ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пусть небеса обрушатся.

Когда они разверзнутся,

Мы не дрогнем,

Мы выдержим это вместе.

(слова из песни Adele – Skyfall)

***

Все было как обычно. Светило солнце... Был типичный июльский день. Разнилось все тем, что улицы были пусты, лавки магазинов были наглухо заперты. Не было слышно привычного гула машин и шума толпы. Только одинокое карканье ворон и щебетание голубей беспокоили молчаливый город. Меня зовут Ребекка Браун, мне двадцать четыре года, и это мой последний день, последний день жизни нашей планеты...

Метеорит КН1865 был замечен пару месяцев назад и поверг в шок своим появлением весь научный мир и всех людей. Американское правительство неоднократно отсылало корабли, людей, всевозможные ракетные и боевые установки в надежде побороть это стихийное бедствие. Увы, все было бессмысленно... Неделю назад во всем мире ввели чрезвычайное положение. И города просто «вымерли». Теперь некуда было спешить, некуда было торопиться, время замерло в какой- то степени, а с другой стороны неумолимо бежало, приближая нас к неизменному, неотвратимому концу...

Пока никто не мог сказать, что нас точно ожидало завтра. Кто-то говорил, что нас накроет огромным потоком воды из океана после того, как небесное тело упадёт в воду, или нас настигнет силовая волна, подобная взрыву атомной бомбы, только сильнее в сто крат. Это не были абстрактные предсказания Майя или сомнительных ясновидящих. Это была суровая реальность, научно доказанный факт.

И было реально страшно. Было невыносимо ожидать этого момента, когда в лёгких закончиться воздух, когда сердце перестанет биться от страха и боли.

Мимолётное чувство страха сковало все тело. Я присела на лавку в парке, мимо которой только что брела, и, обхватив руками маленькую сумку, крепко обняла ее, прижала к себе, создавая фальшивое чувство защищённости. Одинокая слеза скатилась по щеке. Я задержала дыхание и про себя сосчитала до десяти, чтобы просто успокоиться. Это были последние часы моей жизни, и я не собиралась провести их в рыдании и самобичевании, как делали некоторые. Моя семья полностью отстранилась от меня и погрузилась в беспрерывный процесс мольбы мнимым идолам в надежде выжить, в то время как другие люди просто оплакивали свою будущую кончину, закрывались по своим домам и пытались скоротать последние отведённые им часы в тишине и уединении вместе со своими близкими.

В какой-то степени я хотела последовать их примеру. У меня был друг – Питер. Мы были знакомы всего год, но за это время я успела полюбить его всей душой и сердцем. Правда, моя любовь была безответной, но это ничуть не уменьшало прелести этого всепоглощающего тёплого чувства, которое я испытывала при взгляде на него. Его широкая улыбка, крепкие дружественные объятия и яркие голубые глаза пленили мое сердце, заняли его целиком, без остатка, не оставив никакого шанса приблизиться к кому-то другому.

Я встала со скамейки и побрела дальше по аллее. Сегодня был его день рождения, день рождения моего Питера. Ему исполнялось двадцать пять. А ведь это возраст должен был быть началом его взрослой жизни...

Мы были так молоды, и от этого факта сердце сжималось еще сильнее.

Я шла по пустынному парку, медленно пробираясь к заветному дому. По приблизительным расчётам, у нас было ещё приблизительно восемнадцать часов, а после метеор войдет в атмосферу земли и что будет дальше известно только Богу... Но мне некогда было думать об этом. У меня была цель, и я не собиралась сдаваться. Пускай завтра Земля будет стерта со звездной карты вселенной, это будет только завтра.

Я перебежала через дорогу на красный свет. Сейчас уже никому не было до этого дела, а ещё месяц назад с меня могли содрать пятьдесят долларов штрафа, если не больше. Я рассмеялась про себя. Насколько субъективен и абстрактен мир. Стоило настоящей угрозе нависнуть над нашим маленьким мирком, как все попрятались по норам. Где та сила духа? Сплочённость и единство народа? Где те лидеры, которые призывали нас с телевизионных экранов держаться вместе и болеть за свою страну? Все рассыпалось в миг, как карточный домик, оставляя после себя пустые декорации, мнимый муляж, в котором мы жили все эти годы. Только иногда по городу раздавался гул сирен, которые предупреждали, что прошел еще один час...

Я глянула на небо, теперь оно казалось не таким светлым. Не смотря на полное отсутствие облаков, оно отдавало неприятной синевой, а солнце вовсе скрылось из виду, от чего по телу сразу побежали мурашки, тем самым создавая фальшивое чувство холода. Находиться на улице было очень неуютно...

Я продолжила свой путь мимо проулков, изредка оглядываясь по сторонам. Парк остался далеко позади, в то время как глазам открылся другой пейзаж: разбитые в дребезги витрины дорогих магазинов, море осколков из стекла, обломки мебели и остатки некоторых вещей. Реальность била глаза. Многие люди в последние часы своей жизни не могли сопротивляться своим первобытным инстинктам: они грабили дорогие магазины, в надежде хотя бы пару часов насладится тем, чего у них никогда не было. Чувство отвращения сковало моё тело, и я ещё несколько минут понаблюдала за этим печальным действом, а затем свернула на соседнюю улицу. Факт полного отсутствия транспорта в таком огромном городе не просто огорчал, а приводил в полное отчаяние. Путь, который отнимал у меня около получаса, сегодня занял, по меньшей мере, три. Ноги болели с непривычки, а мышцы ужасно ныли от такой неожиданной нагрузки. Никогда бы не могла подумать, что пожалею, что так и не получила права. Хотя после того, как я завалила экзамен в восьмой раз, глупо было еще рассчитывать заполучить их.

Свернув в новый переулок, я глянула на указатель. Это была та улица, которую я искала, оставалось найти лишь дом.

Прислонив сумку к стене, чтобы создать дополнительную опору, я начала судорожно искать свой подарок Питеру. Я знаю, в такой момент глупо дарить подарки, но я не могла прийти с пустыми руками. К тому же, это был не очень значительный для большинства сувенир, просто альбом с нашими фотографиями. Но они грели мне душу и по вечерам скрашивали мое одиночество.

Я открыла альбом на середине и наткнулась на одну из моих любимых фото, где Питер тепло обнимал меня за плечи, я улыбалась ему, а на заднем фоне веселились наши друзья. Кажется, это было снято на дне рождения моей подруги Сьюзи.

Я сдернула с ресниц мнимую слезу, про себя прощаясь с друзьями. Больше я никогда не увижу этих людей.

1
{"b":"581266","o":1}