A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
54

— Прости меня, Элли. Сама не знаю, что на меня нашло.

— Тебе не за что извиняться, я все понимаю. Лучше скажи, где сейчас Кэллахен?

— Шериф арестовал его и запер на чьей-то конюшне. — Джози уже совсем успокоилась и взяла себя в руки.

— И что же нам теперь делать?

— Надо выяснить, кто стоит за этим ограблением. Подозреваемый у меня уже есть. Это банкир Перриман.

— Господин Перриман? — Элли не смогла сдержать возглас удивления. — Но ведь он уважаемый и влиятельный человек. Почти весь этот город принадлежит ему. И я слышала, что он, возможно, скоро станет губернатором Вайоминга. Как ты можешь его подозревать?

Я почти уверена, что он сам выкупил закладные Кэллахена, чтобы все подозрения пали на него. А раз Перриман собирается стать губернатором, ему понадобится много денег, и он мог все это задумать, потому что на этом деле можно отлично заработать.

В этот момент раздался стук в дверь. Джози прекрасно знала, что это Уилл явился разбираться с ней. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас объясняться с Уиллом, но другого выбора у нее не было.

Джози открыла дверь и сказала:

— Входи, Уилл.

Шериф ворвался в комнату и захлопнул за собой дверь. Джози видела, что он готов взорваться от ярости.

— Элли, будь добра, оставь нас наедине. Нам нужно поговорить, — произнес он, с трудом сдерживая гнев.

— Уилл, я не думаю… — нерешительно начала Элли, но шериф прервал ее:

— Довольно, я уже и так наслушался от тебя, какая умная мисс Миллер и как правильно она поступает, не хочу больше ничего слышать! Оставь нас!

Элли вопросительно взглянула на Джози, и та со вздохом кивнула ей. Элли вышла в коридор, и Уилл, дождавшись, когда за ней закроется дверь, приступил к допросу:

— Джози, ты в своем уме? Что ты вытворяешь? — Он внимательно оглядел ее мятую, грязную одежду. — Тебе мало того, что ты помогла сбежать преступнику из тюрьмы?

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду, — ответила Джози, скрестив руки на груди, как бы пытаясь защититься от его гнева.

Ты прекрасно все понимаешь! Но почему именно он? Почему ты не выбрала кого-нибудь другого? Многие мужчины отдали бы все, чтобы быть с тобой, а ты выбрала этого проходимца. Почему, объясни мне? — В глазах Уилла застыло страдание.

— Я не знаю, Уилл. — Она понимала, что не обязана отчитываться перед ним, но ей самой вдруг захотелось поделиться с кем-нибудь своими переживаниями. — Может, меня так тянет к нему, потому что мы с ним похожи.

— Похожи? Ты и Кэллахен? Не смеши меня, Джози, у вас же нет ничего общего. — Уилл подошел ближе к Джози и продолжил, глядя ей в глаза: — Я всегда понимал, что слишком стар для тебя, что я не смогу тебя заинтересовать, и я уже смирился с этим. Но я думал, что ты найдешь себе кого-нибудь, кто был бы достоин тебя. Мне невыносимо знать, что ты выбрала это ничтожество. Ты ведь знаешь, что Симc Кэллахен уже однажды сидел в тюрьме за ограбление банка, и я сделаю все, чтобы снова упечь его туда. Он не стоит тебя, поверь мне, Джози. И еще, скажи мне, неужели ты правда попыталась бы взломать банк Перримана, если бы я вам не помешал? Как он сумел уговорить тебя сделать это?

— Он не уговаривал меня, я сама поехала с ним.

— Не защищай этого человека, Джози, ты как будто ослепла и сошла с ума, сама не ведаешь, что творишь.

— Знаешь, Уилл, я люблю его? Но защищаю я его не поэтому. Я верю в справедливость и собираюсь доказать, что Кэллахен невиновен, — твердо ответила Джози.

— Нарушая при этом закон?

— Если это будет необходимо, то и так. Справедливость должна восторжествовать, и для этого можно использовать любые средства.

Шериф в ярости стукнул кулаком по стене. В соседней комнате кто-то закричал:

— Если вы не прекратите шуметь, я вызову шерифа.

Понизив голос, шериф спросил:

— Ты хоть отдаешь себе отчет, что ты творишь, Джози? Сначала взломала замок в тюрьме, потом хотела проникнуть ночью в банк. С этим Кэллахеном ты сама начала вести себя как отъявленная преступница. Ты понимаешь, к чему это может привести, я же не смогу до бесконечности покрывать твои преступления?

— Но мы с тобой должны найти настоящего вора.

— Если Кэллахен невиновен, как ты утверждаешь, ты должна доказывать это в суде.

— Но ты ведь не хочешь помогать мне. Проведи расследование, собери доказательства! Ты же не делаешь этого, вот и приходится мне делать все это самой.

— Я делаю все, что в моих силах, — не согласился с ней Уилл. — Я разослал запросы об этом обозе миссионеров, но он как сквозь землю провалился, никто его не видел. Я расспрашивал фермеров в округе. Кстати, они сильно злы на твоего приятеля. Мало того, что они потеряли свои деньги, теперь они еще теряют свои ранчо. И все из-за твоего клиента.

— Кэллахен здесь ни при чем, — возразила Джози.

— Ну, значит, из-за его братца.

— Бен тоже ни в чем не виноват, и я смогу это доказать.

— И как же, интересно? — спросил шериф.

— Мне нужно взглянуть на закладные Кэллахена. Он уверен, что подпись на них поддельная. Ни Кэллахен, ни его брат не вносили никаких денег.

— Знаешь, благодари бога, что компаньоны твоего клиента пока не знают о том, что его закладные выкуплены. Если им станет это известно, я не дам за его жизнь и ломаного гроша.

Джози отлично понимала, что шериф прав. Здесь, на Западе, было еще далеко до торжества правосудия. Она представляла себе, что может сделать с Кэллахеном толпа разъяренных мужчин, которым надоело ждать суда.

— Знаешь, ты зря обвиняешь меня в бездействии, — сказал шериф Джози. — Я даже встречался с Перриманом, чтобы узнать, кто выкупил закладные. Грешным делом я думал, что это сделала ты. И знаешь, что мне он ответил?

Джози ничего не сказала, напряженно глядя на Уилла.

— По словам Перримана, это сделал младший Кэллахен. — И Уилл торжествующе уставился на Джози.

— Перриману нельзя доверять, — ответила Джози. Слова шерифа лишь укрепили ее подозрения.

— Я не говорю, что полностью доверяю ему. Но то, что Кэллахен сбежал из тюрьмы, лишь подтверждает его вину. Ты понимаешь, что мы имеем слово Кэллахен против слова Перримана. Как ты думаешь, кому скорее поверят?

Я думаю, что Кэллахену, — твердо ответила Джози, хотя в глубине души в этом сильно сомневалась.

— А вот я так не думаю, и ты сама это отлично понимаешь. Что ты собираешься делать теперь?

Но Джози не успела ответить, потому что в комнату влетела взбудораженная Элли.

— Джози! Уилл! — закричала она с порога. — Бегите скорее. Хозяин гостиницы сказал, что фермеры собираются линчевать Кэллахена.

Шериф выругался.

— Видишь, что ты натворила, — сказал он, по вернувшись к Джози, которая побелела, как полотно, — что теперь прикажешь мне делать?

— Нужно их остановить! — воскликнула Джози, бросаясь к двери.

— Ты надеешься, они тебя послушаются? — скептически спросил Уилл, направляясь вслед за ней.

— Но что же нам делать? — в отчаянии произнесла Джози. И вдруг ей на ум пришло простое решение. Она даже удивилась, как это она раньше до этого не додумалась. — Я верну им деньги, которые они требуют от Кэллахена. У меня есть сбережения в одном из нью-йоркских банков. Я заработала их, играя на бирже, когда жила в Нью-Йорке.

— Но как ты объяснишь им, где взяла эти деньги? — попытался остудить ее пыл шериф. Джози глубоко вздохнула. Она прекрасно понимала, что, возвращая деньги, лишь укрепит людей в мысли о виновности Кэллахена. Но сейчас другой возможности спасти его жизнь просто не было. Она быстро что-то нацарапала на бумажке и отдала ее Уиллу.

— Прошу тебя, поскорей отправь эту телеграмму. Там указан адрес. Это банк Синклера в Нью-Йорке.

— Это все равно не спасет Кэллахена от тюрьмы, — предупредил ее Уилл.

— Но это спасет его от суда Линча. Думаю, этого достаточно. Нам надо поспешить, иначе мне некого будет защищать.

— Я собираюсь ехать за покупками, — сказала Рэчел, — брат Джошуа сообщил, что в двух милях к западу отсюда есть небольшой городок, где можно купить все необходимое. Я возьму лошадь и поеду туда вместе с ним, а ты будешь управлять фургоном.

32
{"b":"5808","o":1}