ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белое безмолвие
Убийство Спящей Красавицы
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Математика покера от профессионала
Волшебные стрелы Робин Гуда
Искупление вины
Витязь. Тенета тьмы
Она
Игра мудрецов
A
A

Любина никак не могла оправиться от пережитого волнения и бесконечно причитала, нервно заламывая руки:

— Что же нам делать, сеньорита, он весь в крови, что же нам делать?

— Прекрати стонать, Любина, — не выдержала Джози. — Я думаю, мы сможем ему помочь.

Джози нащупала артерию у незнакомца на шее и ощутила слабый пульс. Затем она попыталась приподнять его рубашку, чтобы осмотреть рану, но это ей не удалось, потому что ткань намертво присохла к запекшейся ране.

— Похоже, его ранили дня два назад, кровь уже совсем засохла, — произнесла Джози, обращаясь к шерифу, который стоял рядом с ней. — Уилл, ты знаешь, кто он?

— Никогда не встречал его раньше, — задумчиво ответил шериф. — И я думаю, будет лучше, если я увезу его с собой в город. Там мне будет легче разобраться, что он за птица.

Хотя незнакомец был без сознания, Джози не покидало странное ощущение, что он слышит их разговор. Девушке уже не раз доводилось заменять в клинике мать, и она всегда отлично справлялась со своими обязанностями. Почему же на этот раз она разволновалась до такой степени, что с трудом сдерживала дрожь?

— Нет, его нельзя никуда перевозить, по крайней мере, до тех пор, пока я не обработаю раны, — возразила Джози.

При этих словах в глазах Уилла промелькнуло недовольство. Джози ему очень нравилась, и, хотя она всегда относилась к нему только как к другу, он не терял надежды со временем завоевать ее сердце.

Тем временем Джози продолжала осматривать раны незнакомца.

— Помоги мне, — сказала девушка, обращаясь к Любине. — Нам нужно раздеть его, чтобы я могла как следует все обработать.

— Святая Дева Мария, дай мне силы! — с испугом всплеснув руками, воскликнула служанка. — Я ни за что на свете не дотронусь до этого дьявола, и не просите, сеньорита.

— Не болтай глупостей, Любина, лучше помоги мне, — рассердилась Джози.

— Оставь ее в покое, мы прекрасно обойдемся без нее, — вмешался Уилл.

— Ну хорошо. А ты, Любина, нагрей побольше воды и принеси чистой ткани для перевязки.

Служанка, обрадованная тем, что ей не придется помогать хозяйке раздевать этого черноволосого дьявола, молнией вылетела из комнаты.

Тем временем шериф попытался стянуть с незнакомца правый сапог, но это ему не удалось. Тогда он велел Джози покрепче обхватить раненого за ногу, а сам стал тянуть изо всех сил. Наконец их усилия увенчались успехом.

Джози нервничала все сильней, от волнения ее уже трясло, как в лихорадке. Конечно, в юности она много времени проводила в клинике, помогая своей приемной матери, но ей еще никогда не доводилось в одиночку заниматься таким серьезным случаем. К тому же последние четыре года она провела в Нью-Йорке, изучая право, и уже успела изрядно подзабыть то, чему ее научила доктор Энни. И сейчас, зная, что судьба раненого в ее руках и никто не сможет ей помочь, девушка немного растерялась.

Джози боялась, что Уилл заметит, как дрожат у нее руки, когда она разрезала и снимала с раненого насквозь пропитанную кровью рубаху. Ей не хотелось, чтобы он почувствовал ее волнение.

Разрезая рукав рубашки незнакомца, Джози обратила внимание на его грубые, мозолистые ладони, ладони человека, привыкшего к тяжелому физическому труду. «Кто бы ни был этот человек, — подумала Джози, — ему нелегко достается его хлеб».

Уилл прервал ее размышления:

— Раз нам не удалось выяснить, кто этот человек, тебе опасно оставаться здесь с ним одной. Я думаю, нам стоит послать телеграмму Дэну и доктору Энни, чтобы они поскорей возвращались, а до тех пор я мог бы остаться здесь.

— В этом нет никакой необходимости. Этот бедняга так слаб, что не представляет опасности ни для меня, ни для кого-то еще.

— Ну ладно, — разочарованно протянул Уилл, — тогда я вернусь в город и выясню, не было ли где поблизости какого-нибудь нападения на поезд или ограбления банка. А утром я вернусь проверить, как у тебя дела.

Джози взглянула на своего пациента и твердо сказала:

— Нет, я не думаю, что он преступник.

Она не знала, откуда взялась эта уверенность, но ей действительно так казалось. «Конечно, он не преступник, — подумала Джози, — но кого-то он сильно разозлил, вон как его отделали». Одна из пуль угодила ему прямо в пах, и Джози решила, что, скорее всего, в него стрелял рассерженный муж, заставший его со своей женой.

— Откуда тебе знать, преступник он или нет, ведь ты видишь его впервые в жизни и не знаешь о нем ничего, — рассерженно произнес Уилл. — Ты точно такая же, как твоя мамочка, если уж что вобьешь себе в голову, то разубедить тебя невозможно, — добавил он, направляясь к выходу.

— Какая есть, теперь уже не переделать, — сказала Джози, захлопывая за шерифом дверь.

Вернувшись к своему пациенту, девушка расстегнула ему пояс и попыталась снять с него брюки, как вдруг раненый открыл глаза и вцепился ей в руку, больно сжав ее.

От ужаса у Джози перехватило дыхание, она даже не смогла закричать. Что же она наделала, зачем только позволила Уиллу уехать! А вдруг она ошиблась, и на самом деле этот человек — опасный и безжалостный убийца.

— Я всего лишь пытаюсь вам помочь, — сумела она наконец произнести прерывающимся от страха голосом. — Но если вы предпочитаете истекать кровью, то я ничего не имею против.

Он уставился на нее холодным немигающим взглядом, и Джози замерла, как завороженная, не в силах пошевелиться. Совершенно некстати она вдруг подумала, что никогда еще не встречала мужчины красивее, чем он. Внезапно лицо его исказила гримаса боли, он выпустил руку Джози и бессильно закрыл глаза. Казалось, он вновь потерял сознание.

Сердце Джози колотилось так, будто готово было выскочить из груди. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтоб хоть немного успокоиться. Девушка была очень напугана, но она не могла отказать в помощи этому человеку, даже если он был преступником. Собрав все свое мужество, Джози взяла ножницы и принялась разрезать брюки, чтобы добраться до ран на ногах. Когда она осторожно попыталась отодрать ткань, присохшую к ране, незнакомец застонал от боли и снова что было силы вцепился ей в руку. От неожиданности Джози едва не выронила ножницы, но потом быстро успокоилась, поняв, что этот человек действует инстинктивно, не желая причинить ей вреда.

— Отпустите меня, — попросила она. — Вы мне мешаете, я не смогу вам помочь, — добавила Джози, не очень надеясь, что он слышит ее.

Наконец ей удалось снять с него брюки и тщательно осмотреть раны. Как она и предполагала, одна из пуль угодила ему в пах, вторая попала в бедро, пройдя его навылет. «Что же все-таки произошло, кому понадобилось так жестоко расправляться с ним?» Джози не переставала задаваться этими вопросами.

К счастью, ни одна из его ран не представляла угрозы для жизни, важные органы не были задеты. И все же Джози считала чудом то, что он остался жив, ведь было видно, что он пролежал без всякой помощи, истекая кровью, не один день.

За дверью послышались шаги Любины, и Джози поспешно прикрыла тело своего пациента простыней. Ей вовсе не хотелось, чтобы та лишилась чувств, увидев его обнаженное окровавленное тело.

— Спасибо, Любина, можешь идти, — сказала Джози, забирая у служанки кувшин с горячей водой и чистую ткань. Когда дверь за женщиной закрылась, Джози вздохнула и приступила к работе. Намочив кусок ткани в воде, она принялась осторожно смывать кровь с его тела. Каждый раз, когда она невольно касалась его смуглой кожи, покрытой темными жесткими волосами, все ее тело охватывал неясный трепет. Она не могла понять, что с ней творится, но это незнакомое ощущение было очень приятным.

Наконец, смыв всю кровь, Джози смазала раны своего пациента серной мазью, чтобы не было заражения крови, и аккуратно перевязала их.

Закончив перевязку, Джози вздохнула с облегчением. Кажется, она отлично со всем справилась, сделав все, что от нее зависит. Если не возникнет никаких осложнений, то незнакомец скоро пойдет на поправку, главное, чтобы не было заражения.

4
{"b":"5808","o":1}