ее на траву. У него промелькнула мысль, что она может быть еще не готова принять его, но он не мог больше ждать. Если он не овладеет этой женщиной сейчас, он просто умрет от неистового желания. Раздвинув ей бедра, он вошел в нее, не в силах медлить ни минуты. Он старался быть осторожным, чтобы не причинить ей лишнюю боль. Он проникал все глубже и глубже, и настал момент, когда Джози вздрогнула, вскрикнув от резкой боли, пронзившей ее тело. Кэллахен на мгновение замер, дожидаясь, когда боль немного утихнет, а потом вновь начал медленно двигаться. Дыхание Джози участилось, она начала двигаться вместе с ним. Постепенно их движения становились все быстрее и быстрее. Наконец она выгнулась вперед, не сумев сдержать крик. Ее захлестнула волна такого наслаждения, которого она раньше и представить себе не могла. Она услышала крик Кэллахена, похожий на рычание, и почувствовала, как содрогнулось его тело.

28
{"b":"5808","o":1}