ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что, я думаю, вы правы, давай-ка, парень, заплати мисс Олгуд два доллара пятьдесят центов, как требует ее адвокат.

— Господин судья, — попробовал было возразить Вэйн, — я же уже говорил, что у меня нет с собой денег.

— Ну что ж, тогда нам стоит обратиться к почтеннейшему господину Гюнтеру, отцу твоей невесты, — сурово произнес судья Мак-Спаррен. — Я думаю, он не откажется оплатить долг будущего зятя.

— Не стоит впутывать в это дело старика Гюнтера, я постараюсь раздобыть денег, — тут же пошел на попятный Вэйн.

Когда суд наконец закончился и Джози собирала со стола свои бумаги, к ней подошел Карл Мак-Спаррен и сказал:

— Вы отлично провернули это дельце, мисс Джози, правда, я до конца так и не понял, как вам удалось подсунуть ему часы. Вряд ли этому вас научили в юридической школе, не так ли?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, господин судья. — Джози удалось сохранить внешнее спокойствие, но сердце у нее замерло. Неужели он обо всем догадался и теперь хочет привлечь ее к суду? Господи, только бы не это, ведь он должен понять, что другого выхода у нее не было.

Между тем судья продолжал:

— Должен вам сказать, вы неплохой адвокат, мисс Джози, особенно для женщины. Наверное, по-другому и быть не могло, ведь ваши родители такие образованные и умные люди. Я слышал, и ваша младшая сестра удивительно способная девушка. Похоже, это у вас семейное.

Джози сдержанно поблагодарила судью. Если бы он только знал, что Лаура была единственной родной дочерью доктора Энни и Дэна. Они удочерили Джози, когда та была ребенком, правда, весьма ловким и хитрым. Но сегодня прошлое Джози сыграло ей на руку, ведь она выиграла это дело, потому что была не только хорошим адвокатом, но и ловким карманником.

Ее размышления прервала Элли:

— Не знаю, как и благодарить вас, мисс Джози, если б не вы, я бы точно угодила в тюрьму. — И, понизив голос, она добавила: — Я же знаю, что вы подсунули Вэйну часы, как бы у вас не было из-за этого неприятностей.

— Понимаешь, Элли, я поступила справедливо, правда ведь на твоей стороне. Но тебе лучше оставить свое прежнее занятие, а то ты в другой раз можешь попасть в такую передрягу, из которой тебя никто уже не вытащит.

— Я обещаю, мисс Джози, — кивнула Элли.

Когда Джози уже уходила, она столкнулась в дверях с шерифом Уиллом Спенсером, который очень обрадовался, увидев ее.

— Джози! Как хорошо, что ты еще не ушла, я как раз искал тебя! Знаешь, до меня дошел слух, что индеец Медвежий Коготь, большой приятель твоей матери, притащил к вам на ранчо какого-то раненого парня, на которого он наткнулся в прерии.

— А родителей, как назло, нет дома, они поехали в Нью-Йорк. Мне нужно поторопиться, чтобы помочь этому бедняге.

Джози подхватила свою сумку с книгами и, выбежав из салуна, поспешила на другую сторону улицы, где оставила свою коляску. Шериф едва поспевал за ней.

— Погоди, Джози, я поеду с тобой и помогу тебе перевезти этого парня в больницу! — крикнул шериф, задыхаясь от быстрого бега.

Спасибо тебе, Уилл, но я отлично смогу сама обо всем позаботиться. — Приподняв подол своего дорожного платья, девушка проворно уселась в экипаж, не обращая внимания на шерифа, который попытался было ей помочь. Схватив в руки поводья, Джози подстегнула своего старого верного Соломона и воскликнула: — Вперед, мой мальчик, похоже, дома нас ждет сюрприз!

Шериф Спенсер успел запрыгнуть в повозку, когда та уже трогалась с места.

— Я ничуть не сомневаюсь, Джози, что ты сама со всем справишься, но я все же поеду с тобой.

— Ну как хочешь, — ответила она, нетерпеливо подстегивая лошадь.

Уилл Спенсер улыбнулся. Замечательная девушка, она никого не могла оставить равнодушным: кто-то боготворил ее, а кто-то ей завидовал, к тому же она уже давно оставалась неизменным объектом для пересудов местных кумушек. Все в округе знали, что Джози собирается стать отличным адвокатом. Она и старалась выглядеть так, как, по ее мнению, надлежало выглядеть серьезной женщине-адвокату. Девушка старательно затягивала свою и без того стройную фигуру в корсет, носила строгие платья, а густые светлые волосы закручивала в тяжелый узел на затылке. Но все ее усилия пропадали даром, непослушные локоны все время выбивались из строгой прически, и Джози, с ее озорными синими глазами и нежным лицом, обрамленным белокурыми прядями, не очень-то походила на серьезного юриста. Однако природа была щедра к ней и наградила ее не только привлекательной внешностью, но и недюжинным умом. Джози знала толк не только в законах и во всяких юридических тонкостях. Помимо этого, она, часто помогая своей матери в больнице, со временем стала разбираться в медицине почти так же хорошо, как и сама доктор Энни. И поэтому сейчас Джози надеялась, что сумеет помочь незнакомцу и ей не придется тащить его в больницу по такой жаре.

— Уилл, ты не знаешь, в каком состоянии этот человек? — обратилась Джози к шерифу.

— По правде говоря, не знаю. Его нашел Медвежий Коготь, а он не может ничего толком объяснить, только бормочет какую-то ерунду про черно-белую лошадь.

— Черно-белая лошадь? — переспросила Джози. Она сразу поняла, что имел в виду индеец, она слышала о том, что в племени сиу черно-белая лошадь означает смерть. Значит, незнакомец совсем плох, и им лучше поспешить. Джози не переставала подгонять Соломона, и тот бежал все быстрей и быстрей по пыльной и ухабистой дороге. От немилосердной тряски прическа Джози совсем растрепалась, и волосы свободно развевались по ветру, но она не обращала на это никакого внимания. Все ее мысли были сосредоточены на раненом, который лежал у нее дома. Она еще не знала, чем обернется для нее встреча с ним, но у нее возникло необъяснимое чувство, что ее спокойной размеренной жизни приходит конец. И разобраться со всем этим будет посложней, чем подсунуть часы в карман простофили.

2

Ранчо Миллеров было необычным для этих мест. Дэн Миллер старался сделать его похожим на испанские гасиенды, которые так понравились ему, когда он был в Нью-Мексико. Для постройки дома Дэн использовал кирпич из обожженной красной глины и сделал внутренний дворик, без которого не обходится ни одна испанская вилла.

Экипаж Джози уже приближался к дому, и, на секунду забыв о волнении, она невольно залюбовалась открывшейся ее глазам картиной. Солнце уже клонилось к западу, и его лучи позолотили верхушки деревьев и черепичную крышу дома. Все вокруг замерло в ожидании вечера, и тишину нарушал лишь стук колес. В который раз Джози подумала, что лучшего места для своего дома ее родители не смогли бы найти. Их ранчо расположилось в живописной долине, со всех сторон окруженной холмами, надежно защищающими ее от безжалостных ветров, и здесь, под сенью деревьев, воздух всегда был свеж и напоен ароматом цветов.

Дэн Миллер построил этот дом в тот год, когда родилась Лаура, а сейчас ей было уже десять. Столько же, сколько было Джози, когда ее поймали при попытке стянуть кошелек у доктора Энни. С тех пор жизнь Джози навсегда была связана с этой женщиной.

Клиника доктора Энни располагалась в правом крыле дома, и именно туда Джози направила Соломона. Подъехав к дому, она легко соскочила с повозки и отдала поводья конюху Вэшу, велев ему позаботиться о бедняге Соломоне, который совсем выбился из сил.

Когда девушка вошла в дом, навстречу ей поспешила Любина, служанка Миллеров. Она вся извелась в ожидании Джози, не зная, что ей делать с этим бедолагой, которого притащил Медвежий Коготь.

Джози приблизилась к незнакомцу, который лежал на смотровом столе, и поняла, что тот был без сознания. Выглядел он просто ужасно, одежда на нем была порвана и насквозь пропитана кровью, длинные спутанные волосы и черная, слипшаяся от крови борода почти полностью скрывали лицо, мешая Джози как следует рассмотреть его. Ей подумалось, что если бы вдруг пришлось защищать его в суде, то его оправдания ни за что бы не удалось добиться. Он выглядел опасным даже сейчас, когда лежал перед ней раненый и беспомощный.

3
{"b":"5808","o":1}