A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
54

Расплатившись, девушка направилась к выходу, а брат Джошуа остался в лавке. Он не спешил возвращаться, надеясь переждать здесь полуденный зной.

Рэчел очень взволновал рассказ хозяина лавки. Ей вдруг показалось, что индейцы могли искать Джакоба, но она тут же поспешила успокоить саму себя, решив, что они вряд ли могли им заинтересоваться. Но какое-то смутное беспокойство не покидало ее, и девушке хотелось поскорее вернуться в свой фургон, чтобы убедиться, что с ее мужем все в порядке. Но ей придется дожидаться брата Джошуа, он ни за что не позволит ей отправиться в путь одной, тем более после истории об индейцах, рыщущих поблизости.

Рэчел устало опустилась на скамейку возле лошадиного загона и стала думать, что им с Джакобом делать дальше. Впереди их ждал форт Бриджер, армейская крепость. Там наверняка каждый знает о беглом преступнике, объявленном в розыск. Ей придется убедить Джакоба сидеть в фургоне и не высовываться наружу, пока они не минуют форт. Рэчел надеялась, что сумеет что-нибудь придумать, лишь бы не объяснять ему, почему это на самом деле необходимо.

Рэчел сунула руку в карман и нащупала там сорванное объявление. Только бы подобная бумажка как можно дольше не попадалась на глаза брату Джошуа или кому-нибудь из его спутников. Девушка решила, что, как только они пересекут Зеленую реку, они с Джакобом покинут обоз. Им нужно лишь поскорее добраться до ее фермы, там ее муж будет в безопасности.

Вдруг Рэчел послышалось негромкое поскуливание. Отвлекшись от своих размышлений, она стала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, откуда оно доносится. Поднявшись со скамейки, Рэчел заглянула за изгородь загона и увидела в пыли под забором худого грязного щенка. Заметив Рэчел, щенок радостно завилял хвостом. Войдя в загон, девушка наклонилась и взяла его на руки. Бедняга был совсем тощий, и под гладкой шкуркой отчетливо виднелись все его хрупкие косточки. — Да ты, должно быть, умираешь от голода, — ласково произнесла Рэчел, бережно прижимая к себе несчастное существо. Она направилась к своей лошади, решив забрать этого кроху с собой. Ее не волновало, есть ли у щенка хозяин. Никто не имеет права так обращаться с беззащитным животным.

Рэчел освободила одну из корзин, притороченных к седлу ее лошади, и посадила туда щенка.

— Сиди тихо, — предупредила она его, услышав голос брата Джошуа, направлявшегося в загон.

— Ну что, вы уже готовы ехать, миссис… Как теперь ваша фамилия, я запамятовал? — спросил ее проповедник, приближаясь.

— Кристофер, Рэчел Кристофер, — напомнила она ему. Ей нравилось ее новое имя.

Когда Рэчел и брат Джошуа ехали обратно, девушка запела одну из своих любимых песен, и, к ее удивлению, святой отец поддержал ее. У него оказался неплохой голос, и Рэчел с улыбкой подумала, что ему стоит почаще петь во время своих проповедей, может, хоть тогда они будут не такими скучными.

Не сговариваясь, путники пришпоривали своих лошадей, заставляя их бежать все быстрей. Брат Джошуа торопился вернуться к своей пастве, а Рэчел — к мужу.

15

Устав вертеться с боку на бок, тщетно пытаясь уснуть, Элли поднялась с кровати и подошла к окну. Сквозь легкую тюлевую занавеску она увидела Уилла, сидящего на другой стороне улицы. После того как Джози удалось успокоить фермеров и они разбрелись кто куда, шериф принес себе скамейку и, поставив ее возле входа в конюшню, уселся караулить Кэллахена, решив не покидать свой пост всю ночь.

Элли думала, догадывается ли он, что она наблюдает за ним, но если бы и так, ему это безразлично. Вот если бы на ее месте была Джози, тогда другое дело. Элли знала, что ее мечтам о счастливой жизни с Уиллом никогда не суждено осуществиться. Недавно Джози предложила помочь Элли открыть в Ларами свой ресторанчик, и Элли эта идея пришлась по душе. Она надеялась, что со временем сумеет вернуть Джози все деньги, которые та потратит на эту затею.

Конечно, собственный ресторанчик не сможет заменить ей мужа и детей, но Элли знала, что женщине с ее прошлым глупо думать о семейных радостях, все это не для таких, как она. А так у нее хоть будет нормальная работа, и она сможет полностью обеспечивать себя. К тому же она сможет давать работу женщинам, которые находятся в таком же затруднительном положении, как когда-то она. Эту идею девушке, конечно же, подсказала Джози. Правда, пока что Элли не самая умелая кухарка, но со временем она наверняка сумеет научиться.

В комнате было ужасно душно, и Элли отдернула занавеску, открывая доступ воздуху. Она увидела, как Уилл зажег сигару и с наслаждением затянулся. Ей безумно захотелось оказаться рядом с ним, вдохнуть ароматный дым его сигары. Хотя Элли так и не начала курить, как большинство девушек, работавших с ней в баре, но ей всегда нравился запах хороших сигар.

Уилл услышал шум отодвигаемой занавески и увидел в окне напротив стройную женскую фигуру в ночной рубашке. Сначала ему показалось, что это была Джози, но в призрачном лунном свете он разглядел, что у этой женщины темные волосы. Приглядевшись, он узнал Элли. Уилл вдруг подумал, что на самом деле Элли — очень привлекательная женщина, но почему-то раньше он никогда не обращал на нее внимания. Раньше он почти не замечал ее, и уж конечно, ему никогда не приходило в голову воспользоваться ее услугами, когда она еще работала в баре. Первый раз ему пришлось присмотреться к ней повнимательней, когда ее обвинили в краже часов у клиента и Джози Миллер принялась горячо его убеждать, что Элли не могла этого сделать.

Вспоминая обстоятельства этого дела, Уилл не смог сдержать улыбку. Он был уверен, что часы действительно были у Элли, но так и не смог найти их, хотя перерыл всю ее комнату. И он отлично знал, что в кармане у Вирджила Вэйна до начала суда было пусто. Джози удалось обвести вокруг пальца присяжных и судью, но Уилла она не обманула. Шериф не стал вмешиваться, решив, что самодовольный индюк Вэйн получил по заслугам.

Элли отвернулась, собираясь отойти от окна. Уилл, испугавшись вдруг, что она уйдет, вскочил со скамейки и окликнул ее. Он и сам не понимал, зачем это делает, но ему вдруг захотелось поговорить с ней.

— Элли, подожди! — воскликнул он. — У тебя что-то случилось?

— Нет, — ответила она, оборачиваясь, — просто я не могла уснуть, вот и решила подышать свежим воздухом.

— Если тебе не спится, спускайся, посиди со мной, — предложил шериф.

— Даже не знаю, — нерешительно ответила Элли. раньше она, встречая Уилла в баре, мечтала о том, чтобы он предложил ей подняться наверх в комнату, где она принимала своих клиентов. Но теперь она не позволит никому, даже Уиллу, обращаться с ней, как с вещью, которую можно купить. Ей нужна его любовь, на меньшее она не согласна.

— Ну пожалуйста, — взмолился Уилл, протягивая ей руку. — Ты можешь спуститься прямо через окно, я помогу тебе.

Ее окно действительно было очень низко, и вылезти на улицу не составляло никакого труда. Не в силах отказать Уиллу, Элли уселась на подоконник и аккуратно спустилась на землю. Шериф взял ее за руку, и они вместе вернулись к его скамейке.

— А что, если кто-нибудь увидит вас со мной? — спросила Элли.

— Ну и что здесь такого? — не понял Уилл.

— Я имею в виду, что вы шериф, вам надо заботиться о своей репутации.

— Да, — задумчиво протянул Уилл, — наверняка у меня будет куча проблем, если кто-нибудь заметит, что я разгуливаю по улице в компании красотки, одетой в ночную рубашку.

Элли смутилась и поднялась, чтобы уйти. Шериф поймал ее за руку и поспешно сказал:

— Элли, я же шучу. Пожалуйста, не уходи. Я думаю, нам следует лучше позаботиться о твоей репутации. — На мгновение задумавшись, он, смеясь, добавил: — Я придумал. Если нас кто-нибудь увидит, мы скажем, что ты лунатик и часто разгуливаешь во сне. Идет?

Элли понимала, что он шутит, но ей были приятны его слова. Никого и никогда еще не волновала ее репутация. И вдруг на глаза ее навернулись слезы. Почему жизнь так несправедлива к ней? Как бы она хотела всегда быть рядом с Уиллом! Ей ни с кем не было так хорошо, как с ним, он был таким сильным и надежным, и рядом с ним она могла бы забыть о горестях своей жизни, начав все сначала. Но она не имела права даже мечтать об этом, она не заслуживает такого мужчину.

36
{"b":"5808","o":1}