A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
54
* * *

Спис не очень-то удивился, когда в его комнату вбежал часовой и с порога крикнул:

– Тревога! Гвардейцы окружают казарму!

В окно было видно, как напротив казармы выстроился батальон гвардейцев. Впереди с мегафоном в руке важно выхаживал майор Крайний. Чуть поодаль стояли два офицера.

– Ба, занакомые все лица, – воскликнул Юрий Тыма. – Так это же особисты из армии Лебедя. Теперь ясно, откуда ветер дует.

Комбат, сделав несколько шагов по направлению к казарме, поднес к губам мегафон:

– Товарищи унсовцы! Правительство ПМР уполномочило меня провести операцию по изъятию у вас незаконно приобретенного оружия. Выходить по одному, с поднятыми руками. Оружие оставить в казарме. Даю вам пять минут на обдумывание!

– Занять круговую оборону! Пулеметы к окнам! – спокойно скомандовал Спис.

В распахнутые окна второго этажа тут же хищно высунулись стволы ПКТ и ручных гранатометов. Только теперь гвардейцы начали понимать, что сами себя загнали в ловушку. Стоя на открытом со всех сторон плацу, они были прекрасной мишенью для пулеметчиков. Не многие из них успели бы добежать до спасительных стен соседних зданий.

В том, что стрельцы могли открыть огонь по «своим» никто не сомневался. За этими хлопцами в Приднестровье давно уже укрепилась слава людей, не знающих компромисса.

Дрожащей рукой майор снова поднял мегафон:

– Только не надо нервничать, товарищи унсовцы. Давайте спокойно все обсудим. Я жду ваших парламентариев.

Воцарилось долгое и напряженное молчание. Гвардейцы, стоя под палящим солнцем, нерешительно переминались с ноги на ногу. Любое их резкое движение могло спровоцировать кинжальный огонь пулеметов. Невооруженным взглядом было видно, как с толстой шеи комбата ручьями катился пот, расползаясь по спине и животу.

– А ведь это неплохая идея, – вдруг задумчиво проговорил Спис. Давайте-ка поступим следующим образом…

* * *

Дверь казармы широко распахнулась и навстречу гвардейцам неторопясь вышли Юрий Тыма, поручник Спис и депутат местного райсовета, которого в УНСО знали под псевдо Робин Гуд. Начались долгие, изматывающие переговоры о порядке сдачи оружия и дальнейшей судьбе украинских добровольцев. Обговаривалась буквально каждая мелочь. Особое внимание было уделено судьбе местных жителей, вступивших в отряд УНСО.

Вовлеченные в нудное обговаривание деталей предстоящей сдачи, гвардейцы даже не заметили, как из окон осторожно исчезли стволы пулеметов. Внутри казармы, скрытые от посторонних глаз, унсовцы срочно готовились к эвакуации.

Задней стеной их казарма вплотную примыкала к почти отвесной скале, густо поросшей кустарником. Там, вверху, начиналось открытое поле, за которым была родная Украина. Быстро и без малейшего шума стрельцы упаковали все оружие и боеприпасы. Их оказалось довольно много. Тяжело груженные унсовцы медленно взбирались по скале, держась за связанную из простыней веревку. Успех дела теперь зависел только от их сноровки и умения Юрия Тымы «пудрить мозги» гвардейцам.

А этого умения у Демократа было хоть отбавляй. Битый час он с фанатизмом паясничал на плацу, прекрасно понимая, что когда гвардейцы обнаружат обман, за его жизнь не дадут и ломаного гроша.

И действительно, злобе оставленных в дураках гвардейцев не было предела. Только красная книжица народного депутата, которой отчаянно размахивал Робин Гуд, спасла унсовских комикадзе от скорой и жестокой расправы. Но даже депутатская неприкосновенность не спасла парламентариев от наручников и кутузки.

Отряд УНСО, насчитывающий более 120 человек, с сотней автоматов, четырьмя пулеметами и шестью гранатометами бесследно растворился в пространстве. Позднее, поднятая на ноги Служба безопасности Украины вычислила некоторых унсовцев, принимавших участие в боевых действиях на территории ПМР. Но из-за отсутствия законодательной базы, позволяющей привлечь граждан Украины за подобные действия к уголовной ответственности, стрельцов оставили в покое.

Для СБУ так и осталась тайной судьба вывезенного из Приднестровья унсовского оружия. Правда, в средствах массовой информации появилось сообщение о якобы обнаруженном на границе ПМР и Украины крупного склада со стрелковым оружием. Но очень быстро выяснилось, что это было не более чем очередной «уткой» российских спецслужб.

Несмотря на всю остроту ситуации, Лупиносу пришлось вернуться в Тирасполь, чтобы свернуть все дела и вытащить соратников из кутузки. В Верховном Совете дед связался с народным депутатом ПМР Александром Большаковым. И уже через три дня в Каменку заявилась большая группа депутатов, имея на руках постановление Верховного Совета об освобождении из-под стражи украинских добровольцев.

ГЛАВА 9

Лукьян, вспотевший после бурных утех с молоденькой студенткой пединститута, совершенно обессиленный, но довольный растянулся на скрипучей кровати в гостиничном номере. Перед тем как заснуть, он успел еще подумать, что день сегодня сложился довольно удачно. Да и вообще, с прибытием в республику братьев по крови с черно – красными повязками УНСО, его опасный, но страшно прибыльный бизнес на оружии резко пошел в гору. Дай Бог, чтобы конфликт не угас еще хотя бы с месяц. Сейчас как раз наметилась серьезная сделка на крупную партию противотанковых мин…

Дверь распахнулась от удара тяжелого сапога. Лукьян дрожащей рукой нащупал кнопку торшера. Вспыхнувшая лампа осветила стоящих посреди комнаты хорунжего и нескольких стрельцов. Утомленные, в забрызганных грязью плащах, они, не снимая тяжеленных рюкзаков, ошалело смотрели на голую студентку, которая пыталась судорожно прикрыть грудь сползшей на пол простыней.

Немая сцена продолжалась довольно долго. Первым в себя пришел хорунжий. Сбросив на пол рюкзак, он плюхнулся на стул и тоном, не терпящим возражения, приказал:

– Собирайся, Лукьян. Дело не терпит отлагательств.

Все еще не пришедший в себя барыга суетливо натянул брюки и бросился к столу, где стояла початая банка вина.

– Может винца выпьете с дороги?

И он принялся разливать по стаканам «сушняк» для фронтовиков. Студентка довольно быстро освоилась и даже привстала с кровати, выставив из-под простыни красивые голые ноги. Глядя на шикарное девичье тело, стрельцы почему-то почувствовали себя глубоко обманутыми. Они там, на передовой, изображают из себя настоящих мужчин, а такие красивые девчонки в это время валяются по постелям с какими-то ублюдками. Разве это справедливо?

– С какого стакана она пила? – спросил брезгливо хорунжий, кивнув подбородком в сторону студентки. Девушка обиженно шмыгнула носиком и отвернулась к стене.

– Так что там у вас случилось? – попытался перевести разговор Лукьян.

– Ты можешь ее убрать куда-нибудь? Глаза бы на эту суку не смотрели! – продолжал психовать хорунжий.

Девушка быстро встала, уже не стесняясь стрельцов натянула на себя платье и быстро вышла, громко хлопнув дверью. Следом за ней выскочил Лукьян. Но буквально через минуту он вернулся с виноватым выражением лица.

– Хлопцы, что же вы наезжаете? Это же моя сотрудница.

– Да пошел ты… со своей сучкой! – начал опять ругаться хорунжий. Но поостыв, переменил тон: – Чего же ты молчал?

– А оно тебе нужно? Ты думаешь, что я все это делаю для себя? Ты попробуй найти дурня, чтобы он тебе бесплатно возил все твои вещи. Последний раз, когда мы с этой каракадлою ездили, чемодан был килограммов сорок. Она несет, переламывается. Я взади. А тут раз – ручка оборвалась. Грохоту было! Я даже глаза закрыл, жду, когда патруль меня схватит. Нет, все обошлось. А вы тут наезжаете. А мне на днях снова отправляться с ней в рискованную поездку. Должен же я чем-то с ней расплачиваться. Вот и приходится…

– Нет, Лукьян, ехать надо не на днях, а сегодня. Ситуация резко ухудшилась. Нас начали вязать. Мы им теперь больше не нужны. Необходимо на всякий случай срочно спрятать наше оружие и остальное барахло. У тебя есть на примете местечко, где все это можно надежно припрятать?

13
{"b":"5813","o":1}